История Русского флота

История Русского флота.

 


Гибель тральщика "Проводник"

Автор: russiaflot от 29 мая 2019


13  (27) августа ТЩ «Проводник» + во время работ по определению границ поставленного немцами при входе в Финский залив минного заграждения в р-не м. Тахкона наскочил на мину.

 

Гибель тральщика "Проводник"

 

«Вторая пара с трудом подвигалась вперед, буксируя затраленные мины. Со всех сторон раздавались резкие короткие свистки, которыми тральщики доносили о затраливании мин. Киткин, находившийся на Искре, приказал Проводнику приблизиться, чтобы подсечь мины, захваченные первой парой; вместе с тем он решил прервать траление и выйти с тральщиками на чистую воду. На Искре создалось ложное впечатление о том, что заграждение имело направление NW — SO, поэтому, вместо того чтобы сделать захождение влево, обе линии стали, по сигналу, последовательно поворачивать вправо, не зная, что при этом придется пересечь линию

заграждения.

При выполнении этого маневра Проводник в 15 ч. 45 м. на циркуляции наткнулся на мину правым бортом, против кочегарки. Взрыв причинил тральщику тяжелые повреждения: мостик был разрушен, труба и грот-мачта слетели, в борту зияла огромная пробоина. Потери в людях были очень велики: из 30 человек экипажа 11 человек были убиты и 7 ранены. Тральщик после взрыва продержался на воде 15 минут; сперва он накренился на правый борт, затем выпрямился, осел серединой и переломился пополам. Запал, Минреп, Якорь и Прочный выслали шлюпки для спасения команды».

Киреев И. А. Траление в Балтийском море в войну 1914–1917 гг. — М-Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1939.

 

Во время боевого траления на подорвавшемся на мине портовом судне «Проводник» погибли начальник 3-го отд. 1-й морской партии траления Балтийского моря лейтенант Валериан Князев 1-й и д. Флаг-офицера при нем подпоручик по адмиралтейству Шарль Эльзенгр.

Убито 7, ранено 10 нижних чинов.

 

 

"14 августа после перестрелки с "Аугсбургом" наши КР "Адмирал Макаров" и "Баян" вопреки приказанию ночью пошли вглубь залива, минуя около 23ч. линию завесы V дивизиона. " Это совсем противно инструкции, и хотя я и предупреждал радио завесу, что наши крейсера в море, но " Достойный " атаковал крейсера, выпустив мину и

стреляя из орудий. Мина к счастью не попала, а на " Достойном " упал за борт и утонул мичман Явленский. По этому делу считаю нужным назначить строжайшее расследование ". Из дневника Н.О. Эссена.

Wind.

 

ТЩ «Якорь» - 1попадание 105-мм снаряда с КР «Augsburg».

«Получив сообщение с Видного и наблюдая уже приближение неприятеля, Киткин в 16 ч. 30 м. приказал тральщикам рубить тралы и уходить в Лапвик. Маневр был выполнен с большой поспешностью. Шесть тральщиков и миноносцы Видный и Прочный благополучно пересекли заграждение, пройдя около тральной вешки, которая была поставлена на месте гибели Проводника.

Одному лишь Якорю не сразу удалось освободиться от трала с несколькими захваченными им минами. Когда подошедший Аугсбург открыл огонь, Видный и Прочный тотчас направились к Якорю, полагая, что тральщик будет потоплен и придется спасать людей. Но в течение 20-минутного обстрела в Якорь попал лишь один

снаряд; он повредил вельбот, пробил верхнюю палубу и разорвался в угольной яме, не причинив вреда. Тральщик обрубил, наконец, трал, подобрал брошенные Минрепом и Запалом шлюпки с командой и вышел из сферы огня».

Киреев И. А. Траление в Балтийском море в войну 1914–1917 гг. — М-Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1939.

Фин. «Aura II» – с 1914 «Якорь», с 1915 «Планета».

http://www.turkusteamers.com/

 

27 августа по приказанию русского командования партия траления вышла для определения границ неприятельского заграждения. В 15.20 ТЩ «Проводник» подсек тралом последовательно 3 мины, а затем ТЩ

«Запал» - 1 мину.

Вскоре пара тральщиков «Искра» и «Пламя» тралом Шульца захватили мину, которую не смогли отбуксировать.

Тральщиков стало сносить на плававшие мины, и начальник партии приказал затралившей мину паре бросить трал, а «Проводнику» приблизиться, чтобы подсечь затраленную мину. При подходе последний ударился

бортом о плававшую мину. Под его мостиком и кочегаркой последовало 2 взрыва. Корабль сразу окутался паром; когда он рассеялся, оказалось, что труба и грот-мачта у тральщика сбиты, а мостик совершенно разрушен. У

борта с правой стороны плавала команда тральщика, сброшенная силой взрыва.

Во время траления команда находилась на верхней палубе: когда корма тральщика поднялась почти вертикально, команда начала спасаться, принимая все усилия к тому, чтобы плававших людей не затянуло под тонущий корабль, однако их несколько раз накрывало волной в тот момент, когда тральщик, переломившись пополам,

быстро пошел на дно. Часть экипажа была извлечена из воды подошедшей шлюпкой с соседнего корабля. С соседнего ТЩ «Якорь» в момент взрыва «Проводника» увидели громадный столб черного дыма и пар,

окутавшего на несколько мгновений тральщик; когда дым рассеялся, «Проводник» лежал на правом борту, и был ясно виден надлом в середине его корпуса.

Видя, что команда взорвавшегося корабля находится в воде, «Якорь», лавируя между всплывшими минами, приблизился на ¼ кабельтова, спустил шлюпки и начал спасать его личный состав. Спасение команды совпало с моментом приближения неприятельского крейсера, который открыл огонь по ТЩ «Якорь» с расстояния 60

кабельтовых. Закончив спасение людей, тральщик начал отходить, причем несмотря на изменения курса получил попадание артиллерийским снарядом в угольную яму.

Спасено 18 человек, из них 5 раненых. Погибло 11 человек.

Итоги. Под ТЩ «Проводник» произошло одновременно 2 взрыва, один из которых принадлежал мине, другой, вероятно, явился результатом взрыва котлов, о чем свидетельствовало появление пара. Результатом взрывов кроме повреждений мостика, маяты и трубы, был перелом корпуса судна, которое быстро затонуло. Борьба за живучесть не велась.

Пузыревский К. П. Повреждения кораблей от подводных взрывов и борьба за живучесть.

 

14/27 августа. Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. — М.: Согласие, 2004.

Сегодня Балтийский флот понес первые потери за эту войну.

Во время работ по определению границ поставленного немцами при входе в Финский залив минного заграждения наскочил на мину и погиб ТЩ «Проводник», погибли два офицера (лейтенант Князев и подпоручик по

адмиралтейству Эльзенгр) и девять человек команды, ранено семь матросов.

Тралящий караван, занятый спасением команды взорвавшегося корабля и случайно оказавшийся без прикрытия, как всегда бывает в таких случаях, подвергся нападению германского КР «Аугсбург». По сигналу начальника партии тральщики бросили тралы и ушли в шхеры, остался один «Якорь», который под огнем «Аугсбурга» продолжал спасать людей. Немецкий КР подходил на 40 кабельтовых, один из его снарядов разбил вельбот, второй пробил верхнюю палубу и разорвался в угольной яме тральщика. К счастью, потерь в людях не было.

КР «Адмирал Макаров» и «Баян», находившиеся в дозоре, пошли на выручку и, несмотря на превосходство

«Аугсбурга» в скорости, сумели отрезать неприятеля от выхода из Финского залива. «Аугсбург» оказался вынужден принять неравный бой, который неминуемо должен был кончиться его поражением, если бы не серость или же трусость командира КР «Адмирал Макаров», который как старший руководил боем.

Он ухитрился маневрировать таким образом, что из всех пушек обоих крейсеров могла действовать только одна носовая 8-дюймовая головного «Макарова», и самый бой велся на такой дистанции, что 6-дюймовая артиллерия не могла стрелять; снаряды «Аугсбурга» тоже не долетали на 1–1,5 кабельтова.

«Баян» совсем не мог стрелять, так как шедший впереди «Макаров» закрывал от него цель. Несмотря на это, первый же снаряд с «Макарова» попал в носовую часть неприятельского крейсера; второе попадание было около боевой рубки, а третье — в корму, причем, видимо, был поврежден рулевой привод, ибо «Аугсбург» начал описыватьциркуляции.

Вместо того чтобы воспользоваться таким случаем, приблизиться и открыть огонь из всех орудий, «Макаров» перестал стрелять. Видя это, «Баян» вышел вправо и успел сделать несколько выстрелов, но противник сумел вовремя справиться с повреждением и начал уходить (руль, видимо, действовал не совсем правильно, так как корабль сильно рыскал, бросаясь из стороны в сторону).

Так как курс вел прямо на банку Винкова, с «Баяна» предупредили об этом головного по семафору; на

«Макарове» же разобрали, что курс ведет на минную банку, а потому он прекратил преследование и повернул обратно.

Было уже семь часов, когда «Макаров» по радио приказал миноносцам преградить неприятелюдорогу.

В восемь часов вечера, вопреки всем азбучным требованиям тактики, а также простого смысла, капитан 1 ранга Степанов 2-й, предупредив сторожевую цепь наших миноносцев о своем проходе ночью через их линию, направился на восток. Командир «Макарова» думал, что предупреждения будет достаточно и нашиего

беспрепятственно пропустят, но вышло иначе.

М «Достойный», встретив в море два крейсера, принял их за неприятельские и пошел в атаку; хорошо, что мины прошли мимо...

 

Для разбора обстоятельств этого позорного дела, командующим флотом была назначена особая комиссия...

«Аугсбург» так и ушел, но посланные в погоню миноносцы отрезали один германский миноносец, и тут-то началась погоня по всей западной части Финского залива от Ганге до меридиана Оденсхольма.

Как всегда бывает в таких случаях, в темноте принимали свои миноносцы за чужие, но огня не открывали, и все остались целы.

В 9 ч. 27 м. вечера немец телеграфировал без шифра: «Броненосные крейсера... отряды миноносцев... скорее подходите... русские... преследуют».

Гонялись, гонялись, пока, наконец, в 12 ч. 50 м. ночи «Сторожевой» не донес, что неприятельский миноносец прорвался и ушел. Так и кончилась ничем эта гонка, хорошо еще, что наши миноносцы в темноте не подстрелили друг друга...

 

Как и раньше, команда наших судов проявила полное самообладание, и, несмотря на жестокий обстрел

«Аугсбургом», совершенно беззащитного тралящего каравана, тральщики спокойно спасали людей с погибшего«Проводника».

Приказ командующего флотом от 19 октября 1914 года за №308 так свидетельствует об этом: «При взрыве 14

августа ТЩ «Проводник» старший боцман ТЩ «Запал» Григорий Биндас проявил особую распорядительность, спуская и поднимая под огнем неприятеля шлюпки, благодаря чему удалось спасти командира ТЩ «Проводник» и шесть нижних чинов.

Сверхсрочнослужащий боцман команды ТЩ «Якорь» Тихон Солодянкин, сохраняя полное мужество и увлекая своим примером и распорядительностью команду, быстро поднял под огнем неприятеля шлюпки, чем облегчил тральщику выход из заграждения при приближении к нему неприятеля».

За этот день германские корабли показались у входа в Финский залив, а именно:

4  ч. 25 м. дня. Верхний Дагерорт видел крейсер типа «Кельн» и с ним два миноносца; идут наост.

5  ч. 25 м. Тахкона сообщает, что в 4 ч. 45 м. дня неприятельский миноносец отделился и идет на Оденсхольм; крейсер же уменьшилход.

7 ч. 10 м. Тахкона доносит, что неприятельский крейсер пошел обратно.

 

Сегодня немцы нагло вызывали по радио командующего флотом (3 ч. 25 м. дня) и сильно мешали переговорам. 8 6 ч. 49 м. вечера они начали давать радиограммы, пользуясь нашей книгой Свода военно-морских сигналов.

Допуская возможность, что в руках немцев имеются наши сигнальные книги, с 6 августа были изменены значения букв, и впредь их значение менялось каждый день.

Таким образом, создавалась возможность сохранить тайну шифра и быть уверенным, что неприятель не сможет читать наши телеграммы...

 

Гибель тральщика "Проводник"

 

Результаты комиссии по разбору вопиющего дела о бое крейсеров с «Аугсбургом» были объявлены в приказе командующего флотом от 20 августа 1914 года за №127.

«Комиссия, назначенная мною для выяснения деятельности КР «Адмирал Макаров» и «Баян» 14 августа, рассмотрев обстоятельства дела, пришла к такому заключению.

  1. Гибель 2 офицеров и 9 нижних чинов на ТЩ «Проводник» не находится в связи с деятельностью командира, т. к. тральщик взорвался во время работ и до нападения на караваннеприятеля.
  2. Гибель мичмана Явленского явилась несчастной случайностью, произошедшей от прорыва крейсеров в ночное время через линиюзавесы.
  3. Рассматривая деятельность командиров КР «Адмирал Макаров» и «Баян» в течение всего дня 14 августа, комиссиясчитает:

а) тралящий караван во время производства работ оказался без охраны крейсеров. Это произошло вследствие того, что командир КР «Адмирал Макаров» неправильно понял инструкцию, утвержденную командующим флотом для крейсеров, охраняющих партию траления.

Капитан 1 ранга Степанов 2-й считал, что за меридиан остров Оденсхольм - банка Аякс он не имел права

заходить без тральщиков, между тем как начальник партии траления и командир КР «Баян» капитан 1 ранга Вейс понимали инструкцию в том смысле, что в протраленном месте крейсера могут идти за тралящим

караваном.

Капитан 1 ранга Степанов 2-й, желая приблизиться к тральщикам, неоднократно вызывал их радиотелеграммами, но они не доходили по назначению, т. к. у начальника партии траления радиотелеграфа не было, и радио, отправляемые с КР «Адмирал Макаров» на Гапсаль, не передавались оттуда на М «Прочный», который был оставлен при партии траления для радиосвязи ее с крейсерами;

б) рассматривая действия командиров КР «Баян» и «Адмирал Макаров» во время боя с неприятельским КР, комиссия считает:

1)  крейсера избрали неправильное маневрирование для сближения с противником в кратчайший срок на возможно ближайшеерасстояние;

2)  командир КР «Адмирал Макаров», вступив в бой, располагал своими курсами так, что почти весь бой могла действовать только одна восьмидюймовая пушка, причем неприятель переводился с одного борта надругой,

вследствие чего понижалась успешность стрельбы;

3)  к числу неправильных действий капитана 1 ранга Степанова 2-го следует отнести и то, что, поставивКР

«Баян» в кильватер, он связал деятельность капитана 1 ранга Вейса и этим не дал ему возможности использовать огонь своего крейсера и принудить противника к решительному бою на близкой дистанции.

Что касается до прорыва крейсеров, то комиссия считает, что командир КР «Адмирал Макаров» поступил неправильно. Объяснить его действия можно тем, что он не имел инструкции, категорически воспрещающей проходить линию завесы, а также считал, дав радиотелеграмму «всем», что «после захода солнца крейсера пройдут завесу», и думал, что они не будут приняты за неприятельские корабли.

В действиях командира КР «Баян» капитана 1 ранга Вейса комиссия никаких упущений не нашла. Действия же командира ЭМ «Достойный» капитана 2 ранга Желтухина комиссия считает правильными. Адмирал фон Эссен».

Как видно из приказа, комиссия очень осторожно выразила свое мнение, но этого вполне достаточно, чтобы дать яркий образчик нравов и понятий, царивших во флоте в первый период войны.

После такого вопиющего факта, наличность которого комиссия не могла не признать, она находит возможным оправдывать командира КР «Адмирал Макаров» тем, что он не так понял одну инструкцию, благодаря чему легкий германский крейсер в русских водах, средь бела дня, в присутствии двух наших броненосных крейсеров набросился на партию траления и только благодаря случаю никого не утопил.

Извиняют прорыв завесы миноносцев ночью, нарушающий основное требование тактики, которое должно быть известно еще с ученической скамьи Морского корпуса, только потому, что не было категорической инструкции, запрещающей это делать. Как будто ночной прорыв своих больших судов через линию миноносцев должен быть запрещен какой-то особой инструкцией — само собой понятно, что такие деяния недопустимы.

Итак, все зависит как будто от инструкций; комиссия констатировала полное нежелание или неумение командира

«Макарова» работать собственной головой.

Что бы то ни было, но если нет инструкций, нет понукания, подталкивания со стороны начальства, то ничего не сделают, а так как на все случаи составить инструкции невозможно, то в конечном результате, если так будет продолжаться, ничего хорошего от нашего флота ожидать не приходится.

 

Дело было ясное и простое: два наших броненосных крейсера, вооруженных четырьмя 8-дюймовыми,

шестнадцатью 6-дюймовыми и сорока четырьмя 75-мм орудиями, совершенно случайно отрезали от выхода из Финского залива быстроходный германский легкий крейсер, вооруженный двенадцатью 105-мм орудиями.

Несмотря на нелепое маневрирование, при котором могла стрелять только одна пушка головного корабля, все же повредили ему рулевой привод, отчего неприятель потерял способность управляться и начал описывать на месте ряд циркуляции.

Казалось бы, для немцев все кончено, но результат получился самый неожиданный — противнику дали

возможность справиться со своими повреждениями и уйти, так как командир «Макарова», видимо, считал своей задачей не уничтожение противника, а только прикрытие своих тральщиков. Отогнав неприятеля, он, наверное, возомнил себя героем и счел, что исполнил все, что было в его силах.

Во всяком случае, эта история возмутила весь Балтийский флот, и капитан 1-го ранга Степанов 2-й через месяц приказом командующего флотом Балтийского моря от 20 сентября за №212 был назначен командующим госпитальным судном «Николаев», все время стоявшим в Кронштадте.

С одной стороны, назначение бывшего командира боевого судна командиром госпитального даже в мирное время, не говоря уже про военное время, не является почетным и считается крупным понижением до сдачи в

архив включительно, но все дело в том, что от такого назначения Степанов 2-й ничего, в сущности, не потерял.

Госпитальное судно «Николаев» числится в 1-м ранге судов нашего флота, а потому честь честью, но в

денежном отношении он ничего не потерял, наоборот, командуя теперь госпитальным кораблем, стоящим безвыходно в Кронштадте, капитан 1-го ранга Степанов 2-й не рискует быть убитым или раненым, ведет нормальный образ жизни и за все это получает то же содержание, какое получал, командуя КР «Адмирал

Макаров». Втихомолку, быть может, он теперь даже очень доволен переменой обстоятельств, и возможно, что в свое время будет адмиралом и будет других учить, как надо воевать...

Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. — М.: Согласие, 2004.

 

В.-адм. Эссен сменил впоследствии командира Адм. Макарова за то, что крейсеры слишком долго не шли для оказания поддержки тральщикам. Командир крейсера между прочим заявил, что он намерен был пожертвовать тральщиками с тем, чтобы завлечь германский крейсер и вернее его уничтожить.

Киреев И. А. Траление в Балтийском море в войну 1914–1917 гг.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика