Сделать домашней|Добавить в избранное
 

История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Император Павел I и военно-морские силы


Император Павел I и военно-морские силы

Автор: russiaflot от 1 ноября 2013


 

Российский флот во второй половине XVIII века про­славился блистательными морскими победами. Однако продолжительные войны привели к истощению матери­альных средств. Спешная постройка, необходимость воо­ружения и снаряжения многочисленных флотов и продол­жительные их плавания отразились не только на количе­ственном недостатке флотских запасов и на ухудшении их качества, но, по замечанию известного исследователя истории русского флота Ф. Веселаго, даже повлияли на исполнение самих работ. Поэтому флот России, пользо­вавшийся в конце XVIII века заслуженной славой и со­стоявший из опытных и смелых моряков, вместе с тем требовал приведения в порядок всей организации и мате­риальной части флота, исправления боепорядков и упу­щений, ослабляющих его силу.

Вступивший в 1796 г. на престол император Павел I, в 8 лет от роду назначенный генерал-адмиралом, был с детских лет привязан к флоту.

В 1797 г. Балтийский флот, впервые после Петра Вели­кого, вышел в море под непосредственным командовани­ем императора, поднявшего штандарт на фрегате «Эмма­нуил». Перед выходом 6 июля в море государь разделил флот на 3 дивизии: синего флага — авангард, белого фла­га — кордебаталия и красного флага — арьергард (это деление было установлено им еще в 1796 г. и просущество­вало довольно долго). Командование флотом продолжалось всего 4 дня (на «Эммануиле» находились также императри­ца и великие князья), причем император сильно страдал от непереносимой им качки, но это явилось особенно ценным доказательством высокого внимания к флоту.

Ближайшими сотрудниками Павла Iпо морскому уп­равлению были адмиралы Г. Г. Кушелев и И. Л. Голени- щев-Кутузов. Должность президента Адмиралтейств-кол- легии, занимаемая по званию генерал-адмирала госуда­рем-наследником с 1762 г., по вступлении Павла на престол оставалась вакантной, и только в 1798 г. принял ее И. Л. Голенищев-Кутузов, находившийся в этом звании до 1802 г., т. е. до образования министерства морских сил.

Вице-президентом коллегии с 1769 г. состоял граф И. Г. Чер­нышев. По кончине его в 1797 г. на эту должность был назначен И. Л. Голенищев-Кутузов, сдавший ее в 1798 г. Г. Г. Кушелеву, остававшемуся вице-президентом колле­гии до 1801 г.

В первый же год своего царствования Павел Iучредил особый комитет для выработки новых, более отвечающих современности, штатов и положений о флоте. По новым штатам, выработанным этим комитетом, состав флотов состоял: Балтийского моря — 45 линейных кораблей, 19 фрегатов, 23 судна 3 ранга, 4 бомбардирских корабля, 63 ластовых судна, 12 гребных фрегатов, 30 гребных пла­вучих батарей, 12 бомбардирских катеров, 200 канонерс­ких лодок, 100 иолов, 4 брига и 9 галиотов. Для Черного моря — 15 линейных кораблей, 10 фрегатов, 12 судов 3 ранга, 2 бомбардирских корабля, 10 плавучих батарей, 100 канонерских лодок и около 60 ластовых судов. Была впервые установлена тактическая единица эскадры — 4 ли­нейных корабля линии баталии и 1 корабль в резерве, — установленная на основе опыта и введенная в целях удоб­ства управляемости боевого строя.

Комитету удалось сократить морской бюджет с 15 млн. рублей до 6,7 млн. рублей. Это удалось сделать за счет упразднения ряда береговых учреждений, упорядочения портового хозяйства, введения в состав флота судов но­вых типов позволявших уменьшить численность коман­ды и т. п. Все офицеры были расписаны по дивизиям и су­дам, и переводы делались по уважительным причинам и не иначе как с разрешения императора. Даже о кратковре­менных отпусках офицеров из Кронштадта в Петербург некоторое время доводилось до сведения Павла I.

Одной из первых реформ Павла I, задуманный очень широко, но неудачно осуществленной, было издание и вве­дение в 1797 г. взамен Петровского морского устава, во многом не отвечавшего современным требованиям, «Ус­тава военного флота». Образцом для него послужил анг­лийский морской устав 1734 г., во многих частях переве­денный на русский язык почти дословно. В пяти главах нового устава изложены обязанности всех чинов флота и судовые порядки, а также распорядок различных тор­жеств и почестей. В числе лиц, состоящих при главном начальнике флота, установлены не упомянутые в Уставе Петра Iисториограф, профессор астрономии и навигации и рисовальный мастер. Первый обязан был «вести поря­дочное описание всей кампании», для чего ему должны были все начальники отдельных отрядов флота представ­лять подробные сведения о своих планах. Профессор, на­чальствуя над штурманами, обязан был заботиться о точ­ном определении места корабля, наблюдать за верностью счисления, производить съемки берегов, метеорологичес­кие и другие научные наблюдения и, наконец, обучать на­ходящихся на флоте гардемаринов. Обязанности рисоваль­ного мастера заключались в снятии видов, изображении «знатных происшествий флота», а при отдаленных плава­ниях — зарисовке редких предметов по части естествен­ной истории. Существенное отличие нового Устава от Пет­ровского состояло в том, что новый не имел уголовных положений, и только в немногих случаях «за упущение по службе» полагал арест и предание суду. Из-за своей неприемлемости этот устав уже через 7 лет пришлось ос­тавить и заменить прежним, Петровским, хотя официаль­но устав 1797 г. отменен не был.

Ввиду ветхости значительного числа судов Павлом Iбыло повелено, независимо от обыкновенного ремонтно­го положения, строить новые корабли. В его царствова­ние на воду в балтийских и черноморских портах было спущено, не считая мелких, 17 линейных кораблей и 8 фре­гатов, а также заложено 5 кораблей и 4 фрегата. При Пав­ле Iкораблестроение России сделало значительные успе­хи. Этому способствовал целый ряд мер: настойчивая борьба с портовыми порядками, допускавшими возмож­ность самых широких злоупотреблений; опыт загранич­ных (особенно у берегов Англии) плаваний, наглядно выяснивший недостатки и достоинства наших кораблей сравнительно с иностранными; приглашение на русскую службу французских инженеров, строивших ранее суда для турецкого флота; передача заготовления корабельно­го леса от казенных палат Адмиралтейств-коллегии. Под воздействием этих причин в наше судостроение понемно­гу вводилась новая техника этого дела — обшивка судов медью, замена деревянных креплений железными и пр. Но особенно важным нововведеним было соединение бака с ютом сплошной палубой, закрывающей шканцы, оставав­шиеся прежде открытым. Это нововведение представля­ло существенные удобства как для управления парусами, так и для более легкого спуска баркаса и, наконец, давало новую закрытую батарею. Но когда для опыта в Черном море построены были с закрытыми шканцами два кораб­ля, то приверженцы старины, в числе которых был и ад­мирал Ушаков, нашли это нововведение неудобным и даже опасным, полагая, что постановка орудий на возвышен­ной части палубы уменьшат устойчивость, что в закры­той палубе пороховой дым будет затруднять действия орудий и т. п. Но такие возражения не могли остановить полезного нововведения.

За короткое царствование императора Павла весьма энергично производились работы по расширению и даль­нейшему оборудованию существующих портов, особен­но балтийских — петербургского, кронштадтского и ре- вельского. В Петербурге, в конце Галерной улицы, была устроена новая корабельная верфь, давшая этой местно­сти название Нового Адмиралтейства. Устаревшие дере­вянные постройки в портах постепенно заменялись камен­ными; новые каменные же здания возводились специально для морских казарм. В целях сосредоточения управления портом в руках одного ответственного лица в кронштадт­ском, ревельском и архангельском портах были учрежде­ны должности главных командиров и особые управления портов.

Черноморские порты (Севастополь, Николаев, Одес­са, Керчь и др.), изъятые, как и весь черноморский флот, через 5 дней по воцарении Павла из подчинения князю Пла­тону Зубову и перешедшие в ведение Адмиралтейств-кол- легии, также обстраивались и расширялись, но не в такой степени, как порты балтийские. Херсон, в частности, окон­чательно потерял свое былое значение, перешедшее к Ни­колаеву и Севастополю.

На Дальнем Востоке была сделана попытка подыскать новый порт для учреждения в 1799 г. особой Охотской флотилии (3 фрегата и 3 мелких судна; цель создания фло­тилии — поддержка русского дела на океанской окраине и содействие научным экспедициям), так как существо­вавший с 1646 г. Охотский порт оказался далеко не соот­ветствующим своему назначению.

В Каспийском море был упразднен порт в Баку как ото­шедший после екатерининской персидской войны снова к Персии, а базой для каспийской флотилии был избран ост­ров Сара.

Для общего надзора за кораблестроением во всех пор­тах как балтийских, так и черноморских восстановлено было существовавшее при Петре Iзвание «обер-сарвае- ра», которое получил корабельный мастер Катасанов.

С первых же дней своего царствования император ока­зал самое милостивое внимание морскому кадетскому корпусу, выразив желание, чтобы «колыбель флота», как он назвал его, «была близка к генерал-адмиралу». Немед­ленно же переведенный в Петербург из Кронштадта, куда он перебрался после пожара 1771 г., корпус явился для государя одним из немногих мест, куда он часто, иног­да по несколько раз в день, приезжал отдыхать, беседуя с юными моряками. Император всегда тщательно сле­дил за ходом преподавания и порядками значительно подтянувшегося, по понятной причине, корпуса.

Для улучшения научных сведений штурманов вместо штурманских рот, находившихся при портах, основаны штурманские училища в Кронштадте и Николаеве, при­чем ученики получили несравненно лучшую материаль­ную базу, научные пособия и лучших учителей. Для обра­зования сведущих кораблестроителей при адмиралтействах, Петербургском и Николаевском, образованы училища ко­рабельной архитектуры. Положение и штаты этих училищ утверждены в 1798 г., а Морской корпус, основанный при Екатерине в Николаеве, и Корпус чужестранных едино­верцев в Петербурге были упразднены.

В январе 1797 г. во всех портах учреждены особые клас­сы, в которых ежедневно должны были собираться сво­бодные от службы морские офицеры, капитаны и даже флагманы. В этих классах читали «нужные для офицера науки: тактику, эволюцию, навигацию, морскую практи­ку, корабельную архитектуру» и также новый морской устав. Из Петербурга в эти классы стали поступать по­следние новости военно-морской хроники и известия о раз­личных технических нововведениях. Павлом Iбыл учреж­ден Особый комитет при Адмиралтейств-коллегии. Образо­ванием этого Комитета — родоначальника существовавшего впоследствии «Морского ученого комитета» и заменив­шего его «Военного морского отдела» Главного морско­го штаба — до известной степени осуществлялся проект Ломоносова о Морской академии. Вновь учрежденному Комитету ставилось в обязанности «прилагать всякое попечение об издании полезных сочинений, назначать раз­ные пьесы (статьи) для перевода с иностранных языков, также задавать к решению вопросы касательно корабле­строения, нагрузки артиллерийской должности, разведе­ния и хранения лесов и о прочем».

Для практического усовершенствования в морском деле было отправлено в Англию 12 лучших флотских офице­ров и для изучения кораблестроения — несколько кора­бельных учеников.

Особое внимание Павел Iуделял дисциплине. Во время его правления если замечалось малейшее нарушение или медленность исполнения, заставляющие подозревать холод­ность к делу, прибегали к строгим взысканиям без различия чинов и званий. Так, например, заслуженный знаменитый боевой адмирал Ф. Ф. Ушаков получил лично от Павла I строгий выговор «за неимение во время тумана порядоч­ных сигналов и предписанных уставом предосторожнос­тей». Начальник Черноморского флота, известный адми­рал Н. С. Мордвинов, за случившийся на Глубокой приста­ни взрыв бомбового погреба был снят с должности. Все неисправности, замеченные Павлом Iпри посещении мор­ского госпиталя в Кронштадте, повелено было немедленно устранить и все привести в порядок «на счет членов Адми- ралтейств-коллегии», в обязанности которых входил надзор за госпиталями. За содержание нижних чинов на работе в своих собственных домах и мызах 6 флагманов и 18 капи­танов получили строгий выговор. За столкновение судов ко­мандиры отдавались под военный суд и до получения приго­вора назначались к исполнению должности подвахтенных офицеров на тех судах, на которых служили, и т. п.

С особенной строгостью следили за сохранением дис­циплины, установленных служебных порядков и особен­но формы одежды, к чему ранее относились весьма сни­сходительно, особенно к последнему. Тогда обычно на судах во время плавания офицеры носили что у кого было и что казалось удобнее. Например, во время вооруженно­го нейтралитета никому не казалось странным, что бри­гадир Палибин, начальник одного из отрядов, плавающих у берегов Пиренейского полуострова, являлся на шканцы своего корабля в шлафроке, туфлях, розовом галстуке и белом ночном колпаке. Но при Павле Iподобный костюм на шканцах был уже преступлением.

Но все-таки беспокойный характер Павла I, его горяч­ность и неуравновешенность, которые иногда так тяжело отзывались на командном составе армии и на ней самой, сравнительно меньше проявлялись в тех случаях, когда дело касалось флота. При нем русский флот значительно окреп.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика