История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Похождения "Шведского комсомольца"


Похождения "Шведского комсомольца"

Автор: russiaflot от 15 марта 2017


"...В ночь с 27 на 28 октября с.г. советская дизельная подводная лодка №137, совершая обычное учебное плавание в Балтийском море, вследствие выхода из строя навигационных приборов и возникновения в связи с этим ошибок в определении места, в плохую видимость сбилась с курса и села на мель у юго-восточной оконечности Швеции...

/Из Сообщения ТАСС "О происшествии с советский подводной лодкой", опубликованного 6 ноября 1981 г./

 


 

Подводная лодка "С-363” вышла в море 17 октября 1981 года под командованием капитана 3 ранга Анатолия Гущина.

Почти сразу после выхода, субмарина следовала в подводном положении и в 18 часов 10 минут попала в трал рыболовного сейнера. Внешних повреждений при осмотре рубки после всплытия выявлено не было, но оказалась поврежденной антенна радиопеленгатора "РПН-47-03". О факте его повреждения на лодке узнали лишь после аварии. Перед походом на "С-363" был установлен нештатный прибор-приёмоиндикатор международной системы МАМС - "Пирс-1М" для приема сигналов фиксированных радиомаяков, но из-за переменного контакта прибор работал неустойчиво. Командир лодки о факте повреждения после контакта с сетью на КП флота не доложил.

В 14 часов 49 минут 20 октября, в результате разгильдяйства на лодке, произошла ошибка на одну зону многозначности по красным гиперболам (ошибка в 13,5 миль). Через сутки, в 14 часов 55 минут ошибки увеличились на две зоны по красным гиперболам и на одну зону по зеленым гиперболам с суммарной ошибкой в 29,5 миль. 26 октября 1981 года на лодке провели очередную обсервацию, получив ошибку в 28,5 миль и по решению начальника штаба счислимое место перенесли на карту без всякого анализа.

В данном случае принцип "считать себя ближе к опасности", то есть к банке Слупской, увеличил ошибку до 40 миль. Ночью начальник штаба принял решение подойти к острову Борнхольм для уточнения места лодки. Радиолокатор не включали, а огней на острове не видели из-за большой ошибки. После этой "неудачи" на лодке перестали доверять прибору "Пирс-1м". В 17 часов 26 минут 27 октября по решению начштаба лодка легла на грунт для определения глубины, чем грубо нарушен минно-навигационный режим плавания. Считая, что измеренная глубина в 51 метр подтверждает одно из последних "обсервованных мест", его и приняли для счисления, хотя простой взгляд на карту показал бы, что лодка уже находится "под дном моря у побережья Польши"(!) В результате невязка составила уже 53,8 мили. В 20 часов 09 минут 27 октября лодка всплыла и с нее был обнаружен огонь маяка Утклип-пан, но командир лодки и начштаба посчитали его за огонь рыбацкой вехи, а огни рыбацкого поселка - за скопление рыболовных судов. Видимость в это время составляла около 1-3 кабельтовых из-за тумана и мороси, на море - небольшая зыбь, безветрие. Силуэты низких островов принимались за темные пятна и никто не пытался разобраться в обстановке. На доклад радиометриста о работе прямо по курсу шведской береговой радиолокационной станции последовал грубый окрик командира лодки об умственных способностях радиометриста и последний тут же "исправил" доклад на работу "корабельной РЛС". По иронии судьбы, лодка "С-363" фактически вслепую следовала по секретному шведскому фарватеру в шхерах (ширина фарватера -12 метров). Гремя дизелями, никем не обнаруженная лодка (на мостике которой находились командир, замполит, вахтенный сигнальщик) на скорости 7,5 узлов выскочила в 21 час 57 минут на камни прибрежной отмели у острова Турумшер. С дифферентом на корму и креном до 15° на левый борт "С-363" крепко села на отмель и попытки до шести утра самостоятельно сняться с камней успеха не дали. Водотечности корпуса не было, полностью разбит обтекатель гидролокатора.

 


 

Примерно к 10 утра появился на моторке одинокий рыбак. Узрев открывшуюся его глазам картину, он прямо на месте развернулся и рванул назад. Надо думать, его сообщение вызвало немалый шок, ибо лишь минут через 40 появился военный катер.

Когда он подошел к борту, находившийся на его борту офицер по-английски спросил: "Что случилось?". Ему ответили: "Навигационная авария". Узнав фамилию командира, офицер осведомился, не нужна ли помощь.

Помощь, конечно, требовалась, но здесь вступали в силу политические и экономические факторы. Например, командир не знал, как быть со ст. 2 КУ-78 (Корабельного Устава редакции 1978 г), где жирным шрифтом выделено: "Корабли и суда ВМФ СССР подчиняются только Законам СССР… где бы они не находились. Ни одно иностранное правительство не имеет права вмешиваться в жизнь военного корабля СССР. Всякая попытка в этом направлении должна пресекаться самым решительным образом, в крайнем случае силой оружия".

Советский буксир, пытавшийся проникнуть в фиорд и стащить лодку с мели, был отогнан шведской субмариной. Подняться шведам на борт для досмотра, он, следуя уставу, запретил.

Так началась почти недельная драма, едва не закончившаяся масштабным кровопролитием. Шведы не могли поверить, что лодка «просто заблудилась», сумев проскочить среди густых минных полей. Стокгольм решил, что на камнях засел «шпион» или, возможно, «диверсант». На ближайшем к субмарине островке высадилась группа захвата из 50 человек, готовясь выполнить приказ главкома вооруженных сил Швеции Леннарта Льюнга о захвате «эски».

«Мы хотели избежать насилия. Прежде всего через громкоговорители мы собирались призвать экипаж покинуть лодку и не оказывать сопротивления. В случае отказа мы должны были действовать с применением оружия, – рассказывает о давней драме на страницах шведской газеты Svenska Dagbladet командир группы захвата Турбьерн Элминг. – В рубке почти всегда торчал замполит Беседин. Он находился под прицелом снайпера на расстоянии 78 метров. Распоряжение о подрыве лодки он бы не успел отдать, снайпер бы его снял еще до этого».

Ситуацию осложняло то обстоятельство, что по данным, которые передали шведам американцы, на борту субмарины, скорее всего, находилось тактическое ядерное оружие.

К счастью, боя удалось избежать. Москва и Стокгольм договорились, что шведам разрешат допросить офицеров субмарины, но сама она досматриваться не будет.

Б ноября 1981 года лодку сняли с отмели шведские спасательные суда.

7 Ноября подлодку вывели в нейтральные воды.

С тех пор за С-363 на Западе закрепилось ироничное название Whisky on the Rocks. Здесь стоит пояснить, что «эски» по классификации НАТО относились к классу Whisky, так что получается игра слов: «Виски на скалах (на льду)» – название популярного коктейля.

В нашей стране лодку-неудачницу окрестили «Шведским комсомольцем» по ассоциации с серией кораблей ВМС, носивших «комсомольские» имена.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика