История Русского флота

История Русского флота.

 


Бой брига «Александр»

Автор: russiaflot от 1 ноября 2013


 

Война России против Франции 1806—1807 годов ха­рактеризовалась тем, что крупных морских сражений и да­же более-менее существенных боев в ходе этой войны прак­тически не было. Однако на первый взгляд незначительная стычка русского брига «Александр» с отрядом француз­ских судов, которая произошла 17 декабря 1806 г. у ита­льянского острова Браццо, вошла в военно-морскую ис­торию как один из выдающихся примеров полной победы над врагом, имеющим подавляющий численный перевес.

Находившийся с 10 декабря в дозоре у порта Сполатро 16-пушечный бриг «Александр» под командованием лей­тенанта Ивана Семеновича Скаловского в ночное время подвергся нападению трех канонерских лодок, тартаны и требаки. Канонерские лодки того времени представляли собой малые беспалубные 12—14-весельные суда длиной 15—16 м, шириной 3—3,5 м, вооруженные двумя-тремя крупнокалиберными орудиями; мачт они обычно не име­ли, но иногда ставилась одна съемная. Тартаны и требаки использовались как транспортные, посыльные или пат­рульные суда и вооружались несколькими мелкими пуш­ками. Корабли этого типа несли одну-две мачты с косыми парусами, но кроме парусов имели весла. На судах про­тивника было 26 пушек, в основном 12- и 18-фунтового калибра. На русском корабле все пушки были 4-фунтово­го калибра. Команда «Александра» насчитывала всего 75 человек (из них три офицера), а противник только сол­дат абордажных команд имел более 500. Возглавляла французский отряд канонерская лодка под громким назва­нием «Наполеон».

Воспользовавшись почти полным безветрием и ночной темнотой, французы вознамерились взять русский бриг на абордаж. Однако внезапного нападения не получилось: местные жители, поддерживавшие русских моряков, за­ранее предупредили, что сразу зажгут на берегу столько костров, сколько неприятельских судов выйдут в море. Вскоре стоявший на вахте гардемарин доложил команди­ру — на берегу горят пять костров. Приняв сигнал с бере­га, «Александр» сразу снялся с якоря. Слабый ветерок вначале позволял хоть немного маневрировать, но вско­ре стих и он. Это, конечно, давало огромное преимуще­ство противнику, ведь все его суда были гребными или парусно-гребными. Используя такое превосходство, фран­цузы решили зайти бригу в корму, где не было пушек, дать продольный залп по палубе картечью, а затем, «очи­стив» артиллерийским огнем палубу, идти на абордаж. Но Скаловский нашел выход из этого, казалось совершен­но безнадежного, положения: с помощью спущенного на воду баркаса он смог разворачивать корабль. Несмотря на град пуль и картечи, мичман Лука Андреевич Мельни­ков четко управлял гребцами и все время подставлял бриг лагом к противнику. Французам за весь бой ни разу не удалось зайти с носа или кормы.

Грамотно поступил и сам командир. Вначале он под­пустил противника на ружейный выстрел, а затем всем бортом открыл беглый огонь по самой крупной канонер­ке и вскоре потопил ее. Дважды французы бросались на абордаж и оба раза были отбиты интенсивным огнем ар­тиллерии. Команда брига сражалась отчаянно. Даже су­довой лекарь И. Гонителев и двенадцатилетний юнга взя­ли в руки ружья. Раненые комендоры Ивлей Афанасьев и Устин Федотов после перевязки снова пошли к пушкам. Бой продолжался три часа. Русские стреляли по корпу­сам кораблей противника, а французы, стремясь взять трофей более-менее целым, вели огонь в основном по мачтам. Паруса и такелаж брига были сбиты до основа­ния. Однако потери личного состава были незначитель­ными: пять человек убиты и семь ранены. Французы по­теряли 217 человек, а все их легкие суда были серьезно повреждены. В конце концов они были вынуждены отсту­пить.

Этому бою и русские и французы придавали особое, символическое значение. Маршал Мармон, посылая свои корабли для захвата русского брига, во время ночного бала заявил итальянским дамам, чтобы те не пугались выстре­лов — это их «Наполеон» будет брать русского «Алек­сандра». Каково же было его разочарование, когда на рас­свете совершенно разбитый «Наполеон» с тремя сильно поврежденными судами своего отряда еле дополз до гава­ни и на глазах у многочисленной публики затонул при входе в Сполатро. Мармона так взбесила эта неудача, что командира флотилии и всех офицеров он вначале посадил в крепость, а затем отдал под трибунал. Со своей сторо­ны в ходе боя и Скаловский говорил команде: «В числе лодок есть одна под названием "Наполеон". Ребята, по­мните, что вы имеете честь защищать имя Александра!»

За этот бой все офицеры и команда «Александра» были награждены. Командир получил орден Святого Георгия IV степени, мичман Мельников к орден Святого Владимира с бантом IV степени, а третий офицер, мичман Ратченко, — орден Святой Анны IIIстепени. Командующий российской Средиземноморской эскадрой вице-адмирал Д. Н. Сенявин для чествования героев устроил военный праздник, по окон­чании которого все офицеры и матросы брига были пригла­шены на обед к флагману. Для офицеров накрыли столы в доме, а для матросов — на площади. Пили за здоровье сначала адмирала как виновника всех успехов, потом за отличившихся офицеров и нижних чинов. При каждой здра­вице адмирал лично подходил поздравлять храброго офи­цера или простого воина — случай по тем временам со­вершенно уникальный и полностью не совместимый с тра­дициями крепостнической субординации. Недаром Сеня- вин до конца жизни был любим и горячо почитаем про­стыми матросами.

Портрет лейтенанта Скаловского (правда, уже в адми­ральских чинах) можно видеть в зале № 1 Центрального Военно-морского музея Санкт-Петербурга, там же пред­ставлен и рисунок, живописующий фрагмент боя брига «Александр» с пятью французскими кораблями.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика