История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Военно-морская орденов Ленина, Октябрьской Революции и Ушакова академия


Военно-морская орденов Ленина, Октябрьской Революции и Ушакова академия

Автор: russiaflot от 1 сентября 2014


Военно-морская орденов Ленина, Октябрьской Революции и Ушакова академия является старейшим учебным заведением России. Она прошла путь от небольшого офицерского класса при Морском кадетском корпусе до крупнейшего учебного заведения по подготовке офицерских кадров и научного центра Военно-Морского Флота, в стенах которого закладывались основы военно-морского искусства. Основные этапы ее деятельности связаны с развитием флота: 1827 г. - Офицерский класс в эпоху парусного флота; 1862 г. - Академический курс морских наук после поражения флота в Крымской войне; 1877-1917 гг. - Николаевская морская академия в эпоху создания броненосного и паросилового флота; с 1919 г. - начало деятельности в интересах ВМФ СССР.

Главная задача Морской академии - научить офицеров флота тому, что составляет великую цель и венец его профессии - искусству ведения войны на море.

У истоков создания Морской академии стояли видные адмиралы - И. Крузенштерн, В. Римский-Корсаков, А. Епанчин. Офицерский класс и Морскую академию окончили известные мореплаватели адмиралы Г. Невельской и К. Посьет, ученые кораблестроители А. Крылов и И. Бубнов, а также все командующие флотами императорского Российского и Советского Военно-Морского Флота. В ее стенах трудились ученые с мировым именем А. Красильников, Э. Ленц, М. Остроградский, В. Буяновский, Н. Фусс и другие, разрабатывавшие теорию боевого применения и строительства флота.

Вместе с развитием флота России совершенствовались и формы его боевого применения на море.

В эпоху парусного флота победа в морском сражении обеспечивала победу в войне и господство на море. В ходе Северной войны (1700-1721) Россия, разгромив сухопутную армию шведов в Полтавской битве (1709), а затем в трех морских сражениях победив шведский флот, добилась победы в войне; Петр I прорубил окно в Европу и вывел Россию из изоляции западных держав.

Из восемнадцати войн, в которых участвовал Российский парусный флот, поражение он потерпел только в одной - Крымской (1853-1856), а в остальных добился победы. И не только благодаря количеству и качеству личного состава флота и кораблей, но также и искусству флотоводцев той эпохи.

Петр I и его соратники Ф. Голицын, Ф. Апраксин и А. Меншиков по праву считаются создателями регулярного флота и основоположниками русской морской школы.

Боевая деятельность флота регламентировалась Морским уставом Петра I, созданным на опыте Северной войны. Морской бой был основной формой решения задач по уничтожению противника в море и в базах. Линейное построение сторон в морском бою просуществовало с момента создания флота почти полтора века, до Синопского сражения (1853). Однако искусство сосредоточения главных усилий, сочетание огня и маневра в бою позволяли добиваться победы.

Выдающимся флотоводцем эпохи парусного флота был адмирал Федор Федорович Ушаков, который одержал победу в семи морских сражениях, применив в каждом из них новые приемы боя. Ушаков опередил на десятки лет западных адмиралов, в том числе и Горацио Нельсона, в разнообразии тактических приемов в морском бою, в выборе направления главного удара, построении и управлении силами и создании резерва.

Переход к эпохе броненосного флота требовал новой теории строительства кораблей и разработки новых форм их боевого применения. Эта задача ложилась на Морскую академию, фундаментальную и прикладные науки.

Несмотря на то что Россия позже других крупных морских держав - в середине XIX века - вступила на путь промышленной революции, она добилась мощного технического прогресса и сумела создать корабли с высокими боевыми и мореходными качествами.

Весь опыт Крымской войны показал преимущество новой западной техники: паровых кораблей, их металлических корпусов и нарезной артиллерии. Это ускорило переход к строительству броненосного флота. Речь шла о создании нового винтового флота и подготовке для него офицеров и матросов.

В 1862 г. был открыт Академический курс морских наук с целью повышения морского воспитания в России на новых началах. Это сыграло определенную роль в развитии высшего морского образования, но не решило проблемы получения офицерами знаний, необходимых для командования кораблями и соединениями. Если в парусном флоте строевые офицеры после окончания Морского корпуса в походах и сражениях практическим путем накапливали необходимые знания и навыки для командования кораблями и соединениями, то в условиях парового броненосного флота одного практического опыта стало недостаточно. Командование кораблями, соединениями и работа в штабах требовали от строевых офицеров в 70-80-е годы XIX века более глубоких знаний в области боевого использования сил, боевых и технических средств флота, его тактики.

Эти теоретические знания, главным образом в области тактики парового флота, строевым офицерам должна была дать академия. Пионером в вопросах разработки способов ведения войны на море в новых условиях был адмирал Г. Бутаков, который в 1861 г. издал труд об основах пароходной тактики.

В 1877 г. Академический курс морских наук был переименован в Николаевскую Морскую академию без каких-либо, впрочем, существенных преобразований. В течение почти 20 лет здесь продолжали готовить специалистов: гидрографов, корабельных инженеров и инженеров-механиков. Все это сказалось на качестве подготовки командных кадров броненосного флота и стало одной из причин поражения 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении. За просчеты в подготовке кадров флота Россия заплатила дорогой ценой - гибелью 22 кораблей и 6 тысяч офицеров и матросов. Поражение России в Русско-японской войне поставило вопрос: быть или не быть Российскому флоту?

Переход от парусного флота к паровому и броненосному, развитие боевых и технических средств, изменения и усложнения способов ведения боевых действий на море особенно настоятельно требовали обеспечения флота квалифицированными кадрами командного и штабного профиля.

Недооценка этого была следствием ошибочной политики правительственных кругов, которые исходили из того, что Россия - континентальная держава, поэтому флот имеет второстепенное значение, и только для решения задач обороны побережья. Однако опыт истории убедительно свидетельствовал о необходимости для России иметь флот, способный к активным боевым действиям. Являясь самой крупной континентальной державой мира, Россия всегда была и великой морской державой. Флот не принимал участия только в двух из тридцати трех войн, которые вела Россия за 200 лет, предшествовавших Первой мировой войне.

Техническая революция на флоте началась с внедрения паровых машин и винтовых движителей. Первые паровые винтовые суда в России строились на петербургских верфях начиная с 1843 г. Следующим шагом русского флота по пути технического прогресса стал переход в 1861 г. к металлическому корпусостроению.

Создание в 1877 г. броненосца "Петр Великий" положило начало броненосному флоту России. В развитии флота многое зависит от причин экономического и социально-политического характера, от возможностей производительных сил страны. Решающее воздействие на судьбу кораблестроения оказывали войны, в которых участвовал Российский флот. Уроки войны не только вскрывали сильные и слабые стороны военного искусства, но и позволяли оценить боевые и технические качества кораблей, участвовавших в вооруженной борьбе на море.

Русско-японская война вскрыла серьезные недостатки в военно-морском искусстве, боевом и техническом характере кораблей. Одна из причин поражения русского флота в войне с Японией состояла в отсутствии специалистов, способных обращаться с современными кораблями, со знанием дела пользоваться новейшими достижениями военной техники. Другой причиной явился низкий уровень тактической подготовки командиров соединений и кораблей, что в значительной мере объясняется недостатками военно-морского образования, получаемого офицерами в Морской академии. Преподавание стратегии, морской тактики и истории военно-морского искусства были введены лишь в 1896 г.

Следует отметить, что в период, предшествующий Русско-японской войне, особое значение в теоретической разработке вопросов морской тактики имели труды С. Макарова, обобщившего опыт японско-китайской войны 1894-1895 гг. Он дал определение морской тактике: "Морская тактика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу кораблей, и способы наивыгоднейшего их употребления в различных случаях на войне".

Еще одна причина поражения в Цусимском бою - отсутствие у высшего морского командования единых взглядов на методы подготовки флота к войне, на систему управления флотом во время войны, а также на способы ведения боевых действий, что было следствием просчетов в этих вопросах Главного Морского штаба и Морской академии. Флот не имел официальных документов, регламентирующих его боевую деятельность, поэтому единая точка зрения на способы ведения войны на море отсутствовала.

Русско-японская война выявила и ряд крупных недостатков в строительстве военных кораблей русского флота, особенно броненосцев. Анализ причин гибели кораблей позволяет сделать вывод, что живучесть русских броненосцев была недостаточной. По скорострельности, дальности стрельбы и управлению артиллерийской стрельбой русские корабли уступали артиллерии японских кораблей. Эта война вскрыла серьезные недостатки в боевых и теоретических характеристиках кораблей, привела к пересмотру взглядов на дальнейшее развитие не только русского флота, но и мирового судостроения. Одновременно Русско-японская война показала, что значение флотов в вооруженной борьбе резко возросло, подтвердила доминирующую роль тяжелых броненосных кораблей в борьбе на море, в ней впервые широкое применение нашли торпеды с надводных кораблей, однако возможности подводных сил военно-морским искусством познаны не были.

На одностороннюю направленность развития флотов значительное и отрицательное влияние оказала также непререкаемая мэхеновская теория "господства на море", в соответствии с которой только сражение крупных линейных сил или блокирование флота противника в базе могло привести к победе. Подводные лодки признавались неспособными обеспечить господство на море.

Эпоха парового броненосного флота 80-90-х годов XIX столетия ушла в прошлое. После 1905 г. России приходилось создавать флот заново, используя новейшие достижения науки и техники того времени. Опыт Русско-японской войны оказал большое влияние на развитие военно-морского искусства и предъявил новые требования к качеству высшего военно-морского образования, к научной работе по вопросам ведения военных действий на море, главным образом в области тактики флота и способов применения оружия и техники.

Таким образом, итоги Русско-японской войны заставили наше морское командование пересмотреть многие вопросы строительства и подготовки флота, в том числе и систему обучения его офицерских кадров, роль и место Морской академии во флоте, ее цели и задачи.

С учетом опыта Русско-японской войны в 1910 г. было утверждено новое положение об академии. Этим положением было установлено, что Николаевская Морская академия принадлежит к разряду высших учебных заведений и имеет своим назначением дать обучающимся в ней офицерам высшее военно-морское и высшее специальное техническое образование, соответствующее современным требованиям военно-морской службы. Так в очередной раз после поражения в войне и понесенных потерь руководство страны и морского ведомства принимало меры по повышению качества подготовки офицерского состава.

Международная обстановка к концу первого десятилетия

XX века становилась все более тревожной. Центром напряжения явилась Западная Европа. Экономическое и политическое соперничество между ведущими европейскими государствами угрожало перерасти в вооруженное столкновение. Наиболее острыми были противоречия между крупнейшей мировой державой Англией и экономически усиливающейся Германией.

Еще в 1879-1882 гг. Германия вступила в союз с Австро-Венгрией и Италией, направленный против России и Франции. Опасаясь мирового господства Германии, правительство Великобритании заключило с Францией соглашение о совместных действиях против Германии, получившее название Антанта. В 1907 г. Россия вступила в союз с Англией, в результате чего также примкнула к Антанте.

При подготовке к предстоящей войне важную роль отводили боевым действиям на морских театрах вооруженной борьбы. В 1907 г. в России приняли программу восстановления флота на 1910-1920 гг. В дальнейшем, в связи с нарастанием угрозы возникновения войны, была создана программа усиленного судостроения на 1912-1916 гг. Таким образом, Россия приступила к созданию паросилового, артиллерийско-торпедного флота.

Учитывая уроки Русско-японской войны, необходимо было улучшить вооружение, связь, защиту, живучесть, ходовые и маневренные свойства кораблей. Это вызвало поиск новых решений и инженерных разработок по совершенствованию кораблей. Заслуга в этом принадлежит русским ученым, среди которых особое место занимают А. Крылов, И. Бубнов, Б. Якоби.

Россия приступила к строительству линкоров, крейсеров, эскадренных миноносцев, тральщиков, минных заградителей, подводных лодок и морской авиации. Совершенствовались корабельная артиллерия и приборы управления огнем, что позволило увеличить дистанцию морского боя до 80-100 каб. На флоте появилась торпеда с дальностью хода 6000 м. На вооружение кораблей поступили новые мины, тралы и гидроакустические приемники. В 1913 г. Д. Григорович построил первый в мире гидросамолет.

Таким образом, при реализации судостроительных программ 1907 и 1912 гг. было освоено создание всех основных классов кораблей флота. Наиболее концентрированно полученный опыт кораблестроения, совершенствования оружия, вооружения и техники отразился в строительстве новых линкоров типа "Севастополь", крейсеров типа "Измаил" и "Светлана", эскадренных миноносцев типа "Новик", тральщиков типа "Клюз" и подводных лодок типа "Барс" и АТ. В строительстве флота большую помощь оказало действие "Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования" ( 1906 г.) и Указ императора Николая II, объявившего в феврале 1912 г. "Закон о флоте" и программу его строительства до 1930 г.

Этим документом предусматривалось к 1924 г. иметь в составе действующих сил на Балтийском море: линейных кораблей - 16, броненосных крейсеров - 8, крейсеров - 18, эскадренных миноносцев - 72, подводных лодок - 24. Что касается сил Черноморского флота и Сибирской флотилии, то предполагалось уточнить их состав в дальнейшем - в зависимости от изменений в военно-стратегической обстановке на этих театрах.

В рассматриваемый период в академии читали лекции и проводили научную работу видные специалисты того времени

И. Бубнов, А. Крылов, Ю. Шокальский, Л. Гончаров, А. Петровский, Н. Матусевич, М. Беклемешев. Однако в целом уровень научной работы в академии в период между Русско-японской и Первой мировой войнами был еще недостаточно высоким. Она чаще всего проводилась инициативно, усилия преподавателей не объединялись для решения узловых проблем боевой деятельности флота.

В период 1914-1917 гг. многие преподаватели-академики привлекались к работе в органах управления флота и на заводах, где строились корабли. Наиболее опытная часть профессорско-преподавательского состава продолжала научно-исследовательскую и методическую работу. В эти годы были созданы труды по океанографии (Ю. Шокальский), по боевым средствам флота (Л. Гончаров), по вероятности применения торпедного оружия, астрономии и техническим средствам кораблей.

Научные труды академии, изданные в годы Первой мировой войны, имели существенное теоретическое и практическое значение. Морским штабом был разработан план использования флотов в случае войны. Так, Балтийскому флоту предписывалось важная задача в обеспечении правого стратегического фланга фронта вооруженной борьбы и в обороне столицы от ударов германского флота. Ставилась также задача не допустить высадки десанта противника в восточной части Финского залива. Следует признать, что Балтийский флот блестяще решил эту задачу, положив в основу плана военных действий идею оборонительного боя на минно-артиллерийской позиции о. Нарген - Порккала Удд.

Черноморскому флоту ставилась задача обеспечить господство на Черном море и находиться в готовности к овладению проливами, к уничтожению флота противника на минно-артиллерийской позиции у Севастополя.

Недостаток количества боевых кораблей командование планировало компенсировать минами, для чего на флотах были сформированы минные дивизии.

Надо заметить, что в 1914 г. командующий Балтийским флотом вице-адмирал Н. Эссен сумел упредить немцев постановкой минных заграждений у входа в Финский залив, где они потеряли 11 миноносцев и отказались от прорыва к Петербургу. К сожалению, этого не сделал вице-адмирал В. Трибуц в 1941 г.

Реализовать план строительства кораблей к Первой мировой войне России не удалось. Флот вступил в войну, имея устаревшие корабли, и был неспособен вести борьбу с германским флотом в открытом море.

К началу Первой мировой войны Россия имела: линейных кораблей - 9, крейсеров - 12, эскадренных миноносцев - 62, подводных лодок - 15.

Вследствие однобокого взгляда на опыт Русско-японской войны к началу Первой мировой в основных морских державах были созданы огромные линейные флоты. Англия имела линейных кораблей - 69, крейсеров - 82, эскадренных миноносцев - 225, подводных лодок - 76, а ее главный противник Германия линейных кораблей - 41, крейсеров - 44, эскадренных миноносцев - 144, подводных лодок - 28. Как видим, флот Англии превосходил флот Германии почти в два раза. В целом флот Антанты имел 99 линейных кораблей, а Германии и ее союзников только 53. Общее соотношение сил для германской группировки еще более ухудшилось после вступления в войну на стороне Антанты США и Италии.

План британского адмиралтейства был направлен на ухудшение экономики Германии путем срыва ее морских перевозок и на установление господства на море в результате осуществления блокады германских берегов. Предусматривалось постоянное наличие в базах метрополии превосходящих линейных сил, способных при благоприятных условиях нанести в генеральном сражении решающее поражение германскому флоту в случае его выхода в море.

Французский флот по соглашению с англичанами, а позднее и итальянский флот развертывались в Средиземном море, используя развитую систему баз в его западной части.

Австро-венгерский флот с началом войны оказался запертым в Адриатическом море.

Флот Германии опирался на базы, выгодные для их обороны от ударов с моря, но не имел баз, обеспечивавших непосредственные выходы в океан. Его система базирования позволяла быстро сосредоточить силы лишь в Северном или Балтийском море.

Немецкое командование рассчитывало ослабить английский флот, уничтожив его по частям при осуществлении англичанами блокады берегов Германии. Таким путем предполагалось уравнять силы флотов, а затем уже в генеральном сражении нанести решительное поражение англичанам. Это позволило бы Германии свободно действовать на морях, а затем с помощью морской блокады задушить Англию и достичь конечных целей войны - переделить мир в свою пользу и создать сильнейшую колониальную империю. Участие немецкого флота в военных действиях на Балтике не планировалось. Балтийский морской театр для германского флота признавался в начальный период войны второстепенным.

Неравномерность экономического и политического развития империалистических государств ожесточала борьбу за передел мира и выдвигала на очередь новую, еще более тяжелую войну. Это была война между двумя группами великих держав из-за дележа колоний, из-за порабощения других наций, из-за выгод и привилегий на мировом рынке.

Опыт, накопленный в Первую мировую войну, оказал немалое влияние на развитие военно-морского искусства.

1. Судьба Первой мировой войны решалась на сухопутных фронтах. Восточный фронт сыграл важную роль в срыве германских планов. Однако эти успехи России в начале войны и в дальнейшем успехи Германии на восточном фронте не вызвали острого кризиса обстановки на сухопутных театрах.

2. Военные действия на океанских и морских театрах вызвали на определенных этапах войны острейшие кризисные положения, оказавшие глубокое влияние на ее ход. Германская подводная блокада в 1917 г. поставила Англию на грань катастрофы, так как ее экономика зависела от привозного сырья. Немецкие подводные лодки за войну потопили 65% торгового флота Британской империи. Наращивание противолодочных сил Англии и вступление в войну США с их сильным флотом привело к поражению немцев из-за отсутствия взаимодействия всех сил флота в битве за господство на океанских коммуникациях.

3. Борьба на океанских и морских театрах оказала глубокое влияние на ход операций и кампаний на сухопутных театрах. Это влияние носило стратегический характер. Длительные и непрерывные блокадные действия английского флота, которые велись в целях подрыва экономики Германии, изолировали ее от колоний и внешних рынков и не выпустили немецкие морские силы за пределы Северного моря.

Для Германии важнейшим условием достижения победы была кратковременность войны, которую могла обеспечить ее экономика. Длительная война для страны была равносильна поражению. Морская блокада распространяла войну не только на военную силу немцев, но и на источники этой силы. Она в конечном счете лишила германскую армию преимущества в техническом оснащении и обеспечила переход его к противникам.

4. Содействие войскам военно-морские флоты осуществляли в основном в форме обеспечения перевозок крупных контингентов сухопутных войск через моря и океаны, что оказало непосредственное влияние на успешность действий армий Антанты. Необходимо отметить почти полное отсутствие в ходе Первой мировой войны такой формы совместных действий флота и армии, как десантные операции (кроме Дарданелльской).

5. В ходе Первой мировой войны важное место в общих усилиях флотов заняла борьба за достижение господства на море. Она рассматривалась в качестве одной из мер, обеспечивающих достижение стратегических и оперативных целей на океанских и морских театрах военных действий. Эти цели были заложены в основу германского и английского планов ведения войны на море. Основными способами достижения господства на море обе стороны считали морскую блокаду и генеральные сражения линейных сил флотов. В блокадных действиях широко применялось минное оружие.

Готландское сражение показало, что использование однородных линейных сил флота в качестве главных и единственных сил для достижения победы на море ошибочно, что необходимо взаимодействие в морском бою разнородных сил и средств флота. Российскому императорскому флоту были присущи те же формы действий: нарушение коммуникаций противника и защита своих, блокада и оборона важных районов, содействие сухопутным войскам, а также боевые действия против надводных кораблей Германии.

Важно отметить, что в ходе войны подводные лодки и морская авиация заявили о себе как об основных родах сил флота. Первая мировая подтвердила зависимость исхода войны от экономики воюющих сторон и количества и качества вооружения. Уровень экономики определил новую материальную базу ведения войны на море и формы решения задач. Появились морская операция по нарушению коммуникаций, морская операция по уничтожению корабельных группировок, морская десантная операция и морская операция по защите своих коммуникаций, в форме конвоев и систематических боевых действий. Новые формы решения задач требовали сосредоточения усилий всех родов сил флота, которые заявили о себе в ходе Первой мировой войны, а также боевого и специального обеспечения и организации управления.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества. В 1917 г. мир раскололся на две противоположные социально-экономические системы - социалистическую и капиталистическую. Создание вооруженных сил пролетарского государства потребовало разработки теории их применения и обусловило формирование новой системы подготовки командных кадров, стало началом деятельности Морской академии в интересах ВМФ СССР.

Трудности быстрейшей перестройки деятельности Морской академии на новый, советский, лад были связаны с нехваткой преподавателей и экономической разрухой в стране. Ленин указывал на необходимость использовать буржуазных специалистов, набирать командный состав из бывших офицеров, чтобы рабочие и крестьяне могли у них учиться. Но значительная часть прежней военной интеллигенции не увидела исторических перспектив в социалистическом переустройстве страны.

Оперативно-тактическая подготовка флота определялась в тот период задачей обороны морского побережья страны. Для ее решения на учениях и маневрах отрабатывалось взаимодействие с Красной Армией. В решении общих задач по обороне побережья на флот возлагалось оборудование минно-артиллерийских позиций, с которых намечалось наносить главный удар по противнику надводными кораблями, авиацией и береговой артиллерией. Для увеличения глубины воздействия по противнику предполагалось использовать и подводные лодки, которые развертывались впереди минных заграждений.

Перед Военно-морской академией встала задача готовить кадры, которые были бы способны освоить поступавшую на флот в возрастающем количестве новую технику, организовать боевую подготовку кораблей и соединений и развить все отрасли военно-морской науки. В конце 20-х годов была определена роль морских сил в системе Вооруженных Сил страны: "При развитии ВМС стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов, береговой и минно-позиционной обороны и морской авиации, отвечающему характеру ведения боевых операций на наших морских театрах в обстановке вероятной войны".

1939-1940 гг. ознаменовались дальнейшим усилением научно-исследовательской работы в развитии теории военно-морского искусства. В академии был издан капитальный труд "Ведение морских операций". В нем даны основы расчетов, планирования, организации и ведения операций. Эта работа стала основой для подготовки "Наставления по ведению морских операций" (НМО-40). В нем рассмотрены типовые операции, проводимые флотом как самостоятельно, так и совместно с армией. Особое внимание обращалось на организацию взаимодействия надводных кораблей с подводными лодками и авиацией, при этом главным родом сил считались подводные лодки.

Военно-морская академия уделяла внимание и разработке вопросов морской тактики, были изданы "Наставление по боевой деятельности подводных лодок" (НПЛ-39), "Введение в общую тактику", "Тактика военно-воздушных сил ВМФ", а также наставления по боевой деятельности различных классов кораблей.

В предвоенные годы быстро развивалась экономика СССР, шла реконструкция всего народного хозяйства. Научно-технический прогресс создал новую техническую базу и для производства новой техники для армии и флота. Кораблестроительные программы 1926, 1929, 1933 и 1937 гг. положили планомерное начало строительству нового корабельного состава. Принятая в 1937 г. программа предусматривала для создания большого морского и океанского флота в основном строительство крупных надводных кораблей, признавалась также необходимость иметь сильный подводный флот. Как видим, уроки Первой мировой войны в части роли различных родов сил в войне на море не были учтены в полной мере.

Расстановка военно-политических сил на международной арене во второй половине 30-х годов складывалась таким образом, что Советскому Союзу противостояли фактически все основные державы, располагающие мощными военно-морскими флотами. Результаты Великой Отечественной и Второй мировой войн известны, кратко рассмотрим их влияние на развитие военно-морского искусства.

1. Вторая мировая война в целом была континентальной, так как главные ее цели достигались на сухопутных фронтах. Однако некоторые стратегические задачи на европейских театрах не могли быть решены без участия крупных сил флота. Ареной вооруженной борьбы стала практически вся акватория Мирового океана.

2. Основными видами военных действий флотов во Второй мировой войне следует признать борьбу на морских сообщениях, направленную на подрыв военно-экономического потенциала противников и на защиту своих морских перевозок, а также получившие небывалый до этого размах морские десантные операции. Морские операции военно-морских сил по уничтожению в море ударных группировок противника являлись составными частями операций по нарушению океанских коммуникаций или морских десантных операций.

3. В ходе войны увеличились масштабы боевых действий против военно-морских сил в базах, а также по уничтожению важных военных и экономических объектов на побережье противника. Эта новая задача по ослаблению военно-экономического потенциала решалась, как правило, авиацией.

4. Резко упало значение артиллерийского оружия как решающего средства достижения победы в бою, в связи с чем линейные корабли потеряли свое главенствующее место в военно-морских флотах. Морские бои зачастую велись с использованием авиации на дистанциях, значительно превышавших дальность стрельбы артиллерии. Первенство среди надводных кораблей перешло к авианосцам.

5. Война заставила сделать переоценку роли отдельных родов сил в составе военно-морских флотов, а также значения самих флотов в системе вооруженных сил. В ходе войны продолжал углубляться процесс отхода флотов от однородного состава сил. Они стали включать различные рода сил в оптимальном для борьбы на море соотношении. Развивались и совершенствовались приемы комбинированного воздействия по противнику различными родами сил и разнообразным оружием при более глубоких и расчлененных боевых порядках. Опыт боевых действий на море во Второй мировой войне подтвердил необходимость строительства сбалансированного флота. Основными родами сил флота в ходе боевых действий на море стали подводные лодки и авиация.

6. Наряду с проведением морских операций огромный размах приобрели систематические боевые действия флотов, целью которых было поддержание благоприятного оперативного режима на театрах. Изменившиеся условия борьбы на море потребовали непрерывного ведения разведки и обеспечения всех видов обороны на театрах (противолодочной, противовоздушной, противоминной и противокатерной).

7. Характерным было не только стремительное количественное увеличение состава флотов, но и быстрое качественное их развитие, принятие на вооружение новых, все более совершенных образцов оружия и боевой техники. Наибольшими темпами развивались морская авиация, средства противовоздушной обороны, технические средства наблюдения, системы связи и органы управления.

Главным итогом войны в области научно-технического прогресса стало создание атомного и ракетного оружия, которое резко увеличило поражающие возможности и в перспективе сделало все континенты уязвимыми. Появилось стратегическое оружие, которое во второй половине XX века обеспечивало решение политических задач в "холодной войне".

8. Боевые действия в ходе Второй мировой войны приобрели колоссальный, невиданный размах, в войне участвовало 61 государство. Победа над фашистской Германией и Японией разделила мир на два лагеря и положила начало развалу всей колониальной системы.

Таким образом, Вторая мировая война носила преимущественно континентальный характер. Тем не менее вооруженная борьба на море оказала существенное влияние на ее ход и исход. Опыт боевых действий на морских театрах оказал огромное влияние на дальнейшее развитие военно-морского искусства - на проблемы стратегического использования флотов, оперативное искусство и тактику ВМФ.

Начало 60-х годов совпало с максимальным уровнем противостояния между США и СССР, на стыке двух стратегий США - "массированного возмездия" и "гибкого реагирования", что было вызвано увеличением ядерного потенциала и сложившимся примерно равным соотношением сил, то есть достигнутым к тому времени военно-стратегическим равновесием.

Новая военная стратегия "гибкого реагирования" предусматривала подготовку и ведение против социалистических стран как всеобщей ядерной войны, так и ограниченных войн без применения ядерного оружия и с применением его.

В тот период основные направления строительства военно-морского флота и его качественного преобразования заключались в следующем: развитие атомного подводного флота; совершенствование ракетного и ядерного оружия и создание подводных ракетно-ядерных систем стратегического назначения; вооружение флота ракетоносной авиацией дальнего действия; поступление на флот корабельных авиационных средств, новых систем освещения обстановки; развитие сил и средств борьбы с подводными лодками; создание и освоение радиоэлектронных систем; автоматизация управления силами, оружием и боевой техникой флота на базе широкого применения электронно-вычислительных машин.

Революция в военном деле привела к принципиальным изменениям в теории военно-морского искусства; развитие средств вооруженной борьбы на море потребовало совершенствования форм и методов управления силами. Надо еще напомнить, что к тому времени завершалось выполнение второй десятилетней судостроительной программы. В этой военно-политической обстановке шло развитие военно-морской науки и военно-морского искусства с учетом изменения материальной базы ведения войны на море.

Надо заметить, что это весьма трудная и сложная задача для академии, ведь в XX веке наш флот после поражения в Русско-японской войне, в силу экономической слабости и отсутствия четкой концепции его использования, утратил свое влияние на международной арене. Флот все время восстанавливался после революционных скачков и утрачивал эволюционное развитие.

Блистательные победы русских флотоводцев в XVIII и

XIX веках ушли в прошлое. Военно-морской флот оставался прибрежным.

Карибский кризис 1962 г. показал, что стране нужен океанский атомный ракетный флот для противостояния на море США и блоку НАТО, хотя бы в зонах ответственности флотов на Черном и Балтийском морях - тактическими соединениями, а на Атлантике и Тихом океане - оперативными эскадрами. Несмотря на большое напряжение военно-промышленного комплекса, не так просто было преодолеть техническую отсталость ВМФ СССР по сравнению с ВМС США, которая накопилась в XX веке, для этого требовалось время.

Появление стратегического и тактического ядерного оружия, носителями которого были подводные лодки и авиация, существенно повлияло на их роль и место в войне на море, они стали основными родами сил флота. Шло широкое внедрение ракетного и противолодочного оружия, при этом главной угрозой силам флота в море стали атомные подводные лодки и авиация с их оружием.

Надо признать, что научный потенциал академии был недостаточен, поскольку главной ее задачей являлся учебный процесс. Преподаватели, как правило, были участниками Великой Отечественной войны, они блестяще знали свое дело, но им нужна была связь с практикой. Позднее они активно участвовали в крупных учениях и маневрах флотов, где применялись атомные подводные лодки, морская ракетоносная авиация, ракетные корабли и формировалась тактика их использования.

Военно-морская наука, которая признавалась руководством министерства обороны фундаментальной и прикладной наукой, тем не менее не обладала конкретной структурой. Имея предмет и цели исследования, военно-морская наука носила собирательный характер, то есть занималась обобщением результатов научной работы флотских научно-исследовательских институтов, их полигонов, военно-морских училищ и, конечно, Военно-морской академии.

Безусловно, Главный военно-морской штаб, штабы флотов вносили свой вклад в военно-морскую науку. Однако отсутствие оперативно-стратегического центра морских исследований, которого нет и поныне, постоянно тормозило развитие форм оперативного искусства и тактики сил флота. Строительство сил флота и его оружия обгоняло формы их использования на море, для развития военно-морского искусства требовалось сочетание теории и практики.

Коренные изменения в составе флота, во взглядах на его задачи, развитие и боевое применение, оснащение его современным оружием и техническими средствами и потребовало объединения двух академий и перестройки учебно-воспитательной и научно-исследовательской деятельности в новой академии.

В интересах полного использования опыта флотов на должности начальников оперативно-тактических кафедр были назначены командующие подводными силами и ВВС флотов, командиры эскадр, дивизий - это генерал-лейтенанты Н. Житинский, контр-адмиралы А. Гурин, П. Парамошкин, Б. Петров, О. Рудаков, В. Сысоев, Л. Хияйнен. Занятия, которые они проводили, были просто удовольствием, учитывая то, что почти все мы пришли в академию с должностей командиров подводных лодок и эскадренных миноносцев, а также дивизионов кораблей.

Новым в учебе было то, что на командном факультете вводился курс высшей математики. Научно-техническая революция в военном деле послужила толчком к развитию всех составных частей военно-морского искусства. Потребовались знания о современном морском бое и операции, твердые навыки в руководстве силами флота в различных условиях обстановки в мирное и военное время. Сложность, динамичность и многообразие боевых действий на море потребовали от офицеров флота овладения современными методами оценки обстановки и обоснования решений.

В 1962 г. вводится курс "Математические методы исследования операций", который разработал И. Диннер, а также использование ЭВМ для оперативно-тактических расчетов. Нам, слушателям, пришлось вспомнить высшую математику, которую изучали в высших военно-морских училищах.

Особо хотелось бы подчеркнуть, что мы много получили для решения задач борьбы с атомными подводными лодками, особенно вооруженными баллистическими ракетами "Поларис А-1", "Поларис А-2", районы патрулирования которых находились в восточной части Средиземного моря, в Норвежском море, Северо-Восточной Атлантике и северо-западной части Тихого океана. Четко была разработана "Противолодочная поисковая операция", которая проводилась в мирное время или накануне войны для вскрытия подводной обстановки разнородными силами. Появилось такое понятие, как поисковый потенциал, который был главным показателем эффективности противолодочных сил. Первенство в этом принадлежало противолодочной авиации.

Большую пользу в учебе оказал курс "Общей тактики", который рассматривал совместные действия разнородных сил и организацию взаимодействия сил во всех видах боевой деятельности соединений флота. Как правило, это важно было для штабов эскадр, дивизий и бригад надводных кораблей, на которые возлагались задачи управления разнородными силами при решении различных задач в море, а также планирование, подготовка и ведение боевых действий.

Большой интерес вызывало изучение сил и средств флотов капиталистических государств, форм и методов их боевого применения.

Позже, уже будучи начальником штаба Средиземноморской эскадры ВМФ, пришлось убедиться в необходимости детального знания сильных и слабых сторон вероятного противника, характеристики его радиоэлектронных средств и системы управления и многого другого.

Важное значение в совершенствовании оперативно-тактической подготовки, расширении военного кругозора слушателей имел курс "Развитие военно-морского искусства во Второй мировой войне". Важность этого курса очевидна, так как основные морские операции и сражения проводились флотами США, Англии, Германии, Японии и Италии почти на всей акватории Мирового океана. Американский флот совместно с британским провел несколько стратегических десантных операций: Североафриканскую (8 ноября - 1 декабря 1942 г.), Сицилийскую (10 июня - 17 августа 1943 г.), Нормандскую (6 июня 24 июня 1944 г.). Операции были проведены успешно и оказали значительное влияние на ход Второй мировой войны.

Ожесточенная борьба развернулась на Атлантике и Тихом океане, где произошли крупные морские операции и сражения, показавшие, что роль линкоров утрачена и возросла роль авианосцев и подводных лодок.

Об огромных масштабах, напряженности в битве на море и строительстве флотов капиталистических государств во время Второй мировой войны говорят следующие данные. В составе ВМС США, Англии, Германии, Италии и Японии к началу войны насчитывалось 47 линейных кораблей и 171 крейсер, за время войны было потеряно соответственно 24 и 104 корабля этих классов. В то же время вступило в строй 17 линкоров и 90 крейсеров.

Возрастание роли авиации в борьбе на море отразилось в динамике потерь и строительстве авианосцев. К началу войны флоты США, Англии и Японии имели 25 авианосцев. Потери составили 42 единицы, в строй было введено 174 авианосца.

К началу войны в составе флотов основных капиталистических государств находилось 405 подводных лодок. За время войны построено 1669 подводных лодок, потери составили 1123 пл. В Германии, пытавшейся прервать морские коммуникации Англии, было построено более тысячи подводных лодок, но и потери оказались наибольшими - 783 лодки.

Подобного количества сил флота, участвовавших в боевых действиях на море, история не знала, поэтому так важно было изучать историю военно-морского искусства капиталистических государств. Главным фактором победы в вооруженной борьбе на море является, как мы уже говорили, состояние экономики воюющих сторон. Поскольку военно-промышленное производство целиком зависело от ввоза сырья, на его срыв и были направлены все усилия флотов. США и Англия для защиты коммуникаций от немецких подводных лодок в Атлантике привлекли в общей сложности 5500 противолодочных кораблей специальной постройки, 20 000 переоборудованных малых судов, около 1500 самолетов берегового базирования, которые сумели к 1943 г. нейтрализовать немецкий подводный флот. Что касается морских сообщений фашистской Германии, то с началом войны ее океанские коммуникации были прерваны, сохранилось только прибрежное судоходство.

В начале войны Япония добилась успехов в войне на море, захватила островные территории с источниками необходимого ей сырья. Но с 1944 г. инициатива в войне на Тихом океане перешла в руки союзников. В условиях возрастающего превосходства противника, и особенно в авиации, японский флот оказался не в состоянии обеспечить ни перевозки сырья для нормального функционирования экономики страны, ни снабжение и поддержку гарнизонов на многочисленных островах. В то же время Япония не смогла организовать эффективное воздействие на американские морские сообщения. Для нас знать это было особенно важно, так как военную экономику и ее влияние на количество и качество вооружений мы, к сожалению, не изучали.

Развитие военно-морского искусства во Второй мировой войне рассматривалось в связи с боевыми задачами, решаемыми флотами, что было прогрессивным и новым в те годы. Подход к оценке событий отличался достаточной объективностью и критичностью. Все это было важно для оперативно-тактической подготовки, ибо создавался океанский флот, который противостоял флотам США и НАТО, и перед ним стояли аналогичные боевые задачи, а опыта их решения у Российского флота не было. Поэтому мы с благодарностью вспоминаем преподавателей И. Соловьева, К. Пензина, С. Максимова и других, занимавшихся с нами решением этих проблем.

Мы благодарны крупному ученому контр-адмиралу Е. Шведе за подготовку по военно-морской географии. Неуклонно возрастающая интенсивность дальних походов, активизация деятельности сил флота в новых для него океанских и морских районах вызывали необходимость тщательного изучения их военно-географических условий. Важно это было и при планировании морских операций и боевой службы.

Военно-географическая оценка морских и океанских театров военных действий была важным элементом в оценке противника, района операции, производства оперативно-тактических расчетов и планирования всех видов обеспечения. Знание особенностей морских театров помогало грамотно использовать силы флота. В этом я убедился при проведении противолодочных операций в Атлантике, Средиземном море и в зоне Камчатки.

Постоянно возрастающая заинтересованность государств в использовании Мирового океана, все большее превращение морей и океанов в сферу политического, экономического и военного противоборства двух систем повысило значение международного морского права в регулировании всех видов деятельности военно-морских флотов. Возрастание роли международного морского права для Военно-Морского Флота определялось активизацией его повседневной деятельности в различных районах Мирового океана в интересах безопасности нашей Родины и стран социалистического содружества. Это повысило требования к правовой подготовке офицерского состава, к разработке и обоснованию международно-правового обеспечения деятельности флота. Большую помощь в освоении морского права нам оказали преподаватели И. Тарханов и П. Иващенко. Флот из прибрежного становился океанским, а при плавании в океанах и заходах в иностранные порты правовые знания необходимы. Большая заслуга в правовой подготовке флотских офицеров принадлежит генерал-лейтенанту П. Бараболе, который возглавлял международно-правовой отдел ВМФ.

Начиная с 60-х годов на ВМФ СССР было возложено решение следующих основных задач:

- нанесение ракетно-ядерных ударов по важным административным, военно-промышленным и военно-морским объектам противника;

- срыв или максимальное ослабление первого ракетно-ядерного удара с океанских и морских направлений;

- уничтожение ударных авианосных групп и соединений;

- нарушение морских коммуникаций противника (в первую очередь в Северной Атлантике);

- борьба с противолодочными силами и средствами;

- защита своего судоходства;

- оборона баз и прибрежных районов базирования сил флота;

- защита государственных интересов страны на морских и океанских театрах и оказание помощи дружественным государствам.

Задачи, поставленные перед флотом на новом этапе его развития, потребовали серьезных глубоких научных исследований, касавшихся всех сторон его деятельности. Наиболее важные из них: научное обоснование количественного и качественного состава флота, прогнозирование его развития, оргштатной структуры, определение оптимальных вариантов группировок сил, сбалансирование всех компонентов флота в единую систему, разработка новых форм и способов применения ВМФ в вооруженной борьбе на море. В исследовательской работе имели место вопросы боевой эксплуатации кораблей, подводных лодок, самолетов, оружия и технических средств, а также создание системного подхода к развитию вооружения и военной техники. Расширились объем и содержание предмета исследования теории морских операций, увеличилась роль математических наук как основы для решения теоретических вопросов. На базе научных исследований боевых возможностей новых сил и средств ВМФ, анализа развития ВМС ведущих западных морских держав, опыта оперативной и боевой подготовки советского и иностранных флотов бурное развитие получили все составные части военно-морского искусства (оперативное искусство и тактика ВМФ).

Если раньше парусные однородные флоты в ходе морских сражений достигали оперативных результатов, то уже к концу Первой мировой войны это становится невозможным из-за снижения боевой мощи эскадр линейных кораблей. В период Второй мировой войны оперативно-стратегические цели стали достигаться в ходе операций, проводимых разнородными силами флотов.

Теперь, с принятием на вооружение сил флота ядерного и ракетного оружия, в войне с использованием этого оружия стратегические цели могут достигаться одним родом сил или его носителями. Таким образом, стратегические цели силами флота могут быть достигнуты только с применением ядерного оружия.

Результаты научных исследований в области военно-морского искусства воплотились в Боевой устав, тактические руководства и наставления. Академия выпустила новые учебники, регламентирующие боевую деятельность сил флота: "Оперативное искусство ВМФ", "Тактика авиации ВМФ", "Тактика подводных лодок" и "Тактика надводных кораблей". Безусловно, все это способствовало повышению уровня оперативно-тактической подготовки слушателей командного факультета - будущих командиров соединений.

Большим уважением пользовалась кафедра "Тактики авиации ВМФ" под руководством Н. Житинского. В это время развивались все рода авиации флота, особенно морская ракетоносная авиация, способная самостоятельно наносить ракетно-ядерные удары по авианосным ударным группам и другим корабельным группировкам. Многие преподаватели кафедры были участниками Великой Отечественной войны, командовали эскадрильями и полками, и их опыт был очень для нас важен. Герой Советского Союза С. Балашов воевал на Севере, на торпедоносцах. Как известно, топмачтовое бомбометание было основным способом действий авиации при ударе по крупным кораблям. Как правило, самолет сбивался после трех атак, но мастерство Балашова опровергло эту статистику.

Морская авиация становилась одним из основных родов сил ВМФ, пространственный размах, ударная мощь, мобильность в морских операциях определяли ее ведущее место в Военно-Морском Флоте.

Разработкой тактики подводных лодок и нашим обучением занимался бывший командующий подводными силами ТОФ контр-адмирал Л. Хияйнен. Это был самостоятельный, свободно мыслящий адмирал, который знал свое дело в совершенстве. Если что-то делалось вразрез с тактикой использования подводных лодок, он выступал со своим мнением и обоснованными предложениями, вплоть до ЦК КПСС. Большую работу Хияйнен и его сторонники провели по разработке тактики действий подводных лодок с атомной энергетикой и с ракетным оружием в различных морских операциях. Важно было то, что флот получил атомные подводные лодки, которые обладали боевыми возможностями, изменившими облик морских операций при решении различных задач.

Атомная подводная лодка - это уникальное явление технического прогресса, это революция на море. Она обладала скрытностью, неограниченной длительностью плавания, автономностью в несколько месяцев и ударной мощью, которая превосходила ранее существовавшие возможности морских вооружений. Атомная подводная лодка с ракетным вооружением и с ядерными боеголовками стала стратегическим средством. Вот почему намерение планировать использование атомных пл по подобию дизельных стало предметом спора, и труд академии подвел черту в этой дискуссии.

Уязвимость надводных кораблей для ударов с воздуха и из-под воды ставила под вопрос перспективу их развития, тем более что в это время шло сокращение Вооруженных Сил и строящиеся крейсера пр. 68бис попали под это сокращение. Ученые занялись исследованием проблем дальнейшего развития надводных сил, обоснованием оперативно-тактических требований к кораблям новых классов и их вооружению, разработкой теории их оперативно-тактического использования. Настойчиво исследовались пути и способы борьбы с атомными ракетными и многоцелевыми подводными лодками. Несмотря на мобильность и большие возможности противолодочной авиации и многоцелевых пл, надводные корабли не утратили своего значения в борьбе с подлодками. Надводные корабли обладали хорошими мореходными качествами, имели на борту корабельные противолодочные вертолеты, подкильные и буксируемые гидроакустические станции, несколько комплектов противолодочного оружия, а также систему связи, позволяющую управлять разнородными силами, - все это определило развитие противолодочных надводных кораблей различных типов.

Под руководством контр-адмирала Б. Петрова была разработана теория борьбы с подводными лодками в новых условиях. Эти условия зависели от атомной энергетики и ракетного оружия и определялись районами действия атомных пл противника. Такими районами были океанские и морские зоны, где патрулировали американские атомные ракетные подводные лодки с баллистическими ракетами системы "Поларис А-1" и многоцелевые атомные подводные лодки, - в прибрежных районах операционных зон Северного и Тихоокеанского флотов, а также в Средиземном море и в районах развертывания и несения боевой службы. В дальнейшем нам, выпускникам, пришлось решать задачи по борьбе с подводными лодками в различных районах их действия.

Большое место в наших занятиях отводилось основам тактики ВМФ и основам теории морского боя. Морской бой рассматривался как средство достижения целей в морских операциях с привлечением разнородных сил. Основным средством поражения были ракеты подводных лодок, авиации и надводных кораблей. Мы учились рассчитывать наряд сил для уничтожения основных объектов удара, в зависимости от их обороны. При планировании боя важно организовать взаимодействие участвующих сил, все виды боевого обеспечения и управление силами. При организации морского боя возникали проблемы с разведкой и целеуказанием ракетным кораблям. Суть боя заключалась в обеспечении и нанесении одновременного ракетного удара по главному объекту. Ракетный удар был основным элементом боя, и мы учились его построению и последовательности выполнения в зависимости от противовоздушной обороны противника. Для исключения взаимных помех при ракетном ударе назначались сектора ударов для каждого рода сил.

Опыт Великой Отечественной войны требовал исключить возможность внезапного нападения. Для этого планировалось установить в назначенных районах слежение корабельными ударными группами, оружием, подводными лодками за корабельными группировками противника до выхода их на рубеж применения оружия. Морская ракетоносная авиация должна была находиться в готовности на аэродромах или в воздухе, в зависимости от возможного характера развязывания войны. Все это требовало высокой подготовки штабов эскадр надводных кораблей и отработки взаимодействия и связи в условиях радиоэлектронного противодействия. Вставал вопрос о кораблях управления, оборудовании командных пунктов средствами связи, так как типовые проекты кораблей не могли обеспечить управление разнородными силами.

Кафедра оперативного искусства под руководством контр-адмирала В. Лисютина была в академии ведущей и объединяла усилия всех других кафедр в отработке искусства ведения войны на море для достижения победы.

Шла третья мировая война - "холодная война". Надо было владеть оперативным искусством, для того чтобы противостоять ВМС США и НАТО на море. Ракетное и ядерное оружие расширило понятия и структуру военно-морского искусства, которое включало теперь стратегическое применение ВМФ, оперативное искусство и тактику ВМФ. Появилась такая новая форма решения задач силами флота, как стратегическая операция на океанском ТВД, совершенствовалось планирование морских операций и морского боя.

Противостояние на море между двумя лагерями - странами НАТО и Варшавского договора, охватившее акваторию Мирового океана, требовало формирования новой политики - морской политики и концепции применения Военно-Морского Флота - морской стратегии. К сожалению, политическое и военное руководство страны совместно с Министерством иностранных дел и другими ведомствами не сумело этого сделать.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика