История Русского флота

История Русского флота.

 
» » 24 августа (6 сентября)1914 года Боестолкновение с КР «Blücher»


24 августа (6 сентября)1914 года Боестолкновение с КР «Blücher»

Автор: russiaflot от 10 июня 2019


«Впрочем, противник также не снижал активности, направив в Балтийское море крупные силы, в том числе

броненосный крейсер «Блюхер» и 4-ю эскадру ЛК (6 единиц класса «Виттельсбах»). Разделившись на 2 отряда, они должны были провести очередную демонстрацию с целью выманить русские корабли из Финского залива, увлечь их к зюйду и уничтожить. Предполагалось, что возможный урон заставит русский флот вновь «вернуться к оборонительному образу действий, которого он держался до 14 августа».

В 5.45 24 августа, снявшись с якоря у о. Эре, в дозор вышли «Баян» и «Паллада», радиостанции которых уже через четверть часа начали принимать сообщения о появлении неприятеля вблизи нашего побережья. Однако

визуальный контакт с противником был установлен лишь спустя 7 часов, когда на горизонте на дистанции 160каб показался знакомый силуэт «Аугсбурга», явно пытавшегося вновь завлечь наши крейсера в погоню. Шаблонные действия немцев не принесли результата – учитывая близость главных неприятельских сил, на «Баяне» и

«Палладе» сыграли боевую тревогу и увеличили ход до 15узл, но покидать для атаки район дозора у Дагерорта сочли неблагоразумным.

24 августа (6 сентября)1914 года Боестолкновение с КР «Blücher»

 

Тем временем в северо-западной части горизонта обнаружилось множество дымов, а к 16.30 на удалении 220каб удалось распознать БР. КР «Блюхер» (принятый русскими сигнальщиками за «Мольтке»), пытавшийся

совместно с «Аугсбургом», «Страсбургом» и отрядом ЭМ окружить русские корабли. Сознавая всю опасность положения, старший дозора командир «Паллады» капитан 1 ранга С.Р. Магнус принял решение, повернув на курс NO16°, обогнуть банку Винкова и отойти затем вдоль южного побережья к устью Финского залива. Этот вариант действий был очевиден и для противника – в 16.45 «Блюхер» повернул на пересечку курса и развил полный ход. Через четверть часа дистанция сократилась до 115каб, что заставило «Баян» и «Палладу» также увеличить ход до 19 узлов, а затем ввиду заметно приближающегося неприятеля лечь на курс NO 82°.

Маневр оказался удачным – уже повернувший непосредственно на русские корабли «Блюхер» был вынужден изменить курс к зюйду и, чтобы окончательно не упустить противника, в 17.22 открыть по концевому «Баяну» огонь левым бортом.

Стрельба с дистанции 95каб не нанесла повреждений русским крейсерам и после 5 залпов, ложившихся кучно с недолетом около 5каб, была прекращена, после чего германские корабли отошли на зюйд, а

«Баян» и «Паллада», присоединившись на меридиане Оденсхольма к вышедшим в поддержку «Громобою» и

«Адмиралу Макарову», направились в Ревель».

С.Е Виноградов, А.Д Федечкин. Крейсера Адмирал Макаров, Паллада, Баян.

 

«24 августа КР «Паллада» и «Баян» находились в крейсерстве в Финском заливе на меридиане Дагерорта. В 1ч дня собрались уходить с позиции, как на горизонте, с W, показались дымы и скоро обрисовались силуэты неприятельских судов в составе крейсеров «Роон», «Аугсбург» и «Принц Адальберт». Так как неприятель был сильнее нас раза в два, мы остались крейсировать на своей линии; неприятельские крейсера ходили с нами параллельными курсами и, по-видимому, не собирались нас атаковывать.

Проходив так часа два, я начал переговариваться с командиром «Паллады» по семафору, не атаковать ли нам неприятеля, но не успел получить ответа с «Паллады», как с марса доложили,

что на горизонте от NW показалось большое облако дыма и скоро после этого сообщили, что это крейсер типа

«Блюхер» или «Тан» с миноносцами. Тут пришлось спасать свои пачпорта, повернули в залив и дали полный ход в 20 узлов. «Блюхер» же шел 26, расстояние быстро уменьшалось – дальность его артиллерии была 110каб, а нашей – 70каб. К расстоянию, передаваемому из дальномерной будки, с напряжением прислушивались, внутренне сознавая, что это сообщают скорость приближения смерти без боя, так как, имея преимущество в

артиллерии и ходе, неприятель мог нас расстреливать, не подпуская на дальность нашего выстрела. Командир же

«Паллады» тогда решил, если нам не удастся уйти, то постараться сблизиться с неприятелем и вступить с ним в бой.

Но вот из дальномерной рубки передали расстояние 84каб, затем «Блюхер» быстро встал лагом и дал залп. Томительное ожидание, куда лягут снаряды – оказался недолет, затем ещё залп за залпом, и так он дал залпов 4-5, и все легли недолетом довольно близко за кормой. Тут мы вздохнули облегченно, прошло напряженное

состояние, так как расстояние быстро увеличивалось, а преследовать нас «Блюхеру» было уже рискованно, так как мы подходили к минным заграждениям, где ему маневрировать было невозможно. Его снаряды падали от нас так близко, что с «Паллады» казалось, что в нас были попадания.

Печально показали себя в этот день наши подводные лодки, которые были недалеко от этого места на позиции и не вышли атаковать неприятеля. Крейсера «Громобой» и «Макаров» сыграли, по моему мнению, пародию из Вампуки – «Поспешим, поспешим», но старались оттянуть свое присоеденение и встретили нас только у

Оденсхольма (хотя это предположение моё, может быть, и ошибочно, но там был тот же начальник, контр- адмирал Н.Н. Коломейцов, который уже раз себя показал)».

Гангут № 44 А. К. Вейс На крейсере «Баян» в годы Первой мировой войны.

 

«…вскоре после этого в 13.50 «Страсбург», находившийся восточнее «Блюхера», заметил на SO 55° в 35м те же неприятельские дымы. По сигналу «Блюхера», «Страсбург» пошел 20узл ходом на OSO и в 14.10 рассмотрел

мачты и трубы 2 кораблей, в которых были опознаны 2 КР типа «Баян». Командир «Страсбурга» держал неприятеля на курсовом угле 22° справа, постепенно сближаясь и доносил о всех его движениях. В 15.05 русские БР. КР, шедшие по донесению «Аугсбурга» в то время малым ходом, повернули через SO на S; в 15.50 они находились в 170гм (93каб) от «Страсбурга». В 15.30 «Блюхер» заметил верхушки мачт неприятельских крейсеров и с того времени начал самостоятельно наблюдать движение неприятеля; последний тем временем

увеличил ход. В 15.32 неприятель повернул на север, а в 15.45 на 8 румбов вправо и пошел затем большим ходом, от 19 до 20узл, между банками Глотова и Винкова в Финский залив. В 15.35 «Страсбург» и «Аугсбург» получили приказание присоединиться к флагманскому кораблю; в 16.ч они подошли к «Блюхеру». Последний тем временем достаточно сблизился и в 16.17 открыл огонь с расстояния 147гм (98каб) по уходившему на восток противнику. Так как расстояние быстро увеличивалось, то в 16.22 огонь был прекращен с расстояния178гм.

Попаданий замечено не было».

Фирле Р. Война на Балтийском море. 1914г. 134 стр.

 

24 августа (6 сентября) Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. — М.: Согласие, 2004.

«День был очень тревожным. С шести часов утра начали поступать донесения с постов Службы связи о движении неприятельских судов.

В десять часов начальник станции Кильконд (остров Эзель) сообщил, что нашей воздушной разведкой обнаружен германский крейсер типа «Нимфа», шедший на норд-вест.

Подводные лодки «Дракон» и «Минога», чтобы быть больше в курсе происходящего, а также для приема пресной воды подошли к борту канонерской лодки «Храбрый».

11 ч. 15 м. утра. Обе лодки вышли к маяку Тахкона. В 12 ч. Нижний Дагерорт видел германский крейсер типа

«Бремен», шедший на ост. В 13 ч. 15 м. этот же крейсер, изменив курс прямо на маяк Фильзанд, сделал два выстрела, причем всплески от снарядов были видны к югу от него.

13 ч. 25 м. Крейсеру «Адмирал Макаров» и миноносцу «Сибирский стрелок»

было приказано идти к Оденсхольму для поддержки дозорных крейсеров «Баян» и «Паллада». По мере получения сведений все новые и новые крейсера получали приказание идти на поддержку дозору.

13ч. 35 м. Бригаде подводных лодок велено выйти на позицию поперек Финского залива(камень

Вестербоданмель Грасгрунд). В 14 ч. 30 м. «Дракон» и «Минога», подойдя к маяку Тахкона, вошли в связь с наблюдательным постом, откуда сообщили, что ближайшие дымы,

видимые на норд-вест, принадлежат нашим дозорным крейсерам; к весту от Дагерорта — дым неприятельского крейсера, а самые дальние дымы на норд-вест — неизвестно чьи.

В это время командующий флотом дал радио по морским силам о появлении в 12 ч. 30 м. пяти германских линейных кораблей в пятнадцати милях к югу от маяка Богшер.

Донесения о движении отдельных судов противника не давали возможности выяснить создавшуюся обстановку, потому командиры подводных лодок «Дракон» и «Минога», считая своей задачей защиту прохода между

маяком Тахкона и немецким минным заграждением, оставались у маяка до получения новых, более определенных сведений о противнике или особого приказания.

14ч. 30 м. Бригада подводных лодок вышла с рейда Векшер на старуюпозицию.

16  ч. Мимо меня прошла «Акула», возвращавшаяся из Ревеля, куда ходила для замены гребного винта. 16 ч. 40 м. «Дракон» и «Минога» заметили, что дымы, видимые раньше на норд-вест, сталибыстро

приближаться; «Баян» и «Паллада», увеличив ход, начали уходить. С наблюдательного поста передали, что крейсера преследуются сильнейшим неприятелем: одиннадцать миноносцев и три крейсера. Обе подводные лодки в надводном положении пошли на пересечку курса противника. Вскоре показались стеньговые флаги русских крейсеров, а за ними быстро приближавшийся дым семи неприятельских кораблей.

17  ч. 34 м. «Паллада» дала тревожное радио: «Нас преследует крейсер типа «Мольтке» (как потом выяснилось, это был броненосный крейсер «Блюхер»). В 17 ч. 34 м. Нижний Дагерорт подтвердил это сообщение, донеся, что видит крейсер типа «Зейдлиц». Пост Фильзанд донес, что видит двадцать больших судов: линейныекорабли,

броненосные и легкие крейсера — и большое число миноносцев.

17 ч. 35 м. Расстояние от подводной лодки «Дракон» до наших дозорных крейсеров около шести миль, причем отчетливо видны вспышки выстрелов головного неприятельского корабля и падение его снарядов за кормой

«Баяна» и «Паллады», которые за дальностью расстояния стрелять не могли.

«Паллада» телеграфировала: «Мольтке» (на самом деле «Блюхер») открыл огонь с расстояния 95 кабельтовых».

 

Не успел «Блюхер» сделать несколько выстрелов, как, по словам командира подводной лодки «Дракон»

старшего лейтенанта Н. А. Гудима, один из неприятельских кораблей начал сигналить прожектором, после чего крейсер немедленно склонился вправо, прекратил преследование и ушел в море, причем к нему присоединились одиннадцать миноносцев.

17  ч. 50 м. После прохода дозорных крейсеров на ост в 25–30 кабельтовых к норду от подводной лодки «Дракон» на ней застопорилибензиномоторы.

18ч. 15 м. «Паллада» донесла, что попаданий в крейсера и потерь нет. К «Дракону» подошелминоносец

«Всадник», сообщивший, что в море находятся большие неприятельские корабли и двадцать миноносцев...».

Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. — М.: Согласие, 2004.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика