История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Феодосия – обстрел КР «Hamidieh» 16(29) октября 1914


Феодосия – обстрел КР «Hamidieh» 16(29) октября 1914

Автор: russiaflot от 12 июля 2019


Феодосия – обстрел КР «Hamidieh» (150 снарядов).

Феодосия – обстрел КР «Hamidieh» 16(29) октября 1914

 

В нападении германо-турецкого флота на российские порты 16(29) октября 1914 принял участие КР "Гамидие" под командой ярбая (капитана 1-го ранга) Васгда Михиттина (германский командир - корветтен-капитан барон Е. фон Коттвиц), подвергший бомбардировке феодосийский порт и железнодорожное депо в Феодосии.

Секретно

Командующему Черноморским Флотом

Начальник 12-й бригады Государственного ополчения 19 октября 1914 №73 г. Феодосия РАПОРТ

Утром, 16 октября, в Феодосийскую бухту вошел турецкий трехтрубный крейсер; произведя целый ряд маневров, имевших, по- видимому, целью или исследование бухты, или минирование её, крейсер выслал моторную лодку под белым флагом, доставившую в порт в запечатанном конверте записку на английском языке с предупреждением о бомбардировке города. Около 9 часов утра Начальник порта, принявший означенную записку, передал мне в копиях как этот документ, переведенный на русский язык, так и телеграмму Начальника Штаба Черноморского флота о том, что война с Турцией началась, причем Начальник порта просил распоряжений, как поступать в дальнейшем.

Известие о предстоящей бомбардировке быстро разнеслось по городу и произвело среди населения его сильную панику. Все

должностные лица разных правительственных учреждений бросились ко мне за получением определенных указаний, что и как

делать. В 9.28 начался обстрел города и железнодорожной станции Сарыголь, который продолжался до 10.25 утра. Видя большую растерянность среди должностных лиц разных ведомств и желая согласовать действия гражданских учреждений с действиями воинских частей гарнизона, я приступил к отдаче распоряжении не только по войскам гарнизона, но и по гражданскому управлению как старший среди должностных лиц.

Все мои распоряжения всеми должностными лицами немедленно исполнялись.

До бомбардировки Отделение Государственного Банка имевшее в своих кладовых денег и документов на 30 000 ОО рублей, выехало с экстренным поездом на станцию Владиславовку для дальнейшего следования на станцию Джанкой. После

бомбардировки были сделаны на случай повторения е следующие распоряжения:

1)  Начальнику станции Сарыголь и Феодосия предложено-

а) приготовить два поезда, один - в шесть вагонов для перевозки казенных кредитных учреждений и другой - в десять вагонов для отправки учебных заведений и служебного персонала правительственных учреждений и б) держать на станции Сарыголь под парами часть паровозов.

2)  НачальникувоенныхсообщенийиНачальникуЮжныхжелезныхдорогпосланателеграфнопросьбавыслатьдваполных товарных поезда для вывозки грузов, находящихся в порту и провиантскоммагазине.

3)  Феодосийскому Полицмейстеру было предложено задержать всех турецко-подданных и арестовать их; объявить всем казенным и кредитным учреждениям, чтобы деньги и ценные документы были уложены и по первому неприятельскому выстрелу доставлены на вокзал, где всегда будет в готовности поезд; объявить жителям, что кто из них не желает оставаться в городе вовремя

возможного вторичного обстрела, может отправиться на станцию Владиславовку, где будут заготовлены поезда.

Ввиду оставления города частью жителей и возможных грабежей, мною было сделано распоряжение об усиленном патрулировании и охране имущества как правительственных, так и частных учреждений. Одновременно с сим я со своим Штабом на автомобиле проверил расположение всех частей гарнизона на указанных им сборных пунктах и позициях. Этими мерами было достигнуто быстрое успокоение жителей и полный порядок на улицах города. Приехавший в тот же день, около 4 часов дня, Таврический Губернатор, при личном свидании со мною осведомившись о сделанных мною распоряжениях, согласился с принятыми мною мерами и приказал Феодосийскому Полицмейстеру исполнять в точности мои указания.

Засим, не получая, с одной стороны, подтверждения об объявлении войны с Турцией от Вашего Высокопревосходительства и Главного Начальника Округа, а равно каких-либо предупреждений или указаний, с другой же, имея с наблюдательных постов

донесения о появлении судов вблизи Феодосии, аэроплана и в ночное время о подозрительной сигнализации с береговых высот и, наконец, о канонаде в направлении к Ялте, - я принял дальнейшие меры к охранению вверенного мне района и города. Выпущено было объявление, прилагаемое при сем, с призывом жителей к спокойствию и возвращению к прежним занятиям. На случай вторичной бомбардировки города мною 17-го октября, ввиду огромной опасности от взрыва спирта в герметических цистернах казенного склада, вмещающих свыше 23 000 ведер спирта, сделано распоряжение о выпуске такового в городскую канализацию, так как, по сообщению заведующего складом, на выпуск спирта требуется времени до 18-ти часов,

18-го сего октября в 7 часов 30 минут утра мною была получена телеграмма от Главного Начальника Округа за № 384-м. Немедленно по получении её я осведомил Губернатора и все гражданские учреждения, что гражданское Управление в городе Феодосии остается в подчинении Губернатору и что по всем вопросам этого управления им надлежит обращаться к Начальнику губернии и к своему непосредственному Начальству. Одновременно сообщил заведывающему казенным винным складом, что дальнейший выпуск в канализационные трубы спирта может быть произведен лишь с разрешения его непосредственного начальства. Кроме того, ввиду вероятности, что крейсер разбросал на рейде мины, воспретил выход пароходов из порта, но команды распускать не позволил; о задержании судов дважды телеграфировал в Штаб Черноморского флота.

 

 

 

 

Докладывая о сделанных мною распоряжениях, позволяю себе вновь повторить, что никто из гражданских чинов, требуя от меня определенных решений, не интересовался моими полномочиями, что является несомненным

доказательством сильнейшей растерянности среди них, а следовательно, и крайней необходимости в немедленном принятии с моей стороны к ограждению порядка самых решительных мер.

В виду всего вышеизложенного, прошу ходатайства Вашего Высокопревосходительства о признании правильными всех указанных выше распоряжений и принятии всех убытков за счет казны.

Испрашиваю указания, на кого будет возложено согласование действий военных и гражданских властей и меры к вывозу чинов правительственных учреждений, денег и ценных документов на случай появления судов в

Феодосийском заливе и паники среди населения. Приложения:

1)   объявление жителям гор.Феодосии,

2)   копия записи с предупреждением о бомбардировке городаФеодосии, Генерал-лейтенантКрушевский

Начальник штаба

Полковник Князь Волынский ОБЪЯВЛЕНИЕ

Объявляю для сведения жителей города Феодосии, во избежание беспокойства среди них, что производимые

войсками местного гарнизона тактические учения с выступлением обоза вовсе не означают приближения неприятеля. В случае действительного приближения его, население города Феодосии будет оповещено особым объявлением.

Призываю жителей города к полному спокойствию и возвращению к своим прежним занятиям. Начальник гарнизона

Генерал-лейтенант Крушевский С подлинным верно:

Старший адъютант Прапорщик (подпись) [Брандт].

 

«Легкий крейсер «Hamidieh» (под командой германского и турецкого командиров) подошел 29 октября в 6 ч 30 мин к Феодосии на южном берегу Крыма. Два офицера, германский и турецкий, отправились на паровом катере в порт с предупреждением, что через два часа начнется обстрел портовых сооружений, ввиду чего населению предлагалось очистить город. С КР было видно, что вместе с гражданским

населением покинули город и некоторые сухопутные части. Командир не обстреливал войск, чтобы не подвергать опасности женщин и детей. Во время обстрела, произведенного между 9 и 10 ч, было израсходовано 150 снарядов, разрушивших портовые краны, вокзал, водопроводную башню и склады.

Во время похода вдоль крымского берега, в 15 ч КР утопил парусное судно в 300 т вместимостью с грузом соли; команду его взяли на крейсер. В 17 ч 30 мин был потоплен посредством открытия кингстонов

русский ПХ «Шура» в 1223 т вместимостью, шедший из Николаева в Новороссийск без груза; команда его была также принята на борт. За время дальнейшего плавания вдоль западного черноморского побережья

больших судов не было встречено. 31 октября в полдень КР «Hamidieh» вошел в Босфор».

Г. Лорей Операции германо-турецких сил, 1914-1918гг.

 

«Гамидие» сообщает об удачном обстреле Феодосии. Разрушены склады, казармы и портовые сооружения.

Георг Кооп. На линейном крейсере Гебен.

 

17 октября

Из Феодосии сообщают: 16 октября, с 9.30 утра турецкий трехтрубный крейсер бомбардировал вокзал и город, повредил собор, греческую церковь, портовые амбары и мол.

Ранен солдат.

Загорелся русский для внешней торговли банк.

В 10.30 крейсер ушел в юго-западном направлении.

Выясняется, что при обстреле турками депо убито 2 и ранено 3 рабочих.

Начальнику порта была передана записка на английском языке, без подписи, в которой предлагалось предупредить местное население, что через 2 часа начнется бомбардировка сооружений, путей и амбаров. Турки подтвердили это заявление по-русски смотрителю маяка.

Убытки, причиненные бомбардировкой, не значительны. Одна граната разорвалась в квартире турецкого вице-консула.

Морской сборник № 11 ноябрь 1914.

Газетные новости. СИМФЕРОПОЛЬ. 17-го октября. По получении телеграммы о бомбардировке Феодосии, губернатор выезжал на место. Из Феодосии многие жители с детьми выехали в соседний город Старый Крым, где губернатором сделано распоряжение о размещении прибывших и о представлении им продовольствия. Губернатором осмотрены поврежденные здания двух церквей, депо железной дороги и

фабрика Стамболи. В городе с уходом с рейда турецкого крейсера восстановился полный порядок. Настроение жителей бодрое.

http://nik191-1.ucoz.ru.

Бомбардировка Феодосии была поручена крейсеру «Гамидие» — крупнейшему из собственно турецких кораблей, принимавших участие в операции. Хотя в качестве «прикомандированного» командира на борту находился корветтен-капитан фон Э. фон Коттвиц, а команда была усилена полусотней немецких матросов-специалистов, распоряжался на крейсере ярбай Васиф Мухиттин, офицер с отменными командирскими

качествами, однако с ничтожным практическим опытом управления кораблем — его манера швартоваться стала притчей во языцех даже в оттоманском флоте, который вообще не отличался высокой морской культурой.

Половину пути к русским берегам «Гамидие» проделал в кильватер «Бреслау», направлявшемуся в Керченский пролив; здесь же — на левом траверзе германского крейсера — держался и «Берк», целью

которого являлся Новороссийск. Когда во второй половине дня 15 (28) октября отряд разделился, погода, бывшая ясной и спокойной, испортилась: усилился ветер, временами шел дождь.

Ранним утром — около 06.30 — 16 (29) октября «Гамидие» вошел в Феодосийскую бухту,

где произвел несколько странных эволюции (на берегу посчитали, что эти маневры имели целью «или исследование бухты, или минирование ея»), а затем спустил на воду паровой катер, который под белым флагом направился в порт с двумя парламентерами (одним германским и одним турецким офицерами) на борту. Береговому начальству был передан запечатанный конверт, в котором находилась записка на

английском языке. Портовый переводчик С. Рогальский перевел неприятельское послание следующим образом:

«По приказу адмирала Турецкого флота бомбардировка магазинов (складов. — Д. К.) и кораблей, станции береговой охраны, железнодорожной станции начнется через два часа. Не только магазины, суда и проч., принадлежащие правительству, а также таковые, принадлежащие обществам, будут бомбардированы.

Пожалуйста, отдайте приказ, чтобы народ покинул суда и места немедленно, так как мы не желаем убивать людей, женщин и детей (так в документе. — Д. К.)»

По-видимому, и начальник Феодосийского торгового порта Е. Михаэлис, и городские власти были немало озадачены таким поворотом событий, так как телеграмма начальника штаба Черноморского флота о начале войны с Турцией, оправленная из Севастополя в 06.00, будет получена в Феодосии только в половине

девятого

Между тем быстро распространившееся известие о предстоящей бомбардировке вызвало панику среди обывателей, бросившихся вон из города. Видя «большую растерянность среди должностных лиц различных ведомств», за наведение порядка взялся старший воинский чин — начальник расквартированной в

Феодосии 12-й бригады государственного ополчения генерал-лейтенант Н.К. Крушевский. По его указанию на экстренном поезде было вывезено на станцию Владиславовка местное отделение Государственного

банка, «имевшее в своих кладовых денег и ценных документов на 30 000 000 рублей». После ухода

«Гамидие», опасаясь повторного обстрела, генерал распорядился спустить в городскую канализацию 23 тыс. ведер спирта во избежание взрыва «в герметических цистернах казенного склада»,

подготовил эвакуацию грузов из порта и провиантских магазинов, приказал полицмейстеру задержать всех турецко-подданных и организовать патрулирование улиц «во избежание грабежей» — и вообще держал

ситуацию в городе под контролем до следующего утра, когда гражданская администрация начала приходить в чувство.

Действуя в духе Гаагской конвенции 1907 г., Васиф Мухиттин выдержал двухчасовую паузу и в 09.28 открыл огонь по городу и железнодорожной станции Сарыголь. Обстрел продолжался до 10.25, крейсер выпустил 150 снарядов, вызвавших пожары в железнодорожном депо и портовых складах.

Затем «Гамидие» двинулся на юго-запад вдоль побережья Крыма, выполняя приказ В. Сушона «вести крейсерские операции вблизи Севастополя и к W от него и по возможности определять движение неприятельских морских сил». Здесь жертвами турок стали два российских судна. Около 15.00 между мысом Меганом и Алуштой турецкий крейсер потопил артиллерийским огнем 300-тонный парусник с грузом соли (по некоторым сведениям, судно было отправлено на дно таранным ударом турецкого

крейсера). В половине шестого пополудни у мыса Ай-Тодор «Гамидие» настиг следовавший порожняком из Николаева в Новороссийск пароход «Шура» (1113 брт), который был затоплен посредством открытия кингстонов. Команды обоих судов турки взяли на борт крейсера. Ночью на 17 (30) октября «Гамидие» обошел южное побережье Крыма, держась милях в 50 от берега, в течение следующего дня безрезультатно крейсировал к северу и востоку от острова Фидониси и возвратился Босфор в 3 часа пополудни 18 (31) октября.

Козлов Д. Ю. «Странная война» в Черном море (август-октябрь 1914 года). М.: Квадрига 2009г.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика