Сделать домашней|Добавить в избранное
 

История Русского флота

История Русского флота.

 

„Новики" в кампании 1917 года

Автор: russiaflot от 16 января 2014


Наступил 1917 год. К февралю 1917 г. царская армия поте­ряла в ходе сражений 6 млн. убитыми, ранеными и пленными, а войне не было конца. Тяготы ее все острее ощущал трудовой народ. Фабрики и заводы остановились, повсюду царили за­пустение и разруха, голод, на фронте не хватало винтовок и снарядов.Все это вызывало обострение классовых противоречий, ши­рились волнения, повсюду усиливалось забастовочное движе­ние. В январе и феврале в Петрограде и Москве проходили массовые демонстрации под лозунгами «Долой царя!», «Долой войну!», «Хлеба!».

В армии и на флоте усиливалось революционное движение. Призыв большевиков повернуть штыки против самодержавия находил все более широкий отклик в солдатских и матросских массах.

27 февраля трудящиеся вместе с солдатами и матросами свергли самодержавие. Однако в условиях небывалой активи­зации мелкобуржуазных слоев населения, составлявших боль­шинство в стране, и недостаточной политической зрелости и организованности пролетариата государственная власть при со­действии меньшевиков и эсеров перешла в руки буржуазного Временного правительства.

Активную роль сыграли в Февральской буржуазно-демокра­тической революции матросы Балтики. Одной из первых под­держала ее команда крейсера «Аврора», стоявшего на ремонте в Петрограде. К ней присоединились команды других кораблей. Матросы подняли восстание в Кронштадте, Ревеле, Або и дру­гих базах Балтийского флота.

В марте — апреле 1917 г. во всех флотах и флотилиях—• в базах, соединениях и на кораблях — были созданы судовые, бригадные и флотские комитеты, ставшие опорными пунктами в борьбе с контрреволюцией. Комитеты занимались вопросами демократизации флота, предоставления матросам гражданских прав, участия всего личного состава в общественной жиз­ни, разрешали конфликты между матросами и офицерами. В их руках были практически сосредоточены все дисциплинарные права, вплоть до пересмотра некоторых статей устава царского флота и увольнения со службы офицеров, не пользующихся до­верием у команд.

4 марта 1917 г. на многолюдном митинге матросов, солдат и рабочих в Гельсингфорсе было принято решение присоеди­ниться к восставшим Петрограда. Командующим Балтий­ским флотом был избран начальник минной обороны вице-ад­мирал А. С. Максимов, пользовавшийся большим уважением п доверием матросов.

В конце апреля 1917 г. по инициативе матросов-большеви­ков был создан Центральный комитет Балтийского флота (Цен- тробалт)—высший революционно-демократический орган фло­та. Председателем Центробалта 1-го созыва избрали матроса- большевика П. Е. Дыбенко. В первом уставе Центробалта четко указывалось, что «без одобрения ЦКБФ ни один приказ, касающийся внутренней и административной жизни всего Бал­тийского флота, не будет иметь силы».19 сентября на пленарном заседании Центробалта судовые комитеты и матросская фракция Гельсингфорсского Совета со­вместно постановили, что флот больше «распоряжений Времен­ного правительства не исполняет и власти его не признает» . В это время фактически весь Балтийский флот шел за больше­виками.

Буржуазное Временное правительство, стремясь не допу­стить победы революционных масс, i ступило в тайный сговор с иностранными империалистами, намереваясь сдать Петроград немецким войскам.

Оценивая события тех дней, В. И. Ленин писал: «Наступа­тельные операции германского флота, при крайне странном полном бездействии английского флота и в связи с планом Временного правительства переселиться из Питера в Москву вызывают сильнейшее подозрение в том, что правительство Керенского (или, что зее равно, стоящие за ним русские импе­риалисты) составило заговор с англо-французскими империали­стами об отдаче немцам Питера для подавления революции таким способом» .

Осеиыо германское командование, пользуясь бездействием английского флота, впервые за всю войну, сосредоточило в вос­точной части Балтийского моря свыше 2/з своего флота, в том числе 10 линейных кораблей, 1 тяжелый крейсер, 9 легких крейсеров, 57 эскадренных миноносцев, G подводных лодок. Всего со стороны немцев в операции, которая получила назва­ние «Альбион», участвовало свыше 300 боевых и вспомогатель­ных кораблей. Действия флота поддерживали 6 дирижаблей, 102 самолета и 25 тыс. человек десантного корпуса. Они наме­ревались прозести десантную операцию по захвату Моонзунд- ских островов, захватить острова Моон и Эзель, уничтожить русские силы в Рижском заливе и таким образом подготовить путь для разгрома Петрограда.

Морские силы Рижского залива включали 2 старых линей­ных корабля «Гражданин» (бывш. «Цесаревич») и «Слава», 3 крейсера («Адмирал Макаров», «Баян», «Диана»), 3 канонер­ские лодки («Грозящий», «Хивинец», «Храбрый»), 34 эскадрен­ных миноносца (в том числе 12 типа «Новик»), 5 минных загра­дителей, тральщики, сторожевые корабли и катера. Эти корабли базировались па о. Рогокюль и рейде Куйваст в южной части пролива Моонзунд . Главные силы флота, в том числе 4 новых линейных корабля, находились в Гельсингфорсе .

К началу кампании 1917 г. на Балтийском море со стороны русских было четыре минно-артиллерийские позиции: Централь­ная, Передовая, Моонзундская и Або-Аландская. Последние три составляли единый рубеж обороны.

Моонзундская позиция состояла из двух участков. Первый проходил по линии пролив Моонзунд—пролив Соэлозунд—• район к западу от островов Эзель и Даго. Второй участок вклю­чал в себя Рижский залив и Ирбенский пролив, обороняемый морскими силами Рижского залива. В 1917 г. в Ирбенском про­ливе было поставлено 1974 мины у Риги и еще 850 мин у вос­точного побережья Рижского залива. На Моонзуидской позиции было 9 основных береговых, батарей (37 орудий) и 12 запасных (38 орудий). Гарнизон островов состоял из одной дивизии не­полного состава, насчитывающей около 12 тыс. человек. Оборо­нительные сооружения были еще недостроены.

Империалистические замыслы контрреволюции были сорва­ны революционными моряками-балтийцами.

Оборону возглавили большевистские флотские организации. II съезд военных моряков в Гельсингфорсе принял обращение, в котором говорилось: «Ни одно из наших судов не уклоняется от боя, ни один моряк не сойдет побежденным на сушу... Мы обязались твердо держать фронт и оберегать доступы к Петро­граду. Мы выполним свои обязательства. Мы выполняем его не по приказу какого-нибудь жалкого русского Бонапарта, царя­щего милостью долготерпения революции. Мы идем в бой не во имя исполнения договоров наших правителей с союзниками, опутывающих цепями руки русской свободы. Мы исполняем верховное веление нашего революционного сознания» Комис­сары Центробалта совместно с судовыми комитетами осуще­ствляли непосредственное руководство боевыми действиями.

Операция «Альбион» началась 30 сентября высадкой гер­манского десанта в бухте Тага-Лахт на о. Эзель. Пользуясь численным превосходством, германские войска овладели им. В этот же день флот противника предпринял попытку прор­ваться через пролив Соэлозунд между островами Эзель и Даго на Кассарский плес, чтобы нанести сокрушительный удар по русским кораблям и отрезать их от Финского залива.

Германские миноносцы предприняли несколько атак на охранявшие вход в пролив Соэлозунд русские дозорные ко­рабли. Это были эскадренные миноносцы «Десна», «Гене­рал Кондратенко», «Пограничник» и канонерская лодка «Гро­зящий». Огнем «Грозящего» были повреждены два неприятельских миноносца, но и в лодку попало три снаряда, Два человека были убиты, пять — ранены. На корабле возник пожар, который, правда, быстро ликвидировали.

На помощь дозорным кораблям прибыли вызванные в этот район эсминцы «Гром», «Забияка», «Изяслав», «Новик», и про- тивник под прикрытием крейсера «Эмден» был вынужден от­ступить.

На следующий день немецкие тральщики, поддерживаемые «Эмденом» и несколькими эскадренными миноносцами, пыта­лись расчистить проход в русском минном заграждении в рано-* не пролива Соэлозунд.

Срыв тральной операции противника осуществляли три группы новых эскадренных миноносцев, по два в каждой: «Но­вик» и «Гром», «Забияка» и «Победитель», «Изяслав» и «Сам­сон». В 9 ч они обнаружили неприятельские корабли и всту­пили с ними в бой. Огонь наших эсминцев заставил врага пре­кратить траление и отойти

Самым ожесточенным был бой за Кассарский плес. 1 ок­тября у восточной части пролива Соэлозунд несли дозор эскад­ренные миноносцы «Победитель», «Забияка», «Гром», «Кон­стантин» и канонерская лодка «Храбрый». Командир отряда русских кораблей держал свой флаг на «Победителе». Русские дозорные миноносцы стояли на якоре в 70 кабельтовых от мыса Памерорт.

Около 14 ч 30 мин сигнальщики «Грома» обнаружили на расстоянии 125 кабельтовых немецкий линейный корабль «Кай­зер», который на полных парах устремился к русским кораб­лям. «Гром» быстро снялся с якоря, и в тот же момент линкор открыл огонь из орудий главного калибра.

«Снявшись с якоря ранее других кораблей,— докладывал командир „Грома" командиру минной дивизии,— я оказался в наиболее невыгодном положении, так как прикрывал собой ми­ноносцы „Забияка" и„Победитель", не позволявшие мне по­вернуть на ост. С третьим залпом неприятеля получил попада­ние в правую машину. Снаряд пробил правый борт над водой, прошел через машину и разорвался под кораблем. Сотрясение было настолько сильным, что на переднем мостике сорвались со своего места главный компас и минные прицелы. Миноносец получил крен градусов в шесть, но продолжал еще некоторое время двигаться вперед, что дало возможность повернуть па ост. Когда весь пар через поврежденные правые машины, где были перебиты трубы свежего и отработанного пара, вы­шел, левая машина, до этого работавшая, остановилась. Мино­носец вышел из-под огня, так как зашел за мыс. Неприя­тель прекратил стрельбу. Канонерская лодка „Храбрый", уви­дев, что миноносец остановился, быстро подошла к его левому борту и подала швартовы на „Гром"

Уходя из-под обстрела, миноносцы повернули к Соэлозунду. Для облегчения буксировки «Константин» прикрыл канонер­скую лодку «Храбрый» и эскадренный миноносец «Гром» дымо­вой завесой. «Кайзер», прекратив огонь, перешел за мыс Паме- рорт. В это время туман закрыл пролив и находящиеся за ни-м корабли противника. В 15 ч 30 мин 17 немецких миноносцев на полном ходу начали прорыв на Кассарский плес. В прорыве участвовали кроме линейного корабля «Кайзер» крейсер «Эм- ден», 2-я флотилия и часть 6-й флотилии эскадренных мино­носцев. «Кайзер» поддерживал их огнем своих 12-дюймовых орудий. При форсировании пролива четыре миноносца против­ника получили артиллерийские повреждения, но остальные 13 продолжали прорыв. Они разделились на две группы, пы­таясь отрезать русским кораблям отход в Моонзунд.

«Победитель», «Забияка» и «Константин», прикрывая «Гром» и «Храбрый», вели с расстояния 70 кабельтовых огонь по вра­жеским эскадренным миноносцам. Комендоры «Победителя» уже с третьего залпа повредили один вражеский миноносец. Че­тырехдюймовый снаряд с «Забияки» угодил в другой немецкий эсминец, на нем возник пожар. Немцы, считая «Гром» и «Храб­рый» легкой добычей, сосредоточили на этих кораблях огонь почти всей своей артиллерии. В этот критический момент на «Храбром» оборвались швартовы, и он на некоторое время ото­шел от «Грома», продолжая вести огонь по врагу. Несмотря на полученные повреждения, эсминец «Гром» также вел бой с про­тивником. Метко стреляли комендоры корабля Юрченко, Дубо- ленко, Мельников, Алексеев, умело управлял четырехдюй- мовками артиллерийский офицер Севастьянов.

А в это время машинная команда самоотверженно боролась за жизнь корабля. Хладнокровно и умело действовал механик «Грома» Малышев. Пар обжигал лица и руки, но машинисты Везденеев, Цегельников, Котюков и другие упорно старались устранить повреждения.

Эсминец получил еще несколько пробоин, увеличился его крен, бушевал пожар. Окутанный паром и дымом, он стал по­степенно погружаться в воду.

Канонерская лодка «Храбрый» вновь подошла к гибнущему миноносцу, чтобы снять с него команду. Вот как описывает этот момент в своем рапорте командиру корабля артиллерийский офицер «Грома» Владимир Севастьянов:

«С „Храброго" бросали круги и спустили шлюпку. Полагаю, люди упали при отходе „Храброго", нас сильно качнуло. Даль­ше стреляло лишь орудие № 4... Через некоторое время испра-

 

рили орудие № 1, но наводка страдала (качка, крен). Были еще попадания в каюты и в кают-компанию, стали еще больше кре­ниться. В это время „Храбрый" дал малый задний ход и подо­шел к левому борту... часть команды, видел, переходила на его борт...

Корабль горит и тонет. Перешел на „Храбрый"... вндел по­топление одного миноносца, попадание в другой, больше ничего не видел, так как смотрел на „Гром", окутанный черным и бе­лым дымом.

Считаю долгом отметить доблестное поведение Чепурков- ского, прислуги орудия № 1, фельдшера Тесляковского, заря­жавшего орудие, артиллерийского унтер-офицера Юрченко, ушедшего от орудия № 1, когда его снесло на ют, где он молод­цом работал. Полагаю, что мичман Тихомиров, Юрченко, Чер­нышев, Громов и командиры орудий № 3 и 4, Еремин и лица, Мичману Тихомирову известные, заслуживают награды храб­рых»

Семь человек было убито и шесть ранено.

Впоследствии член судового комитета эсминца «Гром» А. Г. Везденеев с полным правом докладывал съезду предста­вителей Балтийского флота, что, несмотря на полученное по­вреждение, команда сражалась до последней возможности, когда уже были повреждены орудия и миноносец от получен­ных пробоин не мог своими средствами откачать воду. Приняв людей с «Грома», «Храбрый» развернулся и открыл огонь по приближающимся миноносцам противника. Силы были нерав­ные. Преследуемые противником три русских корабля, прикры­ваясь дымовой завесой, продолжали отход к Моонзунду. В 16 ч 20 мин на помощь им с Куйвастского рейда подошли восемь ми­ноносцев 5-го и 6-го дивизионов во главе с «Новиком» и кано­нерская лодка «Хивинец», которые с ходу вступили в бой. Бой был жестоким. Германские эскадренные миноносцы отошли и скрылись в проливе Соэлозунд. Противник потерял в этом бою восемь эскадренных миноносцев и восемь было повреж­дено.

По приказу командования в ночь на 2 октября минный за­градитель «Припять» поставил на Кассарском плесе 135 мин. Через две недели на мине подорвался один германский мино­носец. Два других, пытаясь обойти заграждение, выскочили на мель. Кассарский плес остался под контролем русских револю­ционных кораблей. С беспримерным мужеством и отвагой сра­жались с врагом революционные балтийцы. Они несли потери, но стояли насмерть.

В этом бою впервые в истории русского флота действиями личного состава кораблей руководили не только их командиры, но и судовые комитеты, представители Центробалта, комис­сары. Так, на всем протяжении боя рядом с командиром корабля «Гром» А. П. Вакстутом стоял секретарь судового комитета Соловьев, руководитель большевистской организации на эсминце.

Представители Центробалта и командования Балтийского флота, находившиеся на кораблях во время боя за Кассарский плес, единодушно отмечали, что экипажи всех кораблей и боль­шинство их офицеров сражались с великим мужеством, с вы­соким сознанием революционного долга. Комендор «Грома» С. Г. Алексеев вспоминал: «...каждый из нас старался сделать все, что он мог. Мы горели желанием победить... Большинство команды состояло из молодежи призыва 1915 года. Мы радо­стно шли в бой и выполнили свой долг перед Родиной»После неудачи на Кассарском плесе немцы решили подойти к Моонзунду со стороны Рижского залива. 4 октября произошел бой у Куйваста. В течение дня моряки линейных кораблей «Слава» и «Гражданин», крейсера «Баян» и миноносцев огнем артиллерии преграждали путь вражеской эскадре, стремив­шейся прорваться в пролив. Пользуясь многократным пре­восходством в силах, противник нанес тяжелые повреждения русским кораблям.

Особенно сильно пострадала «Слава», получившая несколько прямых попаданий крупнокалиберных снарядов германских линкоров. Вышла из строя носовая артиллерийская башня главного калибра, в носовой части корпуса тяжелый снаряд пробил брешь около 3 м в диаметре. Были повреждены динамо- машины, погас свет в отсеках, пришлось затопить носовой по­греб, корабль принял более тысячи тонн воды. Возник пожар. Еще два снаряда противника угодили в церковную и батарей­ную палубы. Вода поступала к кормовой кочегарке, и часть котлов пришлось погасить. Но линкор продолжал сра­жаться. Огнем 12-дюймовых орудий комендоры «Славы» пото­пили эскадренный миноносец врага, пытавшийся выйти в тор­педную атаку, и повредили один из линкоров.

В это время русские корабли получили приказ отойти через Моонзунд на север. «Слава», принявшая в корпус большое ко­личество воды, из-за чего сильно увеличилась ее осадка, не смогла пройти проливом. Пришлось взорвать корабль, который собой закрыл врагу проход в Моонзунд.

6 октября неприятелем были захвачены острова Вель, Моон и Даго. Но северная часть Моонзунда оставалась в руках рус­ского флота. Корабли, входившие в состав сил Рижского за­лива, отошли в Финский залив.

В ходе Моонзундской операции было потоплено 26 герман­ских кораблей и 25 повреждено. Революционный Балтийский флот потерял гораздо меньше: старый броненосец «Слава» и эскадренный миноносец «Гром». Повреждено было 7 ко­раблей: 1 линкор, 1 крейсер, 2 канонерские лодки и 3 минонос­ца. Кроме того, при отходе из Моонзунда было затоплено 4 транспорта и несколько вспомогательных устаревших судов для заграждения канала и подходов к передовой позиции.

Благодаря самоотверженным действиям революционных бал­тийских моряков планы германского командования были сор­ваны. Из-за больших потерь оно отказалось от продолже­ния операции и приказало 7 октября отвести свои линейные си­лы из Рижского залива. Попытка мирового империализма с помощью кайзеровского флота захватить Петроград не удалась.

Однако, анализируя действия Временного правительства, В. И. Ленин убедительно доказывал, что правительство и контр­революционная военщина не оставят своих попыток сдать Пет­роград немцам и таким способом задушить пролетарскую рево­люцию. В. И. Ленин требовал от партии, не теряя времени уси­ленно готовить вооруженное восстание.

Особую роль в подготовке и проведении восстания Влади­мир Ильич Ленин отводил Балтийскому флоту, котэрый факти­чески находился в распоряжении партии большевиков:

«Дело в восстании, — писал он, — которое может и должен решить Питер, Москва, Гельсингфорс, Кронштадт, Выборг и Ревель. Под Питером ив Питере — вот где может и должно быть решено и осуществлено это восстание, как можно серьез­нее, как можно подготовленнее, как можно быстрее, как можно энергичнее.

Флот, Кронштадт, Выборг, Ревель могут и должны пойти на Питер...» 

10 октября 1917 г. под руководством В. И. Ленина состоя­лось заседание ЦК партии большевиков, на котором было при­нято историческое решение о подготовке вооруженного восста­ния. Для руководства восстанием при Петроградском Совете 12 октября был сформирован Военно-революционный коми­тет (ВРК) под председательством Н. И. Подвойского. От бал­тийцев в комитет вошли П. Е. Дыбенко, И. А. Ховрин, И. Д. Сладков и др.

Руководствуясь решениями ЦК партии, большевики Балтий­ского флота приступили к подготовке вооруженного вос­стания.

Днем 24 октября радиостанция крейсера «Аврора» пере­дала обращение Военно-революционного комитета к рабочим, солдатам, матросам с призывом выступить на защиту рево­люции.

В этот же вечер председатель Центробалта П. Е. Дыбенко получил от ВРК. условную телеграмму «Высылай устав» о не­медленном направлении в Петроград боевых кораблей и отряда революционных матросов. Той же ночыо из Гельсингфорса дол­жен был выехать в Петроград по железной дороге сводный отряд матросов с линейных кораблей «Полтава», «Севасто­поль», «Петропавловск», крейсера «Баян», эсминца «Азард» и других кораблей. Но из-за саботажа железнодорожной адми­нистрации первый эшелон балтийцев прибыл в город только 26 октября.

Утром 25 октября из Гельсингфорса вышли эсминцы «Мет­кий», «Забияка», «Самсон», «Деятельный» и сторожевой ко­рабль «Ястреб». Этим кораблям было поручено получить ору­жие и доставить его в Петроград. Эсминцы «Меткий» и «Дея­тельный» задержались в пути из-за саботажа командиров, лишь «Самсон» и «Забияка» продолжали держать курс на Пет­роград. На этих эсминцах находился отряд моряков с линейных кораблей «Республика» и «Петропавловск»,

Основными силами флота в решающий день восстания были корабли и матросы Кронштадта, части столичного гарнизона. В тот же день 25 октября в Гельсингфорсе состоялось общее собрание представителей судов минной дивизии Балтийского флота. Собрание приняло резолюцию, в которой говорилось следующее:

«Мы представители судов „Автроил", „Изяслав", „Капи­тан 2 ранга Изыльметьев", „Лейтенант Ильин", „Гавриил", „Новик", миноносцы № 212, 215, 217, 220, госпитальное судно „Лава", госпитальное судно „Ариадна", авиационное судно „Орлица", транспорт „Кама", походный штаб начальника мин­ной дивизии „Либава", тральщики № 18 и 19, обсудив воззва­ние Петроградского Совета, Революционного комитета и резо­люцию Гельсингфорсского Совета депутатов, Областного коми­тета Финляндии, Центрального комитета Балтийского флота и Исполнительного комитета Совета крестьянских депутатов, единогласно постановили:

1.Требовать перехода всей власти к Всероссийскому съезду Советов.

2.Немедленного роспуска Предпарламента Российской Рес­публики, созданного для оплота буржуазии и контрреволюцион­ного правительства.

3.Одновременно с переходом власти к Всероссийскому съезду Советов объявить демократическую диктатуру.

4.Никакой торговли за власть с буржуазными классами более быть не может, ибо, добиваясь власти, они направляют ее против народа и стремятся восстановить свое господство над трудящимися. Теперь прошло время слов, пора от слов перейти к делу. Контрреволюционеры не спят, они открыто повели борь­бу против Всероссийского съезда и Учредительного собрания. Вся наша сила за Советами и мы в любой момент по их при­зыву готовы пойти на баррикадный бой против буржуазных классов»

В 17 ч 25 октября корабли «Самсон» и «Забияка» прибыли в Кронштадт, где получили оружие, боеприпасы и продоволь­ствие. С «Самсона» на «Аврору» была послана радиограмма: «Пришел в Кронштадт, где остановился. Телеграфируйте о по­ложении. Имею 100 боевых зарядов, взвод моряков. Где выса­дить?» 2.

В 17 ч 50 мин «Забияка» и «Самсон» вышли из Кронштадта в Петроград 3.

Около 19 ч эскадренные миноносцы вошли в Неву. Над ни­ми развевались огромные полотнища с революционными призьн вами: «Вся власть Советам!», «Долой министров-капитали-; стов!». На палубе выстроились матросы. Рабочие и солдаты

Петроградского гарнизоиа бурно приветствовали балтийцев. Корабли стали на якорь у Николаевского (ныне Лейтенанта Шмидта) моста рядом с «Авророй». Здесь же уже находились минный заградитель «Амур», посыльные суда «Зарница» и «Ястреб», заградитель «Хопер», учебное судно «Верный».

Отряд матросов с «Самсона» влился в ряды восставших петроградских рабочих. Вслед за ними отряды матросов из экипажей других кораблей, получив оружие из корабельных за­пасов, отправлялись на боевые задания.

Комиссар «Самсона» Г. С. Борисов в сопровождении матро­сов отправился в Смольный для вручения президиуму II съезда Советов резолюции и приветствия Центробалта. Оставшиеся на кораблях готовили орудия к бою, чтобы вести совместно с «Ав­ророй» при необходимости огонь по Зимнему дворцу. Но стре­лять по дворцу не пришлось. Натиск революционных масс был настолько стремительным, что применение крайних мер не по­требовалось.

В 21 ч комендор «Авроры» Е. П. Огнев по команде комис­сара корабля А. В. Белышева произвел холостой выстрел из носового шестидюймового орудия, послуживший сигналом к на­чалу общего штурма Зимнего дворца.

Вечером 25 октября в Смольном открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Съезд провоз-

 

гласил Советскую власть, принял исторические декреты о зем­ле и мире, сформировал первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным.

На другой день победы Октябрьского вооруженного восста­ния Керенский вместе с генералом Красновым организовали по­ход контрреволюционных войск на Петроград. Одновременно с этим вспыхнул мятеж юнкеров. 26 октября Центробалт обра­тился ко всем морякам с призывом выступить на борьбу с контрреволюцией В ночь на 28 октября В. И. Ленин разго­варивал по прямому проводу с руководителем Гельсингфорс- ского Совета и потребовал срочно выслать в столицу боевые корабли и вооруженных матросов. Центробалтом были посланы в Петроград крейсер «Олег» и эскадренный миноносец «Побе­дитель», которые прибыли к месту назначения на следующий день в 15 ч 30 мин  и заняли свое место в Морском канале.

1 ноября эскадренные миноносцы «Меткий», «Деятельный», «Победитель» и «Забияка», которые находились у Николаев­ского моста; прошли вверх по Неве и стали на якоре у села Рыбацкого в ожидании подхода контрреволюционных частей. Ближайшие железнодорожные станции оказались в зоне об­стрела артиллерии эсминцев.

Накануне, 31 октября, революционные войска заняли Цар­ское Село, а 1 ноября вступили в Гатчину, где захватили гене­рала Краснова вместе с его штабом.Так, совместными усилиями красногвардейских рабочих от­рядов, матросов и солдат был разгромлен первый поход контр* революции против молодой Советской власти.

В обращении Совета Народных Комиссаров от 30 октября 1917 г., подписанном В. И. Лениным, говорилось: «Балтийский флот, верный делу революции, пришел на поддержку восстав­шего народа».

На Черноморском флоте в грозовом 1917 г. минная бригада, в которую входили эскадренные миноносцы типа «Новик» (Черноморский флот пополнился четырьмя эсминцами «Гаджи- бей», «Калиакрия», «Керчь» и «Фидониси») опубликовала свою резолюцию в газете «Известия Севастопольского Совета воен­ных и рабочих депутатов» от 18 ноября. В ней говорилось:

«Мы, команда черноморской минной бригады, на общем со­брании в минной базе № 1, обсудив текущий момент, решили единогласно: 1. Мы не допустим старой власти, которая за семь месяцев своего существования нам ничего не дала, кроме раз­рухи, корниловщины и кровопролития.

2.Мы от своих слов отказаться не можем, которые были сказаны: «Вся власть Советам рабочих, крестьянских и солдат­ских депутатов, как в центре, так и на местах». И эту власть будем поддерживать всеми силами и средствами, какие у нас найдутся.

3.Мы требуем, чтобы немедленно был созван съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который должен взять власть в свои руки.

4.Мы приветствуем революционный Петроград и верный революции Балтийский флот, и мы, черноморцы минной брига­ды преклоняемся перед героической обороной петроградского гарнизона, Балтийского флота и рабочих г. Петрограда, которые так твердо стоят за счастье трудового народа.

5.Мы категорически протестуем против авантюры Ке­ренского, который бросает полки для борьбы с пролетариатом.

6.Мы протестуем против тех сознательных и несознатель­ных элементов, которые своим шатанием и соглашательством поддерживают буржуазию и явно способствуют подрыву в борьбе трудового народа с эксплуататорами».

Моряки минной бригады активно участвовали в борьбе с Калединым и Корниловым на Дону, в подавлении гайдамац­ких восстаний и мятежей татарских националистов. В декабре 1917 — январе 1918 г. они помогли рабочим и красногвар­дейцам очистить Крым от контрреволюционных войск.

Моряки эсминцев «Пронзительный», «Фидониси» и «Калиак­рия» в первых числах января 1918 г. вместе с морским десант­ным отрядом А. В. Мокроусова вели бои за освобождение Фео­досии от белых банд. Корабельная артиллерия и десантники из состава экипажей «Гаджибея» и «Керчи» помогали^, рабочим восстановить Советскую власть в Ялте. После бегства белогвар­дейцев из города отряды Красной гвардии совместно с матро­сами, прибывшими из Севастополя на эсминце «Счастливый», начали наступление на Алушту. Моряки «Дерзкого» помогали подавлять контрреволюционный мятеж, поднятый местными на­ционалистами в Евпатории



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика