История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Первое боевое столкновение русских крейсеров с германскими кораблями в ПМВ


Первое боевое столкновение русских крейсеров с германскими кораблями в ПМВ

Автор: russiaflot от 25 мая 2019


4  (17) августа МЗ «Deutschland». 4/17августа

Весь день наблюдательные посты Верхний и Нижний Дагерорт, Оденсхольм, Ганге доносили о движениях неприятельских судов, которых видели и дозорные крейсеры, державшиеся на меридиане Пакерорта. Около 22 ч. последние корабли противника скрылись из виду... (Позже, по данным разведки, оказалось, что пароход-паром

«Дейчланд» под прикрытием крейсеров «Аугсбург» и «Магдебург» и трех миноносцев поставил 800 мин севернее маяка Тахкона.)

5/18 августа

В 14 ч. пост Службы связи на маяке Верхний Дагерорт донес о появлении двух крейсеров типа «Кольберг» и трех миноносцев; миноносцы обстреляли маяк и пост Нижний Дагерорт, но безрезультатно. Наши крейсера пошли навстречу, а дивизион миноносцев в обход, чтобы отрезать немцев от Балтийского моря, но из этого ничего не

вышло...

Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. — М.: Согласие, 2004.

 

Первое боевое столкновение русских крейсеров с германскими кораблями в ПМВ

 

5  (18)августа.

«18 августа в 12.15 3 миноносца (V-25, V-26, V-186) были отправлены для обстрела маяка и сигнального поста Нижний Дагерорт и в 16ч, выполнив поручение, вернулись к флагманскому кораблю».

85 стр.

5 (18) августа Стрельба русских крейсеров.

«Магдебург», остановивший днем один норвежский и один шведский пароходы донес, что в Лапвике находится от 15-20 русских миноносцев; там – угольная станция. В 11ч утра пароход обнаружил на линии Лапвик – Ревель 3 броненосных крейсера. В южном направлении от Руссарэ по-видимому – минное заграждение.

Получив это сообщение, адмирал Мишке в 18.50 вернул миноносцы и пошел 24-х узловым ходом им навстречу с обоими крейсерами. Миноносцы дошли до 23°15′ в.д., т.е. до линии Лапвик – Оденсхольм. О своем прекрасно выполненном поиске старший командир донес нижеследующее: «На 100° усмотрел два отряда по три корабля в каждом, в двойном походном строю. Суда северного отряда 4-х трубные вне сомнения типа «Россия». Южный отряд, головной корабль 4-х трубный, два других 2-х или 3-х трубные, с достоверностью не разглядел. В направлении на Лапвик 2 раздельных дыма. Между Пакерортом и Оденсхольмом 5 или 6 дымов, по-видимому, миноносцы. Северная эскадра легла в 18.50 на NW. Миноносцы шли обратным курсом. Южная эскадра продолжала идти западным курсом. Что бы разглядеть типы её судов, повернул ещё раз на NO 23°. Северный отряд открыл в 19.3 огонь с расстояния 48каб («Громобой» и «Адмирал Макаров»). Первые выстрелы русских кораблей по германским судам давали всплески в 400-800м за кормой миноносцев. Пошел самым полным ходом назад. Развил сильный дым, чтобы замаскировать цель».

Так как запасы угля близились к концу, миноносцы были отпущены в Данциг и получили приказание на обратном пути обстрелять маяк Бакгофен…

Поведение русских 17 и 18 августа может быть объяснено лишь изумительным недостатком активности со стороны русского командования. Иначе нельзя себе объяснить, почему значительно более сильные русские корабли ничего не предприняли против слабого отряда адмирала Мишке».

Фирле Р. Война на Балтийском море 1914г. 86стр.

 

Первое боевое столкновение русских крейсеров с германскими кораблями в ПМВ

 

 

«В 19ч адм. Мишке направился в обратный путь восточнее Готланда, так как запас угля не позволял крейсерам оставаться дольше в море. 20 августа в 19ч «Аугсбург» и «Магдебург» прибыли в Данцигский порт для пополнения угля и запасов. Миноносцы, уничтожив маяк Бакгофен, прибыли в Данциг уже 19 августа вечером». Фирле Р. Война на Балтийском море.1914г. 86стр.

 

«Первое боевое столкновение крейсеров с германскими кораблями произошло лишь 5 августа – на 18-й день войны. Накануне утром с русских береговых постов было обнаружено в море множество дымов, а спустя несколько часов сигнальщики «Громобоя» и «Адмирала Макарова», находившихся в тот день в дозоре, опознали германские корабли как броненосные крейсера «Роон» и «Принц Генрих», шедшие в сопровождении 4 крейсеров – разведчиков и миноносцев. В действительности же силы противника насчитывали лишь легкие крейсера «Аугсбург» (флаг контр-адмирала Р. Мишке), «Магдебург», миноносцы V-25, V-26, V-186 и МЗ

«Дойчланд», по огневой мощи значительно уступавшие русскому дозору. В задачу отряда входило скрытно проникнуть в устье Финского залива и с целью закупорки южного выхода из него выставить минное заграждение из 200 мин к весту от о. Нарген. Обнаружение германской оперативной группы русским дозором фактически

ставило всю операцию на грань срыва, однако схожесть силуэтов кораблей кайзеровского флота сыграла свою роль. Предполагая, что перед ними превосходящие силы противника, русские крейсера, держась на меридиане м. Пакерорт, ограничилось лишь наблюдением за передвижением германских кораблей, а с наступлением темноты ушли в Ревель.

Но нерешительность контр-адмирала Н.Н. Коломейцева ввела в заблуждение и противника. Не встретив противодействия со стороны русских, контр-адмирал Мишке посчитал это хитрым маневром с целью заманить

его отряд вглубь залива и вечером 4 августа принял решение отойти до выяснения обстановки к берегам Швеции. Одновременно на линии Гангэ – мыс Тахкона было выставлено и минное заграждение.

На следующий день, 5 августа подошедшие к о. Даго германские миноносцы в течение 15 минут обстреливали пост наблюдения и маяк на мысе Дагерорт, разрушив постройки и уничтожив береговые навигационные знаки. Получив донесение об этом, адмирал Эссен отдал приказ дозорным крейсерам атаковать неприятеля. На случай внезапного появления более крупных сил кайзеровского флота в помощь 1-й бригаде крейсеров выделялась 2-я бригада («Россия», «Олег», «Богатырь», «Аврора»),

а также V дивизион миноносцев в составе восьми единиц

Стройный», «Сторожевой», «Сильный», «Разящий», «Дельный», «Деятельный», «Достойный»,

«Расторопный», «Громящий»).

Около 20ч 5 августа «Громобой» и «Адмирал Макаров» в 30м к зюйду от Гангэ обнаружили германский отряд и, приведя противника на левый траверз, с дистанции 70-85каб открыли огонь главным калибром. Бой длился около получаса, в течение которого русские крейсера выпустили до 20 8 снарядов, однако попаданий отмечено не было и в 21ч неприятель, пользуясь сгущающимися сумерками и значительным преимуществом в ходе, ушел на вест. Отошли на линию завесы и русские корабли.

Нерешительные действия русских дозорных сил в первые 2 недели войны вселили в германское морское командование уверенность в необходимости продолжения операций демонстрационного характера, имевших целью как можно дольше удерживать Балтийский флот в состоянии пассивной обороны. Для этого из состава германских морских сил Балтийского моря был сформирован «отряд особого назначения» под общим командованием контр-адмирала Э. Беринга, включавший легкие КР «Амазоне», «Аугсбург», «Магдебург», миноносцы V-25, V-26, V-186, а также КЛ «Пантер» и ПЛ U-3».

С.Е Виноградов, А.Д Федечкин. Крейсера Адмирал Макаров, Паллада, Баян.

 

 

Только 4 августа у входа в Финский залив появились неприятельские силы в составе нескольких крейсеров и

каких-то еще кораблей, державшихся за горизонтом и заметных только по дымам. Крейсера все время держались на большом расстоянии и пока ничего не предпринимали.

Как потом выяснилось, около 8 часов вечера эти неприятельские силы подошли ко входу в залив на линию Руссарэ — Оденсхольм, причем имевшийся в их составе заградитель поставил в 46-м квадрате большое

заграждение. Из донесений начальника службы связи штабу о нем стало немедленно же известно; а на

следующее утро все подтвердилось в точности, так как на месте постановки оказалось много всплывших неприятельских мин.

Таким образом, оно никакого вреда нам не принесло, и только во время работ по определению его границ взорвались тральщики «Проводник» и «№ 8».

5 августа неприятельские крейсера опять появились в виду залива. Очевидно, они хотели выманить наши корабли и таким образом навести их на свое заграждение. Но так как о нем мы уже знали, а кроме того, по донесениям, в

составе неприятельских сил находились броненосные крейсера «Роон» и «Принц Генрих», то наши дозорные крейсера «Адмирал Макаров» и «Баян» навстречу им не вышли:

дело в том, что ожидать быстрой поддержки было нельзя, так как наши главные силы находились в Гельсингфорсе. Поэтому они только вступили в перестрелку, которая нам и, по-видимому, неприятелю, не принесла никакого вреда. Тем не менее, это были первые выстрелы, которыми обменялись наши суда с противником.

Граф Г. К. На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию. — СПб.: Гангут, 1997.

 

«5 августа наша бригада крейсеров находилась в крейсерстве на меридиане Гангэ. Около 7ч вечера на горизонте с W показались дымы неприятельских судов, наша бригада пошла к ним на сближение, подойдя на расстояние 80каб, «Громобой», «Макаров» и «Паллада» открыли по ним огонь. Снаряды не долетали, и неприятель не

отвечал, так как «Баян» был концевым, то я стрелять не разрешил, дабы зря не выкидывать снаряды, что я считал бесцельным и преступным. Впоследствии, я узнал, что это мое распоряжение вызвало неудовольствие в команде, которая, видимо, не поняла цели моего запрещения и считала меня чуть ли не изменником, распустив слух, будто на «Аугсбурге», который был в то время в числе неприятельских судов, находится мой родственник, но скоро они убедились впротивном.

Не предпринимая попыток сблизиться с неприятелем, через некоторое время бесцельной стрельбы адмирал повернул обратно, сделав сигнал присутствующим миноносцам атаковать неприятеля. Но миноносцы этого сигнала не исполнили, не знаю, по какой причине, по-моему, днем эта атака была бесцельна и невыполнима. Кроме нашей бригады, сюда подошла и 2-я бригада крейсеров.

В своем донесении адмирал писал, что встретил неприятельские суда, вступил с ними в бой, но последние ушли имея преимущество в ходе. Такое донесение меня немало удивило, так как оно не соответствовало

действительности и тем более, что его писал адмирал, участвовавший в Цусимском бою и получивший за него Георгиевский крест. Впоследствии я увидел, что донесениям не всегда можно было верить, многие из них

писались с расчетом получить побольше наград. Мне это было противно, и я боялся, что если мне придется писать донесения, то, благодаря их краткости и неярких красок, пострадают мои подчиненные относительно наград.

Неприятельские суда, которые мы так храбро атаковали 5 августа, оказались «Аугсбург» с «Магдебургом» и

миноносцами, конвоировавшие чуть ли не плоты с минами заграждения, которые и были поставлены в Финском заливе, в 39-м квадрате, обнаруженные окончательно 2 голландскими коммерческими пароходами,

возвращавшимися от нас к себе и взорвавшимися на этом заграждении».

Гангут № 44 А. К. Вейс На крейсере «Баян» в годы Первой мировой войны.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика