История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Заметки по поводу атаки "ТИРПИЦА" подводной лодкой К-21


Заметки по поводу атаки "ТИРПИЦА" подводной лодкой К-21

Автор: russiaflot от 3 апреля 2009


ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ АТАКИ "ТИРПИЦА"

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Шестьдесят три года назад, 5 июля 1942 г. началась операция "Рёссельшпрунг" (у нас переводится и как "Ход конем", и как "Ход слоном", так что далее во избежание разночтений будет использована транслитерация). Для уничтожения рассеявшегося к тому времени конвоя PQ-17 вышла германская эскадра, включающая тяжелые надводные корабли. В тот же день Н.А.Лунин, командир подводной лодки "К-21", обнаружил ее и атаковал линкор "Тирпиц". Влияние этой атаки на ход операции, ранее безоговорочно признаваемое отечественными военными историками, теперь почти единодушно отрицается. Тем не менее, тема периодически всплывает - то в печати, то на телевидении. Интернет не стал исключением.
Вот несколько сообщений с форума "Вторая мировая война 1939 - 1945 гг.", раздел "Вторая мировая война", тема "Лунин и К-21 в программе "Время"".

Centurion Смотрели сегодня «Время»?
По какому-то поводу рассказали о подлодке К-21, совершившей уникальный подвиг- атаку эскадры с необычайно сильным охранением. Лунин мог прекрасно отстрелятся по «Хипперу»1, но видите ли специально хотел замочить супупер-линкор2 немцев, который 3 года наводил страх на союзников. 1,5 часа преследования (!) и естественный результат - два взрыва, птопленный эсминец и поврежденный линкор.
Удручающий кошмар запущенный в оборот Валентином Пикулем по-видимому переживет века.
Когда енто кончится?

ser56 Попал Лунин или не попал - дело не совсем ясное, уж очень многим в нем. флоте было выгодно, чтобы не попал по многим шкурным причинам! А если попал в пояс (а торпеды стояли на малом углублении), то вполне могли и умолчать - докажи сейчас, ведь повреждения могли быть не большими...

murzik Ну сколько можно перетирать эту чушь - дескать трусливые и подлые (потому, что немецкие?) адмиралы скрыли от хвюрера повреждение любимой игрушки.
НЕВОЗМОЖНО было ПРИКАЗАТЬ(???) как этот бред в недавнем фильмеце изложен не записывать повреждения:
1. В куче журналов на разных боевых постах самого линкора. Это как - сразу с мостика погнали «курьеров, курьеров десять тыщ одних курьеров...»
2. А всем остальным своим кораблям вокруг?
Курьеров пустили вплавь?
И весь экипаж набрал в рот воды на пару лет? Да «стукачей» и идейных и платных и добровольных (нагадить вредному командиру) в тысячном экипаже ЛК наберется....

ser56 А что так страстно, то? Зачем столько эмоций? По-вашему командир корабля и адмирал не может отдать приказ? Молчать (и врать) немцы умеют неплохо...
Да, а тирпиц утонул - вроде и журналы с ним д.б. того... Или их по заполнению в архив на берег отправляли?

Михо А что мешало немчуре списать незначительные повреждения на плановый ремонт. Кстати роты у них тоже умели затыкать.

Вулкан 1. Незначительные от торпед????
2. Да вот как раз и удивляет то, что никто пе проболтался: ни матросы с Шеера например, ни норвежские партизаны, ни рабочие доков, ни аглийские разведчики, ни пьянь с эсминцев в кабаках, ни даже Лунин (см. вахтенный журнал). НИКТО. Кроме Головко и выше. Безусловно, в условиях войны следовало поддержать такой слух, хотя бы для поднятия духа подводников, для поднятия боевой злости что ли.... Но вот дальше... Зачем вранье возводить в ранг истины?

murzik Посмотрим мог ли попасть в пояс
»...17.57. ЛК «Тирпиц» подходит к углу упреждений. ПЛ находится в середине охранения эскадры, ММ видны на всех направлениях....
...18.0130. «Пли!» Ш = 71° 22’ 2», Д = 24° 34’ 3».
Залп произведен четырьмя кормовыми торпедами с установкой глубины 2 м...»
Смотрим сайт «Бисмарк»-«Тирпиц» - ширина пояса этих ЛК - 5,2 м - из которых (в зависимости от нагрузки над водой 3,6-3,2 м и под водой - 1,6-2,0 м
Вывод: если бы попал - то точнехонько ПОД пояс и мало бы отнюдь не показалось

Б.Г.Мот Имхо вывод справедлив только при соблюдении минимум двух условий: торпеды точно выдерживают установленную глубину хода и снабжены контактным взрывателем. В связи с этим вопросы:
1. Какими торпедами стрелял Лунин (53-27, 53-38, 53-38У, 53-39 или вовсе 45-36) ?
2. Насколько точно торпеды этого типа выдерживали установку глубины хода? Если неточно, то могли попасть куда угодно, в т.ч. могло показаться как угодно мало (примерно, так, как когда кто-то из американцев попал в «Мусаси» или даже меньше).
3. Какой на этих торпедах был взрыватель - контактный, магнитный, такой и сякой? Если магнитный - могли взорваться преждевременно из-за повышенной чувствительности и не нанести заметных повреждений.

Вулкан Насколько я в курсе, торпеды 53-38, взрыватель контактный.

Serg Контактные взрыватели могли срабатывать преждевременно в кильватерной струе. Или происходила самоликвидация торпед в конце пробега. Интересно откуда пришла глубина 2м, в Пикуле этого нет :-)

Вулкан А с каких пор Пикуль стал источником? См. выписку из вахтенного журнала Лунина в этой же теме

Serg Не уверен что из журнала. Зачем он целился в бронепояс зная что перед ним линкор?;-)

Вулкан А он об этом знал?.. Понимаете, насколько я помню, нас таких двое было, (итальянцы и СССР), где обычной практикой было убрать перескоп, а потом произвести торпедный залп. Соответсвенно можно было лишь гадать, куда там что попадет. Залезьте в тему наши ПЛ в ВОВ, там до фига и более информации по нашему подводному флоту.

Serg Вероятно. Обычно с таким эскортом ходит что-то большое. Точно не эсминец.:-)

Kaiser_Wilhelm_II Serg пишет: Контактные взрыватели могли срабатывать преждевременно в кильватерной струе. Или происходила самоликвидация торпед в конце пробега.
Сильно, как всегда. А как срабатывает взрыватель?

Это форум, посвященный вопросам военно-морской истории. Среди его участников можно встретить авторитетных специалистов в этой области. Теперь представьте, что можно прочесть, например, на форуме телевизионного клуба знатоков или любителей компьютерных игр. Тема весьма живо обсуждалась и обсуждается и там тоже. Желающие могут в любой поисковой системе ввести слово "Тирпиц" и посмотреть, что получится. Я посмотрел, ужаснулся, потому и решил написать эти заметки.

***
1В вахтенном журнале "К-21" и отчете ее командира и комиссара об атаке упоминается "Шеер". О том, кто видел "Хиппер" и об "отлично отстреляться" речь пойдет ниже.
2Авторская орфография и пунктуация сохранены полностью.

КОМУ ЭТО НУЖНО ?

Оценка атаки Лунина интернет-сообществом колеблется в некотором диапазоне. Пессимистическая оценка: атаки не было вообще, это детище советской пропаганды. Оптимистическая оценка: атака была, но оказалась безрезультатной и бесполезной. Попытки говорить о возможном успехе воспринимаются как результат либо незнания предмета обсуждения, либо незнания материальной части, либо советского (совкового?) образа мышления. Вдобавок оказалось, что атака была объявлена безрезультатной еще в 1959 г., но книга "Военно-Морской Флот СССР в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.", в которой это было сказано, до недавнего времени была предназначена для служебного пользования, и только сейчас ее фрагменты появились в Интернете. Всё?
Тогда почему же тема постоянно всплывает в кино, в печати, в Интернете ? Неотреагированные эмоции ? Атавизмы имперского мышления ? Просто детская тоска от того, что единственный шанс был целый линкор потопить - и не потопили ? Или в этой истории все-таки много недосказанного, так что мы снова и снова возвращаемся к ней ?
За свою долгую жизнь я уяснил, что всякая наука начинается с сомнения. Непоколебимая уверенность - это прерогатива пропаганды, религии либо невежественных журналистов. Основная трудность попытки разобраться в деталях и обстоятельствах атаки - отсутствие доступа к архивным документам - не является причиной для отказа от нее. Конечно, сбор данных из открытых источников и их обобщение - не самый лучший подход, но все-таки это предпочтительнее как голословных деклараций, так и ссылок на отдельные документы, вырванные из общего контекста проблемы. То, что из всего этого получилось, изложено ниже. Я, конечно, рискую быть причисленным к ретроградам, мракобесам, и схоластам, но некоторые обстоятельства мешают мне принять официальную на сегодня версию событий шестидесятитрехлетней давности. Разобраться в них нужно было в первую очередь мне: я предпочитаю знать, а не верить или веровать. Если кому-то моя аргументация покажется сколько-нибудь убедительной - я готов конструктивно обсуждать слабости и недочеты предложенной модели событий и дорабатывать ее. Если, напротив, замеченные мной несоответствия цифр и фактов покажутся несущественными, а аргументация наивной, - то я и не считаю свои заметки истиной в последней инстанции. Пожалуй, их основная цель - посеять сомнения в правоте тех, кто сегодня кажется непогрешимым.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ПОДРОБНОСТИ АТАКИ

Принципиально слабым местом доступных мне работ, посвященных атаке "К-21", является на мой взгляд стремление доказать ее успех или безуспешность. Подход, который я попытаюсь применить здесь, на первый взгляд банален: раз у нас недостаточно данных ни для того, чтобы подтвердить успех атаки, ни для того, чтобы его опровергнуть, то можно и необходимо хотя бы приближенно оценить ВЕРОЯТНОСТЬ этого успеха. Такой подход представляется, во-первых, более конструктивным, а во-вторых, начисто лишен идеологической окраски, поскольку, фигурально говоря, отменить таблицу умножения не удавалось ни самому кровавому диктатору, ни самому отъявленному демократу. Открытые источники дают нам некоторую совокупность цифр и фактов - отбираем наиболее достоверные, принимая некоторые допущения строим модель и получаем числовую оценку вероятности того или иного события. А это уже делает аргументацию предметной в пределах точности модели. Чтобы ход моих рассуждений был понятен и очевиден, я начну с отбора цифр и фактов, подробно процитировав несколько доступных мне источников, описывающих предысторию и ход атаки. Ссылки на них приведены ниже, почти все они опубликованы в Интернете, так что при желании все можно сразу же перепроверить. Отрывки на английском и немецком языках, не имеющие "канонического" перевода, процитированы в оригинале и для удобства переведены мной. Насколько хорошо или плохо это получилось - видно сразу. Как теперь принято говорить, налицо полная прозрачность. Итак начнем.

Из вахтенного журнала ПЛ «К-21»

Воскресенье, 5 июля
...
16.05. Произведено срочное погружение в целях скрытного подхода к берегу противника. Задраен люк. Открыта вахта ШП. Начата дифферентовка.
16.22. Удифферентована лодка. Глубина 20 м. По курсовому углу 30° правого борта слышен неясный шум.
16.35. Шум по КУ 30° п.б. усиливается.
16.40. Всплыли под перископ, ничего не обнаружено.
16.56. По КУ 30° п.б. шум усиливается.
17.00. Легли на курс 212° (на шумы). Поднят перископ. Прямо по носу силуэт ПЛ противника. Ее КУ 3-4° п.б. Дистанция 40-50 каб. Погода в момент обнаружения видимость хорошая. Сплошная облачность. На фоне берега светлый просвет неба. Ветер 3-4 балла. Море 2 балла.
17.00. Торпедная атака! Приготовить носовые и кормовые торпедные аппараты к выстрелу.
17.02. Шум усиливается.
17.12, Перископная глубина. По КУ 110° п.б. силуэты двух миноносцев Их КУ 5-10° п.б. Дистанция до головного 65 каб. и до второго 70-75 каб. Атака по заднему миноносцу. Закрыть передние крышки ТА № 1 и № 2 с установкой глубины 5 м.
17.18. Перископная глубина. По КУ п.б. верхушки мачт больших кораблей в охранении нескольких ММ, идущих строем фронта на ПЛ. Дистанция до кораблей 100-120 каб. Атака на большие корабли!
17.23 Перископная глубина. На ПЛ идет эскадра противника в составе ЛК «Тирпиц», ЛК «Шеер», в охранении 8 ММ. Над кораблями барражирует самолет типа «Арадо». ММ ходят на зигзаге произвольными курсами. Атака на ЛК «Тирпиц»! Его КУ 35-40° л.б. Пеленг 227°. Дистанция 90-95 каб.
17.25. Легли на курс атаки 137°.
17.29. КУ ЛК «Тирпиц» 30°. Головной ММ, идущий впереди охранения ЛК «Шеер», идет на ПЛ.
17.34. Шум приближающегося ММ усиливается и отходит на корму
17.36. Перископная глубина. ЛК «Тирпиц» повернул влево на 90-100°. Эскадра идет строем кильватера. Головной ЛК «Шеер». Дистанция между ними 20-25 каб.
17.46. Перископная глубина. ЛК «Тирпиц» по пеленгу 212°, дистанция до него 40-45 каб. Ход 22 уз. КУ = 50-55° п.б. ММ с правого борта зигзагируют в дистанции 25-30 каб. На обоих ММ видны флаги сигналов.
17.50. Перископная глубина. Эскадра повернула «все вдруг» вправо. КУ ЛК «Тирпиц» 57° л.б. (Здесь Лунин лично красным карандашом внес поправку «5-7°» и заверил ее своей подписью). ММ по носу ПЛ в расстоянии 10-12 каб.
17.54. Легли на боевой курс. Акустик докладывает о шумах со всех направлений. Доклады из отсеков о работе винтов, слышимых через корпус со всех направлений.
17.57. ЛК «Тирпиц» подходит к углу упреждения. ПЛ находится в середине охранения эскадры, ММ видны на всех направлениях. С левого борта ЛК «Тирпиц» в дистанции 4-6 каб. на его кормовых и носовых КУ два ММ. По носу ПЛ в расстоянии 10 - 15 каб. миноносец.
18.01. «Аппараты...!»
18.01.30. «Пли!» Ш = 71° 22' 2'', Д = 24° 34' 3''. Залп произведен четырьмя кормовыми торпедами с установкой глубины 2 м с интервалом 4 секунды. Дистанция залповая 18-20 каб., угол упреждения = 28°, угол встречи = 100°. Скорость цели Vц = 22 уз; скорость ПЛ 3,5 уз.
18.02. Головной миноносец резко ворочает на ПЛ. Из VII отсека доложили: «Торпеды вышли из аппаратов». «Погружайся на глубину 30м».
18.4. Доклады из отсеков через 2 минуты 15 секунд по секундомеру после выхода торпед: «Слышали 2 взрыва». Акустик также доложил: «Слышал 2 взрыва». В момент залпа ПЛ находилась между двумя ЛК, идущими строем фронта в расстоянии друг от друга 25-30 каб. ЛК «Тирпиц» камуфлирован шаровой и коричневой красками.
«В момент торпедного залпа головной миноносец резко ворочает на ПЛ, затем контркурсом навстречу ЛК - полагаю возможным маневр миноносца с целью перехвата торпеды на себя и гибелью, что подтверждается последующими тремя взрывами поясов глубинных бомб. Командир ПЛ Н. Лунин.» (записано в вахтенный журнал красным карандашом на стр.36 лично Луниным).
18.04. Слева и справа резко усилились шумы ММ. Глубина 40 м.
18.10. Слышны шумы ММ справа, слева и прямо по носу.
18.31. Шумы перешли на кормовые КУ. Лодка подвсплыла под перископ. Видны дымы и верхушки мачт удаляющихся кораблей эскадры на норд-ост.
18.31. По корме слышен глухой раскатистый взрыв продолжительностью 20 с.
18.32. Второй раскатистый взрыв.
18.38. Третий раскатистый взрыв.
19.05. Всплыли под перископ. Ничего не обнаружено.
19.09. Всплыли под среднюю. Ш = 71° 25', Д = 24° 26'. Начали передачу радиограммы об атаке ЛК «Тирпиц». Шумы прекратились, состояние погоды прежнее.
19.27. Радиограмма передана три раза. Квитанция получена.
...

Отчет командира и комиссара ПЛ "К-21":

5 июля, видя учащение полетов самолетов, наблюдающих за районом, и будучи предупрежден по радио о выходе в море немецкой эскадры, полностью зарядившись, в 16.06 погрузился, имея установки носовых торпед 1-2-5-6 в 5 м глубины и 3-4 - в 2 м; в корме все 4 торпеды имели 2-метровую установку глубины. Изменить установку глубины кормовых торпед не удалось по причине того, что к надводным доступа нет изнутри прочного корпуса и они были приготовлены в базе к стрельбе по мелкосидящим судам. Подводный же аппарат № 8 пришлось держать с закрытым запирающим клапаном вследствие большой утечки воздуха, который приказано было открывать по сигналу атаки. Торпеду № 7 держал готовой к выстрелу на случай встречи с противником в надводном положении. В 16.33 5 июля 1942 года акустик доложил вахтенному командиру о шумах справа по носу; последний лег на шум, но в перископ ничего не обнаружил и только со вторым его подъемом усмотрена была прямо по носу в дистанции 40-50 каб. ПЛ противника в надводном положении. Взяв на себя управление, с подъемом перископа также установил, что это ПЛ, и, сообразуясь с обстановкой, начал маневрировать для атаки. В 17.12 установил, что в море идут на большой скорости два миноносца; то же, что принималось за ПЛ, оказалось миноносцем, которому рефракция приподняла кончик трубы и мостик; продолжал атаку на второй идущий уступом сзади миноносец.
В 17.18 обнаружил верхушки мачт больших кораблей, идущих строем фронта в сопровождении миноносцев. Головные миноносцы, видимо освещая район, подплыв к нам на дистанцию 50-20 каб., повернули обратно и пошли на сближение с эскадрой. Лег на курс атаки, имея целью левый от меня мателот.
В 17.23 опознал корабли противника, идущие в составе двух линкоров - «Тирпиц» и предположительно «Шеер» - в охране 8 миноносцев типа «Карл Галстер», ходящих на сложных зигзагах.
Над эскадрой барражировал самолет типа «Арадо». Начал маневрирование для атаки носовыми линкора «Тирпиц».
В 17.36 эскадра повернула «все вдруг» влево на 90-100°, выстроившись в кильватер с дистанцией между линкорами 20-30 каб. ПЛ оказалась на расходящихся контркурсах; развернулся вправо на носовые
В 17.50 вся эскадра опять повернула «все вдруг» и линкор «Тирпиц» оказался идущим на лодку с его курсовым левого борта 5-7°. Опасаясь срыва атаки, развернулся на кормовые торпедные аппараты и в 18.01 произвел четырехторпедный залп с интервалом выпуска торпед 4 с, при дистанции залпа 20-17-18 каб., угол упреждения - 28°, угол встречи = 100°, считая скорость линкора в 22 уз и имея свою в 3,5 уз.
В момент залпа находился примерно в середине эскадры, линкор «Шеер» прошел уже угол упреждения и был с моего правого борта, внутри зигзагировали 4 миноносца, головной миноносец охраны линкора «Тирпиц» резко ворочал влево на обратный курс и я опасался, что он идет на ПЛ. С выпуском первой торпеды опустил перископ и с выходом последней загнал лодку на глубину с приемом воды в уравнительную, кормовую дифферентную и увеличил ход до полного.
Через 2 минуты 15 секунд по секундомеру из отсеков, а также акустиком доложено было о взрыве двух торпед. Шумы миноносцев то приближались, то удалялись. Ожидаемых взрывов глубинных бомб не последовало и только в 18.31 по корме, при постепенно уменьшающихся шумах, послышался раскатистый взрыв продолжительностью до 20 с, а затем последовательно в 18.32 и в 18.38 не похожие на взрывы отдельных глубинных бомб.
В 19.09 осмотрел горизонт и, всплыв под среднюю, передал радио об атаке и курс отхода эскадры.
Состояние погоды благоприятствовало атаке: сплошная облачность с чистым небом на горизонте, видимость полная, зыбь с барашками 2-3 балла, ветер 3-4 балла. ЛК «Тирпиц» камуфлирован коричневой и шаровой красками.
...
Выводы:
...
6. Попадание двух торпед при атаке ЛК «Тирпиц» считаю достоверным, это должно быть подтверждено разведкой; в то же время допускаю возможность, что головной миноносец, повернувший в момент выстрела на контркурс с ЛК, перехватил торпеды на себя; в пользу этого предположения свидетельствуют последующие большие взрывы.
7. В достоверности названия второго ЛК не уверен, ибо опознав точно ЛК «Тирпиц» и ставя задачу атаковать его во что бы то ни стало, особого внимания опознанию второго ЛК не уделял.
8. Непонятным остается поведение судов охраны, которые не преследовали лодку после четырехторпедного залпа. Остается предполагать, что из-за опасений завесы из лодок миноносцы, не сумевшие обнаружить лодку до залпа, не получили разрешения отходить от ЛК.
...
п/п Командир ПЛ «К-21» Герой Советского Союза капитан 2 ранга Н. Лунин
п/п Военком ПЛ «К-21» ст. политрук С. Лысов

Вахтенный журнал и отчет командира цит. по [9], комментарии автора книги.

Ю.Ровер, Г.Хюммельхен "Хроника морской войны":

Daraufhin gehen Tirpitz (Kpt.z.S. Karl Topp), Admiral Hipper (Kpt.z.S. Meisel), Admiral Scheer (Kpt.z.S. Meendsen-Bohlken), 7 Zerstorer und 2 T-Boote in See. Dabei vor Ingoey erfolgloser Angriff des sowj. U-Bootes K-21 (Kpt. 2.Rg. Lunin) auf Tirpitz.
Цит. по [14].

В море вышли "Тирпиц" (капитан цур зее Карл Топп), "Адмирал Хиппер" (капитан цур зее Майзель), "Адмирал Шеер" (капитан цур зее Меендзен-Болькен), 7 эсминцев и и 2 миноносца. Перед о. Ингей "Тирпиц" безуспешно атаковала советская подводная лодка "К-21" (капитан 2-го ранга Лунин).

Э. Фрере-Кук, "Атаки на "Тирпиц"":

"Тирпитц", "Шеер", "Хиппер" и 6 эсминцев действительно в 11.37 вышли в море на поиски конвоя, зная, что британские линкоры и крейсера находятся далеко на западе и двигаются домой. В 17.00 русская подводная лодка К-21 сообщила, что немцы идут курсом 45° примерно в 45 милях от мыса Нордкап. Командир лодки заявил, что добился 2 попаданий торпедами. Однако атака подводной лодки вообще не была отражена в военном дневнике линкора, и он не получил повреждений. Через час немцев обнаружил разведывательный самолет, а в 20.29 их заметила британская подводная лодка P-54. В течение часа она отчаянно маневрировала, пытаясь выйти в атаку. Германское морское командование перехватило эти донесения. Оно решило, что если поход затянется дольше, чем до 1.00 6 июля, то возникнет опасность атак самолетов "Викториеса". Поэтому в 21.32 адмирал Шнивинд получил приказ прервать операцию и возвращаться в Альтен-фиорд.
Цит. по [12].

Сайт Bismark & Tirpitz: дословно повторяет версию Фрере-Кука.

Сайт German Naval History:

Operation "Rosselsprung" [так в цитируемом источнике, по правилам транслитерации надо бы Roesselsprung]: Together with BB Tirpitz, CA Admiral Scheer, escorted by the destroyers Karl Galster , Theodor Riedel , Friedrich Ihn, Hans Lody, Z24, Z27, Z28, Z29, Z30 and the torpedo boats T15 and T7, the Admiral Hipper searches for the convoy PQ17 in the arctic sea. Although no contact was made, two third of the convoy is destroyed by U-boats and aircraft.
Операция "Рёссельшпрунг": вместе с ЛК "Тирпиц" и КРТ ("карманным" линкором - А.Х.) "Адмирал Шеер", эскортируемыми эсминцами "Карл Галстер", "Теодор Ридель", "Фридрих Ин", "Ганс Лоди", "Z24", "Z27", "Z28", "Z29", "Z30" и миноносцами "T15" и "T7" "Адмирал Хиппер" искал конвой PQ-17 в арктическом море. Хотя конвой не был обнаружен, две трети его были уничтожены подводными лодками и авиацией

С. Роскилл. Война на море 1939 - 1945 (в русском переводе "Флаг Святого Георгия"):

...Теперь мы знаем, что “Тирпиц” с сопровождением действительно вышел из Альтен-фиорда 5 июля в 11.00, более чем через 12 часов после того, как конвой рассеялся. В тот же вечер немцы отказались от попытки атаковать конвой и повернули назад.
Цит. по [8].

Д.Ирвинг, "Гибель конвоя PQ-17":

At three o’clock that afternoon, Tirpitz, Hipper, Scheer, seven destroyers and two torpedo-boats finally glided out off the Leads and into the open sea (p. 151).
...
At three o’clock on the afternoon of 5 July, the German fleet—Tirpitz, Hipper, Scheer and seven destroyers—had emerged from the Leads at Rolvsoy and put out into the open sea (p. 166).
...
The fleet had been under way only five hours when the Russian submarine K-21 (Commander Lunin) patrolling of North Cape sighted the heavy warships. An immediate warning was broadcast:

Emergency. All ships. Two battleships and eight destroyers in position 071 o 24' North, 023o 40' East. (1700B/5).

Aware that they had been sighted, hut unaware that they had been ‘torpedoed’, as the Russian submarine commander at once claimed, Tirpitz continued with her escorts on her march to the north-east. Just over an hour later, a British aircraft patrolling the North Cape area also sighted the German battle fleet. A further signal was broadcast:

Emergency. All ships. Eleven unknown vessels in position 071 o 31' North, 027o 10' East. Course 065o, ten knots (1816B/5).

Finally, just before half-past eight that evening, the whole formation was again sighted by the Allies — still heading north-eastwards towards the scattering convoy—this time by H.M. submarine Unshaken (Lieutenant Westmacott). At 9.49 p.m. the news of the first of these sightings was received by Admiral Tovey’s fleet, together with news that a Russian submarine claimed to have scored two torpedo hits on Tirpitz. The German attempt to slink out undetected into the Barents Sea could hardly have met with less success had they broadcast their intentions en claire to the Allies in advance.
In Berlin there was consternation: their radio monitoring service had picked up both the first two enemy signals.50 The first reaction was that this very early sighting might enable the enemy’s battle fleet to move up from the west in time to cut off the German fleet’s withdrawal after the raid on the convoy.
Цит. по [13].

В три часа дня "Тирпиц", "Хиппер", "Шеер", семь эсминцев и два миноносца наконец выскользнули глубоководными фарватерами в открытое море (с. 151).
...
В три часа дня 5 июля германская эскадра - "Тирпиц", "Хиппер", "Шеер" и семь эсминцев - покинули Рольвсё и направились в открытое море (с. 166).
...
Эскадра шла полным ходом уже пять часов, когда русская подводная лодка "К-21" (кап. 2-го ранга Лунин), патрулировавшая у Нордкапа, заметила германские тяжелые корабли. Немедленно была передана радиограмма:

Весьма срочно. Всем кораблям. Два линкора и восемь эсминцев в точке 071 o 24' с.ш., 023o 40' в.д. (1700B/5).

Осознав, что обнаружен, но не осознав, что "торпедирован", как сразу заявил командир русской подводной лодки, "Тирпиц" со своим эскортом продолжал движение на северо-запад. Часом позже британский самолет, патрулировавший в р-не Нордкапа, также заметил британскую эскадру. Последовала новая радиограмма:

Весьма срочно. Всем кораблям. Одиннадцать неопознанных кораблей в точке 071 o 31' с.ш., 027o 10' в.д. Курс 065o, десять узлов (1816B/5).

Наконец, около половины девятого вечера все соединение - все еще двигавшееся на северо-восток, в направлении рассеявшегося конвоя - снова было замечено союзниками, на этот раз - британской подводной лодкой "Аншейкен" (л-т Уэстмакотт). В 9.49 вечера сообщение о первом контакте было принято флотом адмирала Тови вместе с заявлением русской подводной лодки о торпедировании "Тирпица". Попытка немцев проскользнуть незамеченными в Баренцево море имела даже меньше успеха, чем если бы о ней было заранее объявлено союзникам открытым текстом.
В Берлине оцепенели от ужаса: служба радиоразведки зафиксировала две первых радиограммы противника. Сперва предположили, что столь раннее обнаружение позволит неприятельскому флоту отойти с запада и отрезать германской эскадре путь к отступлению...

Б.Скофилд:

Однако разрешение Гитлера было получено только 5 июля в 11.37. При этом было наложено ограничение: Шнивинду разрешалась только короткая вылазка. Хотя немцы знали, что крейсера Гамильтона уходят на запад, а флот адмирала Тови болтается где-то в 450 милях от конвоя, двигаясь на юго-запад, РВМ все-таки полагало, что затягивать операцию нельзя. Считалось, что 6 июля после 1.00 «Тирпиц» уже может быть атакован торпедоносцами «Викториеса».
Немецкая эскадра, двигающаяся на север, покинула гавань в 17.00. Оказавшись в 30 милях от берега, она повернула на восток. Она была обнаружена и атакована русской подводной лодкой К-21 как раз в момент поворота. Хотя русские заявили о 2 попаданиях в «Тирпиц», в действительности он не получил повреждений. Через час эскадра была замечена самолетом-разведчиком, а в 20.30 ее встретила подводная лодка «Аншейкн», следовавшая к новому району патрулирования. Лодка сразу сообщила о встрече, но выйти в атаку не сумела.
Цит. по [10]

Уже интересно, правда?

РАЗБОР ПОЛЕТОВ И ПОХОДОВ

Предварительно условимся, что ни один участник, свидетель или интерпретатор событий не имеет оснований для направленной лжи и дезинформации. Тогда первое несоответствие, которое бросается в глаза - это время. Согласно одному источнику эскадра вышла в 11.00, другому - в 11.37, третьему - в три часа дня, в четвертом время выхода вообще не указано и т.д. Согласно вахтенному журналу "К-21" залп по "Тирпицу" был произведен в 18.01:30, а донесение об атаке передано в 19.09, а согласно Д.Ирвингу германская эскадра была обнаружена через пять часов после выхода, т.е. в 18.00, но сообщение о ее обнаружении было передано якобы в 17.00. То же время, т.е. 17.00, указывает Фрере-Кук. Может быть, "пять часов" Ирвинга - просто опечатка, равно как и два мининосца, которые на с. 151 есть, а на с. 166 исчезают ? Предположим, что расхождения скорее всего связаны с использованием в различных работах поясного времени. Это может быть время по Гринвичу (GMT), московское (GMT + 3 часа) или берлинское (GMT + 1 час). Кроме того, в Европе наверняка действовало летнее и зимнее время. В Германии оно было введено в апреле 1916 г., а отменялось ли при Гитлере мне установить не удалось. Скорее всего, нет. Таким образом, действующее время сдвигалось на час вперед. С учетом всего этого попробуем привести сведения о времени к единой системе отсчета. Итак германская эскадра была визуально обнаружена в 17.00 (гидроакустический контакт установлен в 16.35) по московскому времени. По Гринвичу, без учета перехода на летнее время, было 14.00, а по Берлину - 15.00. С учетом летнего времени это соответствует трем и четырем часам дня (в СССР во время войны, летнее и зимнее время, насколько мне известно, не действовало). Залп был дан в 18.01:30 по Москве, т.е. 15.01:30 по Гринвичу, 16.01:30 по Берлину. Если летнее время действовало, то по Гринвичу и по Берлину было 16.01:30 и 17.01:30, соответственно. Время передачи донесения: 19.09 по вахтенному журналу, 16.09 по Гринвичу, 17.09 по Берлину, с учетом летнего времени - 17.09 по Гринвичу и 18.09 по Берлину. Таким образом, во-первых, объясняется время, указанное Ирвингом в качестве момента передачи донесения, а, во-вторых, наблюдается любопытное совпадение (с точностью до нескольких минут) момента обнаружения эскадры по московскому времени, момента залпа по берлинскому времени и начала передачи донесения по Гринвичу. Если поясное время в той или иной работе не конкретизировано, то сама атака, длившаяся более часа, как бы выпадает вообще. Мы уже договорились исключить из рассмотрения возможность целенаправленной лжи, однако такое совпадение объясняет уверенность некоторых авторов в том, что атаки как таковой не было.
Я уже начал писать эти заметки, когда мне попалась работа А.Токарева "Охота на "Тирпица"", жанр которой определен как документальная повесть. К сожалению, документы в ней процитированы без ссылок на номера, по которым исследователи, имеющие доступ к архивам, могли бы при необходимости их "поднять". Примем как гипотезу, что эти документы действительно существуют именно в таком виде, в каком они процитированы, поскольку нам понадобятся текст донесения Н.А.Лунина, текст донесения авиаразведки и текст донесения лейтенанта Уэстмакота. Естественно, мы оценим правомерность принятия этой гипотезы. Упомянул я эту работу еще и потому, что в ней подняты, в частности, те же вопросы, что возникли у меня при чтении материалов, посвященных операции "Рёссельшпрунг", а именно: чем объясняются нестыковки во времени, в пространстве и в сведениях о корабельном составе германской эскадры. Не знаю, хорошо это или плохо, но оказалось, что я объяснил расхождения во времени так же, как А.Ткачев - поясным временем. А вот удивительного совпадения трех ключевых моментов атаки в указанной работе не отмечено, как, впрочем, и во всех остальных.
Есть расхождения и во времени выхода германской эскадры в море. Из приведенных выше отрывков у нас есть четыре момента времени: 11.00, 11.37, 15.00 и 17.00. Первые два момента достаточно близки, однако третий нельзя привести в соответствие первым двум, разве что с большой натяжкой: три часа по московскому времени соответствуют двенадцати по Гринвичу без учета летнего времени, однако с какой стати Ирвинг указывал бы в своей работе московское время ? Так что здесь, очевидно, ошибка или опечатка. Приняв же упомянутые им пять часов движения эскадры, обратным отсчетом от момента обнаружения получим время выхода 12.00 по Гринвичу, т.е. достаточно близкую к первым двум величину. Время выхода 17.00, указанное Скофилдом, никакой критики не выдерживает. При таком времени выхода - по Москве ли, по Гринвичу ли - эскадра не могла дойти до точки, где была обнаружена "К-21". Однако у Скофилда появляется новая версия: 11.37 - это не время выхода, а время, когда разрешение на выход было получено. Можно было бы подсчитывать, сколько времени потребовалось бы германской на экстренную подготовку к выходу (наверное, не 23 минуты), прикидывать время, за которое эскадра отошла на 30 миль от берега (наверное, не за пять часов или не на 30 миль), однако это лишнее. Уже можно с большой уверенностью считать, что время выхода эскадры достоверно не известно, поэтому среднюю скорость перехода к точке обнаружения нельзя оценить даже ориентировочно. В свою очередь эта величина пригодилась бы для оценки вероятности успеха атаки.
Что касается расхождений в пространстве, то в отрывке из книги Д.Ирвинга приводились радиограммы, переданные Н.А.Луниным и патрульным самолетом. В упомянутой уже "Охоте на "Тирпица"" они процитированы и в таком виде, и в оригинале. Донесение Н.А.Лунина, согласно этой работе, сохранилось в журнале боевых действий СФ и выглядит так:

"Весьма срочно. По флоту. В 18.00 в Ш - 71o25' N, 23o40' Ost атаковал корабли противника в составе линкоров "Тирпиц", "Шеер" и восьми эсминцев. Вышел в атаку на линкор "Тирпиц", слышал два взрыва. Командир "К-21"".

В воспоминаниях участника атаки В.Л.Ужаровского донесение выглядит практически идентично:

Внеочередная, по флоту. Широта... долгота..., линкор "Тирпиц", два крейсера, охранение 8 эсминцев, курс..., скорость..., атаковал, слышал два взрыва. Командир"
Цит. по "Независимое военное обозрение" 17.03.2000 г.

Весьма вероятно, что донесение выглядело именно так. По Ирвингу командир "К-21" тотчас же донес о торпедировании "Тирпица", но это не противоречит приведенному тексту. То, что радиограмма об обнаружении германской эскадры и об атаке "Тирпица" была одна, а не две, тоже, на мой взгляд, очевидно. "Сразу же" - это не через четыре дня, когда "К-21" возвратилась из похода. Свидетели и участники атаки, пересказывая донесение своими словами, также приводят формулировку о двух взрывах [9]. А.Больных в предисловии к "Атакам на "Тирпиц"" пишет: "... сам Лунин... никогда не говорил, что попал в линкор. Он только АТАКОВАЛ его..." [12]. Это не может быть доказательством, даже косвенным, но опять-таки не противоречит тексту процитированной радиограммы. Расхождение координат в двух версиях донесения - одна угловая минута по широте, что составляет, как известно, одну милю. Насколько это существенно, мы еще увидим.
Перейдем теперь к донесению патрульного самолета. В версии Ирвинга оно уже цитировалось, обратимся к "Охоте на "Тирпица"". Согласно этой работе, в информационном листе № 187 штаба СФ для британской военно-морской миссии за 6.07.1942 г., сохранившемся в ЦВМА, излагалось следующее:

Море: 5 июля 1942 г.
18.05 - в Ш - 71o25' норд, Д - 23o40' ост линкор "Тирпиц", линкор "Шеер" в охранении 8 миноносцев курсом норд-ост; подводной лодкой "К-21" линкор "Тирпиц" атакован торпедами. 19.06 - в Ш - 71o31', Д - 27o10' одиннадцать кораблей курсом 65o, скорость 10 узлов.
...
Боевые действия
...
19.05 - один ГСТ и три ДБ-3ф вылетали в разведку, доносили об обнаружении 11 кораблей противника в в Ш - 71o31', Д - 27o10', курсом 65o, скорость 10 узлов.
...
Дежурный оператор капитан 3 ранга Валявский

Попытка "привязаться" по времени с помощью этого документа, может привести к дальнейшим недоразумениям. Согласно вахтенному журналу "К-21", радиограмма об обнаружении и атаке эскадры была передана в 19.09. Получается, что патрульный самолет передал свою радиограмму раньше, чем "К-21", однако почти все процитированные работы свидетельствуют обратное. Далее, представляется невероятным, чтобы через минуту после вылета (19.05) авиаразведка обнаружила бы эскадру (19.06). В этой же работе цитируются еще три документа, дающие сведения о времени, которые представляются более соответствующими реальным событиям. Первый - это документ оперативного отдела штаба СФ о движении конвоя PQ-17:

05.07. 19.23. ДБ-3ф донес по радио. Корабли противника в составе 11 единиц, Ш - 71o31', Д - 27o10', курсом 65o, ход 10 узлов.

Второй - это оперсводка №650 штаба ВВС СФ от 6.07.1942 г.:

... В 19.15 05.07, Ш - 71o31', Д - 26o10' обнаружена эскадра кораблей притивника в количестве 11 вымпелов, курс 65o, ход 10 узлов.

Третий - это журнал боевых действий 2-го гвардейского Краснознаменного авиационного полка ВВС СФ:

... Доклад экипажа ДБ-3ф (Сидоровский), 22 часа 08 минут... Фи - 71o30', лямбда - 26o10' обнаружены корабли 11 штук, среди них 3 больших (один выделяется). Строй - фронт. При выходе с Гаммерфеста в районе Нордкапа видел самолет противника двухмоторный...

"Фи" и "лямбда" в процитированном донесении проставлены вместо соответствующих греческих букв.

Теперь примем время обнаружения эскадры самолетом-разведчиком 19.15 по поясному времени (18.15 по Гринвичу, что незначительно расходится с 18.16 у Ирвинга, и 20.15 по Москве). Непринципиально, был ли самолет-разведчик советским или британским. Их вообще могло быть два: теоретически самолет, замеченный советским экипажем, мог оказаться британским разведчиком. Правда, в этом случае можно было бы ожидать большего разброса координат, но и один градус по долготе на 71-й параллели соответствует 53.7 км (ок. 29 миль). Исходя из этого приблизительно оценим путь, пройденный эскадрой с момента ее обнаружения подводной лодкой "К-21", т.е. за 3 с четвертью часа. Если принять долготу равной 26o10', то получается около 73 миль, т.е. эскадра должна была двигаться со средней скоростью чуть больше 22 узлов. Если же принять долготу равной 27o10', то путь составит около 101 мили, и эскадра должна была бы прийти его со средней скоростью 31 узел, что нереально. Вот почему координаты, указанные в документах штаба ВВС выглядят предпочтительнее. Может, конечно, насторожить сама цифра - 22 узла, но предположение о "подчистке" документов штаба ВВС для приведения их в соответствие с вахтенным журналом "К-21" и отчетом Н.А.Лунина представляется фантастическим.
Теперь перейдем к радиограмме командира британской подводной лодки. К сожалению, ее текст не приводится. Время обнаружения эскадры лейтенантом Уэстмакоттом - 20.29 по версии Фрере-Кука. Обратившись опять к "Охоте на "Тирпица"", в пересказе донесения найдем то же время, координаты 71o45' с.ш., 27o50' в.д. и состав эскадры: "Тирпиц", "Хиппер" и 6 эсминцев. Отвлечемся на время от состава эскадры и попробуем определить, по какому часовому поясу указано время и, соответственно, среднюю скорость эскадры. Начнем с пройденного пути. Он, как нетрудно убедиться, составляет: от точки обнаружения патрульным самолетом - около 51 мили, от точки обнаружения лодкой "К-21" (считая долготу равной 23o40') - 122 с половиной мили. Предположив, что время 20.29 - поясное, получим 21.29 по Москве. Тогда от момента обнаружения лодкой "К-21" до момента обнаружения лодкой "Аншейкен" эскадра должна была двигаться 27-узловым ходом. С учетом зигзагов маловероятно, но возможно. Но от момента обнаружения патрульным самолетом до момента обнаружения лодкой "Аншейкен" эскадра должна была развить более 33 узлов, чего быть, конечно, не могло (напомним: наибольшая скорость "Тирпица" равнялась 30 узлам). Если предположить, что время 20.29 - летнее по Гринвичу, то все становится на свои места: по Москве было 22.29, от момента встречи с "К-21" эскадра шла почти пять с половиной часов со средней скоростью 22.3 узла, а от момента встречи с патрульным самолетом - два с четвертью часа со средней скоростью 22.5 узла. Не подвергая сомнению десятиузловую скорость эскадры, зафиксированную патрульным самолетом, не будем пока делать выводы, чем она была обусловлена, т.к. для этих выводов недостаточно оснований.
Замечу, что тот факт, что донесение командира британской подводной лодки не процитировано дословно А.Ткачевым я еще могу объяснить, но почему его нет в работе Д.Ирвинга - загадка. И еще: расстояния, полученные мной, отличаются от приведенных в "Охоте на "Тирпица"". Не имея подробной карты района, я рассчитывал разности угловых координат, а потом пересчитывал их в километры и мили, принимая, естественно, одну минуту по широте за одну милю, а один градус по долготе для 71-й параллели - за 53.7 км.
Пока что из приведенных выше цитат и рассуждений очевидно одно: несмотря на утверждения зарубежных исследователей на то, что в руки союзников попали ВСЕ документы, относящиеся к операции "Рёссельшпрунг", налицо разночтение данных о переходе германской эскадры. Привести их к единой системе отсчета можно, сделав некоторые предположения, правомочность которых можно оценить, но не доказать.
Не меньше вопросов вызывает состав эскадры. Ю.Ровер и Д.Ирвинг называют двенадцать кораблей - "Тирпиц", "Шеер", "Хиппер", семь эсминцев и два миноносца, всего 12 кораблей. Подчеркиваю: именно миноносца, а не торпедных катера, недоразумение возникает при переводе: английское torpedo boat и немецкое Torpedoboot - это миноносец, торпедный катер будет, соответственно, motor torpedo boat (или MTB) и Schnellboot. В радиограмме Н.А.Лунина фигурируют "Тирпиц", "Шеер" и восемь эсминцев. В донесении патрульного самолета - одиннадцать кораблей (три больших, один, т.е. "Тирпиц", выделяется, и те же восемь эсминцев). Наконец, в пересказе донесения лейтенанта Уэстмакотта упомянуты "Тирпиц", "Хиппер" и шесть эсминцев. Эта же версия изложена Фрере-Куком и на сайте "Bismark & Tirpitz". Согласно сайту "German Naval History" в состав эскадры входили 11 кораблей эскорта - 9 эсминцев и два миноносца, причем все они названы "поименно". Однако к этой информации приходится относиться весьма критически, о чем будет сказано ниже. Исходя из разницы в составе охранения, указанной в различных донесениях, командование СФ сделало в свое время вывод о потоплении миноносца во время атаки "Тирпица". Однако теперь, когда каждому стали доступны списки корабельного состава Кригсмарине, очевидно, что ни эсминец, ни миноносец во время атаки не пострадали. Сделав... как бы это помягче... смелое предположение, что германское командование включило-таки в состав эскадры два торпедных катера, можно по тем же спискам корабельного состава Кригсмарине убедиться, что и торпедный катер в это время потерян не был. Впрочем, нас интересует совсем другой вопрос: можно ли, пользуясь доступными источниками, определить состав германской эскадры ?
Что касается тяжелых кораблей, то почти не вызывает сомнений, что Н.А.Лунин в перископ не заметил "Хиппера", а лейтенант Уэстмакотт - "Шеера". Косвенным подтверждением этому служит отчет Н.А.Лунина, в котором он прямо признает, что, опознав "Тирпица", не уделял внимания опознанию второго тяжелого корабля. Другое дело миноносцы, поскольку их опознавание было ЖИЗНЕННО важным как для успеха атаки, так и для сохранения лодки после нее. Точно так же командир "Аншейкен" мог не заметить "Шеера". Почему из восьми миноносцев он заметил шесть - это оставим на его совести: два незамеченных миноносца вполне могли бы потопить "Аншейкен", если бы обнаружили ее. Итак начнем подсчет кораблей эскорта. По данным Ю.Ровера 9 - 10.05.1942 г. "Адмирал Шеер" в сопровождении миноносцев "Т-5" и "Т-7" и танкера "Дитмаршен" вышел из Трондхейма в Нарвик. 24 - 25.05.1942 г. из Трондхейма в Нарвик вышел "Лютцов" в сопровождении эсминца "Ганс Лоди", миноносца "Т-7" и танкера "Дитмаршен". По данным других источников в состав группы входил не "Т-5", а "Т-15", и это больше похоже на правду, поскольку "Т-5" в августе 1941 г. был переведен на Балтику. Названия остальных эсминцев возьмем в списках корабельного состава Кригсмарине [16]. Однако учтем тот факт,что 3 июля сели на камни и получили повреждения "Ганс Лоди" ("Z-10"), "Теодор Ридель" ("Z-6") и "Карл Галстер" ("Z-20"). Таким образом, полученные повреждения вряд ли позволили "Галстеру" участвовать в операции "Рёссельшпрунг", как это утверждает "German Naval History". Попробуем подтвердить такое предположение. У Ирвинга находим по этому поводу следующее:

...three of the destroyers accompanying Tirpitz ran one after another into a submerged rock lying just off the deep-water channel incurring such damage to their propeller-shafts and screws that they were forced to drop out too. (p. 67)

... три из эсминцев, сопровождающих "Тирпиц", один за другим налетели на подводную скалу, лежащую в стороне от глубоководного фарватера и получили такие повреждения винтов и валов, что не смогли больше участвовать в операции.

Несколькими страницами ниже Ирвинг цитирут сообщение адмирала Карлса:

Appreciation of situation as of 6 p.m.
...
4. Lutzow, Riedel, Galster, Lody have dropped out.

Оценка ситуации на 18.00
...
4. "Лютцов", "Ридель", "Галстер", "Лоди" отпали.

И, наконец, в работе С.В.Патянина [6] читаем:

...3 июля 1942 года при проходе узкости Гимсё три эсминца один за другим выскочили на необозначен­ную на карте подводную скалу, расположен­ную на кромке глубоководного фарватера. Первым налетел на камни «Ганс Лоди», серьезно повредив оба винта и вала, рас­поров в нескольких местах второе дно. Шедший следом «Карл Гальстер» начал обходить поврежденный корабль, но также коснулся грунта. У него вышли из строя левый вал, винт и обтекатель шумопеленгаторной станции. Последний — «Теодор Ридель» — отделался незначительным по­вреждением винтов. Ремонт кораблей длился от двух месяцев до полугода.

Итак эти три эсминца можно смело исключить из рассмотрения. "Карманный" линкор "Лютцов" также сел на камни, получил повреждения и 8 - 10 июля ушел на ремонт в сопровождении эсминца "Фридрих Ин" и миноносцев "Т-7" и "Т-15". Согласно [7] "Z-24" в июле - декабре находился в ремонте с установкой 150-мм башен. Можно предположить, что в ремонт он стал ближе к концу июля, т.к. 3 - 4 июля сопровождал "Лютцов" и "Адмирал Шеер" из Нарвика в Альтен-фьорд. В принципе, он также мог идти в составе эскадры 5 июля. Таким образом, возможный состав эскорта германских тяжелых кораблей получается таким:

Z-14 "Фридрих Ин"
Z-4 "Рихард Байцен"
Z-24
Z-27
Z-28
Z-29
Z-30
Т-7
Т-15


Получается 9 эскортных кораблей, что совпадает с данными Ю.Ровера и Д.Ирвинга. С другой стороны, в доступных мне справочниках по германским миноносцам, в частности, С.В.Патянина "Миноносцы Кригсмарине тип 35/37/39", ничего не говорится об участии Т-7 и Т-15 в операции "Рёссельшпрунг". Оценить целесообразность участия кораблей с посредственной мореходностью в операции по разгрому крупного конвоя я не берусь. Возможно, такое решение мотивировалось недостатком охранения вследствие выхода из строя сразу трех эсминцев. Очевидно одно: критерием оценки количества кораблей эскорта могут быть данные авиаразведки, но не донесения командиров подводных лодок. Таким образом, следует принять это количество равным восьми. Дальше, как говорится, возможны варианты. Если "Z-24" к этому времени не стал в ремонт, то в составе эскадры должен был идти только один миноносец: "Т-7" или "Т-15". Тогда авиаразведка должна была заметить, что один из кораблей эскорта выделяется. Если предположить, что "Z-24" уже стал в ремонт, тогда в эскорте должны были идти оба миноносца, но, опять-таки, воздушная разведка должна была бы заметить, что выделяются два корабля охранения. Возможно, конечно, что, уделяя основное внимание опознаванию тяжелых кораблей, авиаразведка просто сочла факт разнородного охранения не заслуживающим внимания. Но тогда возникает следующий вопрос. Если ВСЕ документы по операции "Рёссельшпрунг" попали в руки союзников, то откуда взялась неопределенность и разночтение сведений о составе эскадры ? Ведь наверняка должен был существовать приказ на переход эскадры со схемой походного ордера, подготовленной германским штабом. Куда девались эти документы ? И потом, за шестьдесят с лишним лет хоть кто-то из свидетелей или участников событий с германской стороны ДОЛЖЕН БЫЛ БЫ заметить явные нестыковки и указать на них. Но не указал. Почему ? Меня этот вопрос занимает не меньше, чем пресловутое молчание по поводу гипотетических повреждений "Тирпица".
Хочу отметить еще одно интересное обстоятельство. В работе "Германские эсминцы в бою: Действия эскадренных миноносцев ВМФ Германии в 1939-1945 гг." Е.Грановского и М.Морозова НИЧЕГО не написано об операции "Рёссельшпрунг". Не думаю, что столь серьезные авторы просто не сочли достойной внимания эту операцию, скорее, конкретных данных об участии в ней германских эсминцев просто не удалось обнаружить. Опять таки, это не может быть доказательством, даже косвенным, но на размышления наводит и сомнения усугубляет.

АППАРАТЫ - ПЛИ !

Наконец мы добрались до самого интересного - до торпедного залпа. Для дальнейших рассуждений нам понадобится схема маневрирования. В Интернете мне удалось найти сразу две схемы. Первая, как это ни удивительно, обнародована на форуме телевизионного клуба знатоков, увы, без указания источника. Она интересна в первую очередь тем, что отображает все этапы маневрирования германской эскадры и "К-21". Вторая опубликована в книге "Лунин атакует "Тирпиц"" и отображает только заключительный этап атаки. Как видим, принципиальных различий в изображении этого этапа на обеих схемах нет. Можно, конечно, порассуждать о правильности решения, принятого командиром, и прочих сопутствующих факторах. Но, боюсь, для этого я недостаточно авторитетный стратег и тактик, посему ограничусь несколькими замечаниями. Полагаю, что Н.А.Лунин был достаточно компетентен для того, чтобы понять: атака германской эскадры сопряжена со смертельным риском, и это не просто красивая фраза. Охранение было если не "чрезвычайно сильным", то сильным достаточно, чтобы обнаружить и гарантированно уничтожить "К-21". Для этого, как я уже упоминал, достаточно было двух миноносцев, а их было восемь. Расстояние около двух миль (дистанция торпедного залпа) эсминец на скорости 25 - 27 узлов проходит меньше, чем за 5 минут, так что вопрос о том, входила или не входила "К-21" в середину походного ордера эскадры не играет особой роли. И потом, сколько бы отечественные авторы не рассуждали о "лучшем на то время подводном крейсере", лодки типа "К" были достаточно шумными и гидроакустическое оборудование германских эсминцев вполне позволяло их обнаружить, во всяком случае, на дистанции 500 - 700 м [7]. В такой ситуации вопрос об "отлично отстреляться" по "Хипперу" или "Шееру" просто не стоял: ввиду вполне реальной перспективы гибели лодки необходимо было нанести эскадре максимальный урон - реальный или психологический. Этот эффект могла дать только атака "Тирпица". Забегая вперед, отметим, что психологический эффект атака действительно дала. А вот насколько вероятно было нанесение реального ущерба - об этом и пойдет разговор.
Первое и главное: почему командир принял решение стрелять кормовыми аппаратами ? Не лучше ли было сблизиться с "Тирпицем" на контркурсах, а затем атаковать его с малой дистанции ? Трудно сказать. Очевидно, что простое сближение не дало бы результата. Торпеды 53-38 (наличие их на борту лодки подтверждается участниками атаки, эти же торпеды упоминаются на форуме, т.е. у нас пока нет оснований предполагать противное) были оснащены контактным взрывателем. При стрельбе на острых углах встречи удар торпеды о корпус корабля получается скользящим и контактный взрыватель почти гарантированно не срабатывает. Значит, оставался только один альтернативный вариант: сближаться, а потом резко разворачиваться на носовые аппараты. В этом случае вполне реально могло не только не хватить пространства для маневра: развороту могли помешать как сам "Тирпиц", так миноносец охранения. Даже случайное попадание под его таранный удар гарантировало лодке, во-первых, серьезные повреждения, а во вторых - обнаружение и практически гарантированное уничтожение неприятелем. Принятое решение атаковать кормовыми аппаратами, конечно, вело к увеличению дистанции стрельбы, но давало хоть какое-то пространство для маневра. Так или не так рассуждал командир, мы никогда уже не узнаем, но, во всяком случае рациональное объяснение принятому решению можно найти.
Пожалуй, нет смысла подробно обсуждать, почему командир "целился в пояс": в силу конструктивных особенностей лодки углубление торпед в двух кормовых аппаратах, расположенных в надстройке, можно было менять только в надводном положении. Раз так, то менять углубление торпед в двух других аппаратах уже не имело смысла. Другой вопрос, могла ли торпеда, идущая на глубине 2 м, нанести серьезные повреждения "Трипицу" ? И да, и нет. На сайте "Bismark & Tirpitz" приведена схема бронирования линкора, но на ней указана только толщина брони на различных участках. По известным размерениям (длине и осадке) можно определить масщтаб изображения и приблизительно рассчитать общую высоту пояса и отдельно - высоту его надводной и подводной части. Полученные результаты практически совпадают с величинами, указанными при обсуждении темы в форуме (см. выше). Но можно ли утверждать, что гипотетическое попадание пришлось бы именно под пояс ? На мой взгляд, однозначно на этот вопрос нельзя ответить. Согласно упомянутой схеме высота подводной части пояса получается около двух метров, т.е. энергия взрыва пришлась бы как на пояс, так и ниже его. Но, во-первых, неизвестно, насколько хорошо торпеды выдерживали заданное углубление. Вспомним, что одной из причин "торпедного кризиса" в американском флоте было именно то, что торпеды шли глубже заданного значения. То, что проблемы с торпедами в отечественном флоте также существовали, вроде бы, стало признанным фактом. Однако описание самих проблем и способов их преодоления мне найти не удалось. Во-вторых, оценивая возможную тяжесть повреждений следует учитывать не только главный пояс, но и противоминную защиту в целом. И о ней подробных данных я, к сожалению, не нашел, равно как и прямых доказательств того, что подлинные ТТЭ "Тирпица" были известны на момент атаки.
Следующий пункт, который вызывает сомнения при обсуждении атаки - расчет торпедного треугольника. Отечественные подводные лодки не имели автомата торпедной стрельбы, поэтому треугольник рассчитывался вручную или с помощью примитивных механических приспособлений. Существовали также, насколько мне известно, таблицы стрельбы, однако примера такой таблицы я привести не могу. Поэтому остановимся на ручном расчете.
Решение торпедного треугольника не вызывает трудностей только в одном случае, когда цель движется с постоянной скоростью строго перпендикулярно курсу лодки и не маневрирует, а угол Обри равен нулю. Тогда угол упреждения L зависит только от отношения скоростей торпеды Vт и цели Vц . Решения торпедного треугольника для общего случая я в Интернете не нашел: по-видимому, сейчас оно представляет некоторый интерес только для любителей компьютерных игр. Выведем его самостоятельно для случая, когда цель движется относительно курса лодки, конкретности ради, под тупым углом. По-прежнему полагая скорость цели постоянной и угол Обри равным нулю введем в рассмотрение угол встречи торпеды с целью М и угол МI, дополняющий его до 180o. Тогда угол упреждения будет определятся не только отношением скоростей торпеды и цели, но и углом встречи торпеды с целью. Заметим, что ни дистанция до цели в момент залпа, ни расстояние, пройденное торпедой до встречи с целью, в расчет не входят. Таким образом, ошибка в определении дистанции до цели не сказывается на точности прицеливания. Однако при больших дистанциях до цели, во-первых, повышается вероятность ее уклонения, а во-вторых - путь, проходимый торпедой, может превысить дальность ее хода. Подставляя в расчетное соотношение известные нам из вахтенного журнала и отчета командира "К-21" величины (скорость цели и угол встречи) и приняв скорость торпеды 53-38 равной 44.5 узла (по справочнику), получим значение угла упреждения 27,99o. Расчет Н.А.Лунина был безупречен. Собственно говоря, я не сомневался в этом, поскольку при разборе атаки очевидная ошибка в расчете непременно выявилась бы. Но правильность расчета сама по себе еще ничего не значит. Полученный результат справедлив при точно известной и постоянной скорости цели, отсутствии ее маневрирования и точному соблюдению торпедой заданного курса. Залповая стрельба с временным интервалом между выпуском отдельных торпед в какой-то мере повышает вероятность поражения цели, но не гарантирует полной компенсации ошибок, вносимых указанными факторами. Оценив среднюю скорость движения эскадры, мы, тем не менее, не можем утверждать, что скорость "Тирпица" составляла именно 22 узла и не изменялась в больших пределах за время движения торпед. Есть лишь некоторые предпосылки к такому утверждению: командир 15 раз поднимал перископ, наблюдая цель в различных ракурсах, и имел возможность правильно оценить элементы ее движения. Некоторые сомнения вызывает другой факт. Первый взрыв был услышан через 2 мин 15 с. Если это действительно был взрыв, вызванный попаданием торпеды, то за это время она прошла 16.7 каб., хотя из вахтенного журнала и отчета залповая дистанция оценивается в 18 - 20 каб. Возможно, это объясняется ошибкой при определении дистанции до цели в момент залпа, возможно - преждевременным срабатыванием взрывателя, хотя причину такого срабатывания установить затруднительно. В берег торпеда попасть не могла (предельная дальность хода 5.4 мили), необозначенных подводных скал не было (эскадра свободно маневрировала), о плавающих льдинах нигде не упоминается. Косвенным доказательством последнего утверждения могут быть известные фотографии германской эскадры, выходящей в операцию "Рёссельшпрунг", и конвоя PQ-17, шедшего севернее: ни на одной из них льда не видно. Высказанное на форуме предположение о срабатывании взрывателя в кильватерной струе вызывает большие сомнения. Столь же неубедительны утверждения о том, что услышанные взрывы могли быть вызваны, например, глубинными бомбами или артиллерийскими снарядами. Не говоря уже о том, что звуки взрывов снаряда, торпеды и глубинной бомбы значительно отличаются на слух и сопровождаются различным гидродинамическим ударом, факт артиллерийской стрельбы при скрытном выдвижении эскадры маловероятен и, безусловно, должен был быть зафиксирован в вахтенном журнале. Точно так же в вахтенном журнале если не "Тирпица", то одного из эсминцев должен был быть зафиксирован факт глубинного бомбометания (профилактического, как минимум). То, что подобных записей в вахтенных журналах не обнаружено, можно считать установленным фактом. В противном случае это было бы весомым аргументом в доказательство промаха "К-21", однако ни в одном источнике ссылок на такую запись нет. Поэтому и у нас нет оснований утверждать, что два взрыва, упомянутых в донесении командира, не были взрывами торпед. В конце концов, не разведывательный же "Арадо" упал в воду и взорвался. И вообще, тогда их должно было упасть два. И каждый - с грузом глубинных бомб (?!). Это не более, чем грустная шутка, конечно.
Дабы положить конец долгим рассуждениям, скажу: доказательством успеха атаки могли быть только фотографии, сделанные через перископ. Поскольку их нет, то не будем обсуждать, был ли оправдан дополнительный риск, связанный с их получением. Конечно, лихость Дадли Мортона, поднимавшего перископ для приманки японских эсминцев, всем импонирует, но здесь ситуация была несколько иной. Фотография "Тирпица" с кессоном у левого борта, упоминаемая сторонниками версии успеха атаки, на отсутствие которой сетует А.Ткачев, на мой взгляд, почти ничего не доказывает, поскольку признаков, позволяющих однозначно идентифицировать время, когда она была сделана, скорее всего найти нельзя. Раз убедительных прямых и косвенных доказательств успеха атаки нет, перейдем просто к оценке вероятности попадания торпед в "Тирпиц".
Успехом атаки будем считать попадание в цель хотя бы одной из выпущенных торпед. Попадание каждой торпеды, в свою очередь, состоит в одновременном наступлении как минимум трех событий: первое - торпеда не отклонилась от заданного курса, второе - торпеда ударила в борт цели, третье - взрыватель сработал. Вероятность каждого из этих элементарных событий можно оценить, например, обрабатывая данные о торпедных атаках подводных лодок ВМФ СССР. Для этой цели я воспользовался работами [2, 3, 4], в которых атаки подвергаются критическому разбору. Были отобраны 100 атак, результаты которых вызывают наименьшие сомнения. 70 из них привели к успеху, т.е. хотя бы одна торпеда попала в цель, 30 были безуспешными или имели частичный успех (в двух атаках торпеда попала в цель, но взрыватель не сработал). В 5 безуспешных атаках из 30 упомянутых торпеды отклонились от заданного курса вследствие шторма (сильного волнения), в трех - самопроизвольно. Кроме того, в 1941 - 1942 гг. зафиксированы две безуспешных атаки, когда торпеды взорвались преждевременно: в одном случае - не доходя до цели, во втором - на небольшом удалении от лодки (случаи преждевременного взрыва торпед в 1943 - 1944 гг. не рассматриваются в силу широкого применения в это время бесконтактных взрывателей). В двух случаях (1943 - 1944 гг.) торпеды выскакивали на поверхность. Эти данные дают возможность утверждать, что оценка вероятности срабатывания взрывателя составит (70 + 30 - 2)/(70 + 30) = 0.98, а оценка вероятности удержания торпеды на курсе - (70 + 30 - 3)/(70 + 30) = 0.97. В силу состояния моря (2 - 3 балла) в день атаки "Тирпица" возможностью схода торпеды с курса из-за волнения пренебрегаем. Среди успешных атак 5 было выполнено с дистанций, превышающих 10 каб., безуспешных атак с большой дистанции было 15. Две из них были выполнены с дистанции, превышавшей дальность хода торпед, в трех случаях цель заведомо уклонилась, причем в одном из них - после предупреждения с воздуха, а в одной из этих безуспешных атак прицеливание выполнялось "на глаз". Из этих данных можно получить оценку вероятности успеха атаки с большой дистанции, равную 0.25. Больший интерес представляет оценка вероятности попадания одной торпеды при атаке с большой дистанции. Подсчитав отношение количества торпед, попавших в цель (9), к общему количеству выпущенных торпед (49 ... 52), получим оценку этой вероятности 0.17 ... 0.18. Оценки вероятности успеха атаки и попадания торпеды с большой дистанции являются достаточно грубыми, поскольку, во-первых, достоверное число атак с большой дистанции слишком мало для расчета статистических характеристик и, во-вторых, в ряде случаев промах определялся по отсутствию подтверждения успеха атаки противной стороной. Тем не менее, в качестве оценки снизу их вполне можно использовать. Оценки вероятностей удержания торпеды на курсе и срабатывания контактного взрывателя можно считать достаточно надежными. На основании полученной оценки вероятности попадания одной торпеды с большой дистанции вычислим оценку вероятности попадания хотя бы одной торпеды из четырех, поскольку оценка вероятности успешной атаки с большой дистанции получена для различного количества торпед в залпе. Воспользовавшись известным соотношением для определения вероятности суммы совместных событий (см., напр., Вентцель Е.С. Курс теории вероятностей), получим 4 x 0.17 - 6 x 0.172 + 4 x 0.173 - 0.174 = 0.52. Повторив тот же расчет для значения 0.18, получим искомую оценку равной 0.54, т.е. нижняя оценка вероятности успеха четырехторпедного залпа по статистическим данным приблизительно равна 0.5.
Тот же результат можно было бы получить проще, найдя сначала вероятность промаха одной торпеды, потом - вероятность промаха четырехторпедного залпа, а затем, вычтя ее из единицы - вероятность попадания хотя бы одной торпеды (промах и попадание хотя бы одной торпеды образуют полную группу нес

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика