Сделать домашней|Добавить в избранное
 

История Русского флота

История Русского флота.

 


Бой У МЫСА САРЫЧ

Автор: russiaflot от 4 апреля 2009


Сообщения о нападении противника на русские порты в ночь с 28 на 29 октября не дали контр-адмиралу Эбергарду ясного представления о том, что происходит. Поэтому только днем 29-го, в 15.00, российский флот вышел в море. После поисков в юго-
западной части Черного моря, не обнаружив ни «Гебена», ни каких-либо других вражеских кораблей, флот 1 ноября вернулся на базу.
Турецко-немецкая атака усилила страх российского командования перед возможным вражеским десантом. Началось поспешное минирование важнейших районов. За две недели между Одессой и Очаковым поставили 550 мин. К 11 ноября под Одессой в 13-й линиях стояли уже 1668 мин. На обоих флангах этого заграждения устроили минные поля: в Каркиницкой бухте из 200 мин, а на подходе к Днепровскому лиману из 233 мин. Эту систему минных заграждений дополняли управляемые с берега донные мины в морском канале, связывающем Очаков с Днепро-Бужским лиманом. Севастопольское заграждение к концу года состояло из 1200 мин. Свыше 500 мин поставили в Керченском проливе, примерно столько же у входов в кавказские порты.
В общей сложности на минные заграждения ушло 4200 мин, что полностью истощило предвоенный пятитысячный запас (напомним, что еще 710 мин пропали без всякой пользы на погибшем «Пруте»).

Бой У МЫСА САРЫЧ
Линейный крейсер "Гебен"


Вскоре после окончания минных постановок Черноморский флот предпринял активные действия возле вражеского побережья. 4 ноября главныесилы флота (5 линкоров-додредноутов, 3 крейсера и 5 эсминцев) покинули Севастополь и взяли курс на юго-запад. В ночь с 4 на 5 вышел в море и 1-й дивизион новейших эсминцев типа «Новик». Во второй половине дня, 5-го ноября, 1-й дивизион отделился от главных сил и пошел минировать Босфор. Но эта первая серьезная операция еще неопытных экипажей закончилась неудачей. В процессе постановки часть мин всплывала и взрывалась. Командиры эсминцев, решив, что дивизион находится на управляемом минном поле, приказали как можно быстрее сбросить оставшиеся мины и отойти на север. В результате вместо 240 мин поставили примерно 190, остальные взорвались. Кроме того, минное поле не было точно обозначено на картах. После того как эсминцы соединились с главными силами, эскадра направилась к Зонгулдаку. Этот порт находился неподалеку от угольного бассейна, ставшего после начала войны единственным источником угля для всей Турции.
Утром б ноября линкор «Ростислав» и крейсер «Кагул» с шестью эсминцами подошли к порту поближе, обстреляли его и потопили два судна. В общей сложности они истратили 26 снарядов калибра 254 мм и 226 снарядов калибра 152 мм. Густой дым от разрывов снарядов и от возникших пожаров сделал невозможным прицельный огонь. На обратном пути в Севастополь русские потопили несколько турецких транспортов с грузом для кавказского фронта. В плен попали 224 турецких и немецких моряка.

Немцы, узнав об этих действиях российских кораблей, направили в район Зонгулдака крейсер «Гебен», как раз в это время плывший к южному берегу Крыма. Но «Гебен» разминулся с русскими и спустя день вернулся в Босфор, Российские корабли пришли на свою базу тоже 7 ноября. В тот же день «Бреслау» обстрелял кавказский порт Поти, впрочем, не причинив ему сколько-нибудь значительного ущерба.
Положение дел на Кавказском фронте во многом зависило от возможностей доставки морским путем подкреплений, боеприпасов и продовольствия турецким войскам. Русский флот должен был помешать этому, однако для блокады Босфора ему не хватало сил, поэтому турецкие транспортные суда и военные корабли беспрепятственно входили в Черное море.
Присутствие в Черном море грозного немецкого крейсера «Гебен» вынуждало Черноморский флот действовать в полном составе, так как только все вместе российские корабли могли
победить «Гебен». Но из-за того, что многие корабли то и дело требовали ремонта, флот далеко не всегда мог выходить в море в полном составе, приходилось ограничиваться отдельными операциями.
Тем не менее даже такие рейды держали противника в напряжении. Русские рассчитывали на то, что в случае встречи с «Гебеном», когда он будет эскортировать транспорты с войсками, представится неплохая возможность с ним расправиться, так как он не сможет бросить охраняемые транспорты и использовать свое преимущество в скорости.
9 ноября в Трапезунд (Трабзон), основную перевалочную базу турецкой армии, на пяти транспортах были доставлены пять тысяч солдат. Транспорты эти пришли в Трапезунд под эскортом «Бреслау» и «Гебена». В этой связи командование российской Кавказской армии обратилось к Черноморскому флоту с просьбой воспрепятствовать дальнейшей доставке подкреплений и боеприпасов противнику.

Бой У МЫСА САРЫЧ
Легкий крейсер "Бреслау"


Российский флот вышел из Севастополя 15 ноября и взял курс на юго-восток. Пройдя вдоль побережья от русского Батума до турецкого Гиресу-на, он не обнаружил вражеских кораблей. 17 ноября был обстрелян Трапе-зунд, а в ночь с 17 на 18-го минные заградители «Константин» и «Ксения» поставили 400 мин у входа в порты Трапезунд, Уние и Самсун.
18 ноября возле мыса Сарыч, что в 45 милях от Севастополя, произошла неожиданная встреча с «Гебеном» и «Бреслау».
Русская эскадра возвращалась в Севастополь в следующем порядке. Первыми, опережая главные силы на 3,5 мили, шли крейсера, за ними в кильватерной колонне двигались линкоры «Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три Святителя» и «Ростислав» , позади в двух колоннах находились четыре дивизиона эсминцев. Море было спокойным, но видимость из-за тумана оставляла желать много лучшего.
В 11.40 крейсер «Алмаз» доложил, что видит густой дым, а в 12.10 — что заметил корабли противника, дистанция до которых 7,5 км. Удостоверившись, что сообщение принято, «Алмаз» повернул к эскадре, то же самое сделали остальные крейсера. На всех кораблях объявили боевую тревогу, и эскадра начала разворачиваться влево. На это ушло 7 минут.

Бой У МЫСА САРЫЧ
Эскадренный броненосец "Евстафий"


Хотя расстояние до противника быстро уменьшалось, российские корабли пока не открывали огонь, дожидаясь определения дальности артиллерийским офицером-корректировщиком, который находился на «Иоанне Злотоусте». Наконец, тот определил дальность, но из-за скверной видимости ошибся: он радировал, что до противника 10800 метров, хотя на самом деле расстояние было гораздо меньшим.
На флагманском линкоре «Евстафий» засомневались в достоверности данных «Иоанна Златоуста» и определили расстояние сами. В 12.24 «Евстафий» открыл огонь и первым же залпом поразил «Гебен» в среднюю часть корпуса, вызвав на нем пожар. Немецкий крейсер лег на курс, параллельный курсу российской эскадры, и открыл ответный огонь по «Евстафию». После третьего залпа русский линкор получил две пробоины. Но к тому времени «Евстафий» хорошо пристрелялся, огонь его главного калибра поддержали 203-мм и 152-мм орудия. Остальные линкоры стреляли время от времени — в те моменты, когда различали противника в тумане.
«Три Святителя» и «Ростислав» вели огонь также и по «Бреслау», но безрезультатно. Эсминцы вообще не видели «1ебен», а «Бреслау» они заметили ненадолго и с большого расстояния. Вскоре «Бреслау» ушел еще дальше, опасаясь попасть под огонь линкоров. В 12.35 в тумане исчез и «Гебен».
Бой длился 14 минут. Российские корабли, у которых кончались запасы угля, не стали преследовать противника и вернулись в Севастополь. «Гебен» получил три попадания 305-мм снарядов и 11 попаданий 152-мм снарядов. 115 человек на нем были убиты, 59 ранены. «Бреслау» остался целым и невредимым. В «Евстафий» попали четыре 280-мм снаряда, 33 человека погибли и 25 были ранены, несколько раненых позже скончалась.

Бой У МЫСА САРЫЧ
Карта боя у мыса Сарыч


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика