История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Обеспечение стратегических перевозок в 1917 г.


Обеспечение стратегических перевозок в 1917 г.

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


Все возраставшее напряжение военных действий на фронтах мировой войны оказывало прямое влияние на межсоюзнические стратегические перевозки в кампанию 1917 г. В Россию кроме большого количества каменного угля доставлялись военная техника, боеприпасы, военные материалы. Из России в Англию и Францию отправлялись лесоматериалы, продовольствие, некоторые военные материалы и боевая техника, а также войска. Уже в зимние месяцы 1916/17 г. военные грузы в Россию шли в Белое море и Кольский залив. К моменту введения в строй Мурманской железной дороги Мурманский порт мог принимать и отправлять внутрь страны значительное количество грузов.
Лучшая подготовленность к ледовой кампании 1916/17 г. и не столь суровая зима ПОЗВОЛИЛИ осуществлять перевозки в Архангельск почти всю зиму. Сюда было введено 126 судов, а выведено отсюда 139 судов, т. е. значительно больше, чем в предшествовавшие ледовые кампании.
Несмотря на то что в 1917 г. возможность ввоза в северные порты России возросла, грузов туда было доставлено меньше, чем в 1916 г. Во второй половине 1917 г. союзники, опасаясь, что быстрое нарастание революционной ситуации в России может вывести ее из империалистической войны, резко сократили военные поставки. Кроме того, рабочие и воинские команды начали яснее понимать антинародную политику Временного правительства и активно выступали против войны и каторжных условий труда. Снижали темпы перевозок бюрократические процедуры и междуведомственные трения, отсутствие единого, твердого и централизованного руководства.
Во второй половине кампании представители союзников активнее стремятся захватить в свои*руки руководство русскими портами. Еще в 1916 г. английское правительство добилось введения в штат главно- начальствующего своего представителя с большим рабочим аппаратом, который контролировал работу' портов..
Организуя действия против североморских коммуникаций в Заполярье в 1917 г., германское командование опиралось на опыт предшествовавших кампаний, который свидетельствовал, что активные минные постановки не давали значительных результатов. Поэтому основную ставку оно делало на подводные лодки. Первые немецкие лодки были встречены русскими тральщиками в феврале у северных берегов Норвегии, доносили об их обнаружении и посты наблюдения. 18 марта до 7 немецких лодок появилось у входа в Кольский залив, где они атаковали дозорные суда флотилии, одновременно несколько подводных лодок обнаружилось около Тромсе и в районе островов Варде'. Флотилия не располагала достаточным количеством кораблей, способных обеспечить надежную противолодочную оборону. Английское адмиралтейство взамен нескольких миноносцев, которые просило прислать русское командование, направило на Север яхту «Сальватор» и 12 траулеров, малопригодных для целей противолодочной обороны. Группа миноносцев Сибирской флотилии могла прибыть в северные воды только в августе 1917 г.
До 1 июня германские лодки в северных водах обнаруживались 27 раз, из них 17 раз транспортами. На 1 июля число их здесь, судя по различным источникам, достигло 122. 3 транспорта были потоплены ими. Относительно невысокий результат действий лодок противника объясняется прежде всего тем, что основная часть коммерческих судов к этому времени была вооружена артиллерией, а германские подводные лодки придерживались прежнего способа действий на коммуникациях — использования артиллерии. К маневрированию в подводном положении и к торпедным атакам подводные лодки прибегали лишь в крайнем случае, так как экономили электроэнергию и запас торпед. Чаще всего они появлялись группами по 2. Как и в 1916 г., германские лодки действовали преимущественно на подходах к Кольскому заливу, проникали к самому входу в него, потому что для активной противолодочной обороны русское командование располагало лишь 2 миноносцами.
22 апреля немецкая лодка атаковала торпедой вблизи о. Кильдин вооруженный пароход «Пальмбренч». Хотя торпеда была выпущена с небольшой дистанции, она прошла за кормой транспорта. «Пальмбренч» тут же открыл огонь и добился двух попаданий в корпус и рубку лодки, которая погрузилась и, вероятно, затонула. Вскоре в Александровской губе был найден телефонный буй «U-75». Преследовавшая транспорт вторая лодка тоже была отогнана артиллерийским огнем. Такие столкновения вооруженных транспортов с германскими лодками в море происходили не раз, и, как правило, суда выходили из них победителями.
Организация противолодочной обороны Кольского залива в начале 1917 г. не отличалась от действовавшей в 1916 г. Пароходы в глубину залива проводились преимущественно днем, что позволяло немецким подводникам определить фарватер и входные ворота, возле которых ожидать транспорты. Единого документа, определявшего способы действий дозорных кораблей и береговых батарей, не было. В инструкции дозорным кораблям указывалось, что они открывают огонь по неприятельским подводным лодкам самостоятельно, а береговая артиллерия оказывает им поддержку. Однако фактически батареи такой поддержки не оказывали из-за малой дальности стрельбы батарей и недостаточной сети наблюдательных постов.
При входе в Кольский залив располагались три полосы противолодочного дозора: внешняя — между параллелью м. Цып-Наволок и линией м. Сеть-Наволок —о. Кнльднн, вторая — между линией м. Сеть- Наволок— о. Кнльднн и параллелью о. Торос и третья — от о. Седловатый до губы Большая Волоковая. На внешней полосе дозор несли сначала 3 русских корабля, а позже 4 английских тральщика, на второй—4 русских тральщика и посыльное судно, встречавшее прибывавшие в залив пароходы, на третьей — 2 русских тральщика, а 2 других сменных тральщика, находившиеся в Екатерининской гавани, должны были осуществлять внешний осмотр судов и проводку их в губу Большая Волоковая. Создавалась также и четвертая, тыловая, линия дозора южнее о. Седловатый до о. Сальный, обслуживаемая тральщиками, на которые возлагалось контрольное траление входного фарватера восточнее о. Седловатый и наблюдение за противолодочными сетями. Для обеспечения радиосвязью на случай обнаружения противника на английском вооруженном судне «Сальвадор» устанавливалась радновахта.
Такая система обороны Кольского залива была более совершенной, чем в предыдущую кампанию, но и она оказалась недостаточной, чтобы исключить прорыв германских лодок к входу в Кольский залив ‘. Есть основания предполагать, что в апреле германский подводный заградитель при входе в Кольский залив выставил минное заграждение2. Появление вражеских лодок на виду у дозорных судов и потопление ими транспорта у входа в залив потребовало усовершенствования системы противолодочной обороны. Русское командование предписало всем судам подходить к заливу и плавать в его пределах только в темное время (до наступления полярного дня), плавание в заливе обеспечивалось по запросу судов включением маяков и специального огня, поставленного на западной оконечности о. Кильдин, а также четкой лоцманской службой.
С введением должности начальника охраны рейдов, в распоряжение которого передавались 18 тральщиков, 5 мореходных буксиров, посыльное судно и брандвахтенное судно, все батареи Кольского района, 262 * лоцманская служба, боно-сетевые партии и все посты наблюдения и связи в районе, улучшилось использование сил и средств противолодочной обороны Кольского залива.
Благодаря введению более совершенной организации противолодочной обороны германские подводные лодки могли проникать ко входу в залив лишь эпизодически, что не влияло на режим торгового мореплавания.
Особенно остро ощущался недостаток в миноносцах, вооруженных глубинными бомбами, отсутствие охотников за подводными лодками, оснащенных гидроакустическими средствами, неудов-ловушек. Корабли, выделенные для дозорной службы, не обладали должной маневренностью и артиллерией для успешной борьбы с подводными лодками. Однако умелое использование наличных сил и средств в первые же месяцы неограниченной подводной войны резко уменьшило возможности немецких подводников. С 1 июля по 1 сентября подводные лодки противника обнаруживались на Североморском театре всего 5 раз. Но в этот период караваны судов из Иоканги в Архангельск и обратно двигались только в составе конвоев. Обычно группу транспортов сопровождали 3—5 тральщиков. Всего в Архангельск было проведено 302 и выведено из него в океан 318 судов.
Воспользовавшись слабостью Временного правительства, старшин британский морской начальник сумел взять в свои руки руководство тралением и проводкой судов через горло Белого моря. 6 августа английское адмиралтейство установило, что суда, направлявшиеся в Архангельск, получают назначение на Варде*. Такое решение намного усложнило перевозки, так как потребовалось изменить организацию конвоирования судов на участке пути, увеличившемся вдвое. Наряду с Иокангой пришлось развернуть приемную базу и в Печенгском заливе. Германские подводные лодки получили для действий более благоприятные условия. Пароходы от Варде сопровождались тральщиками прямо в Архангельск. Тралы ставились лишь при прохождении опасных от мин участков пути. В качестве поддержки тральщикам посылались вспомогательные крейсера, посыльные суда и миноносцы. Пароходы, идущие прежним маршрутом прямо в горло Белого моря, встречали, как и прежде, вспомогательные крейсера и ставили за боновое заграждение Иокангского рейда, где транспорты ожидали прихода конвоя из Варде, в состав которого они обычно и включались.
Деятельность Иокангской базы обеспечивали русские и английские суда. Дозорную службу вблизи м. Черный несли 3 английских вспомогательных крейсера и 4 тральщика. Рейдовую службу и дежурство у сетевых заграждений несли 3 тральщика и 1 пароход-угольщик. Крей- 263 сер «Интерпид», вспомогательный крейсер «Титанус» и гидрографиче-. ское судно «Таймыр», а также все не занятые службой тральщики и пароходы-угольщики перебазировались в Печенгскую губу для обеспечения конвойной службы. Печенгская группа кораблей получала питание, необходимое обслуживание и пополнение из Кольского залива. Все это позволяло выводить конвои из Варде через каждые два-три дня. Число судов в конвое увеличилось при том же числе кораблей охранения. Только потому, что действия германских лодок на Североморском театре к этому времени почти прекратились, а плавание по новому маршруту было кратковременным, такие распоряжения англичан не привели к огромным жертвам.
С осени на русском Северном морском театре действовали лишь одиночные германские лодки и вероятность встречи с ними транспортов в обширном .районе была незначительной. 2 сентября в районе м. Нордкап «U-28» атаковала транспорт «Олив Бранш». Вследствие попадания артиллерийского снаряда или торпеды на судне произошел взрыв огнеприпасов и взрывчатых веществ. На палубу находившейся поблизости от транспорта лодки упал тяжелый грузовой автомобиль. «11-28» внезапно получила значительную отрицательную плавучесть и большой дифферент и погибла вместе с «Оливом Браншем» 264.
Заключительная кампания первой мировой воины на Североморском театре характеризовалась сложными военно-политическими условиями^ в которых продолжалась мировая война. Русский фронт, как. главный театр воины, под влиянием грандиозных революционных событий перестал играть прежнюю роль в интересах империалистов Антанты.
Народы нашей Родины под руководством партии большевиков низвергли царское самодержавие и начали борьбу против ненавистной войны. Временное правительство, придерживаясь политики продолжения истребительной войны, придавало большое значение североморским стратегическим перевозкам и контактам с союзниками. Однако с ростом революционной ситуации в стране и стремительно пробуждавшимся самосознанием пролетариата и многомиллионной армии Временное правительство теряло свои позиции, и союзники все больше сокращали военные поставки в Россию. В портах союзных стран по различным мотивам задерживались русские корабли. Английское адмиралтейство стало более настойчиво вмешиваться в дела русского Северного края и искусственно создавать трудности в обеспечении перевозок. В результате темпы стратегических перевозок снизились, а обеспечение их безопасности усложнилось.
С началом кампании 1917 г. Германия развернула активные действия своих подводных лодок в водах русского Севера. Флотилия Северного Ледовитого океана, опираясь на опыт предыдущих кампаний и возросшую материально-техническую базу, обеспечила более эффективную противолодочную оборону и охрану перевозок. Введение конвойной системы, массовое вооружение транспортов артиллерией, усиление противолодочной обороны портов н рейдов серьезно снизило боевой успех подводных лодок противника.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика