История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Обстановка на театре и задачи Северной флотилии на кампанию 1917 г.


Обстановка на театре и задачи Северной флотилии на кампанию 1917 г.

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


В 1917 г. произошли коренные изменения в ходе первой мировой войны. Победоносная Великая Октябрьская социалистическая революция и выход России из империалистической бойни изменили не только ход войны, но и оказали влияние на исторические судьбы народов. Вступившие в войну на заключительном ее этапе США стремились проложить себе дорогу к мировому господству, воспользовавшись взаимным ослаблением воюющих сторон. Вооруженные силы США представляли собой ударный кулак мирового империализма в борьбе с нараставшей революцией. Вступая в кампанию 1917 г., воюющие страны по- прежнему стояли перед перспективой затяжной войны. Германский империализм продолжал ожесточенную борьбу за приемлемые для себя условия мира. Видя неизбежность своего поражения, но еще способная оттянуть военную катастрофу, кайзеровская Германия в основу военных планов на кампанию 1917 г. положила неограниченную подводную войну.
Стратегическое значение русского Североморского театра продолжало расти в связи с увеличением перевозок военных грузов и стратегического сырья между странами Антанты. В кампанию 1917 г. ожидалось значительное увеличение грузового потока, но теперь на Севере России имелось два достаточно мощных порта, способных обеспечить прием грузов и отправку их в глубь страны круглый год.
Обстановка на Североморском театре в немалой степени зависела от хода вооруженной борьбы на сухопутных фронтах. Союзное командование по-прежнему отводило русскому фронту одну из главных ратей. Планировалось проведение наступательных операций против Австрии и Германии на обоих театрах. Опыт предыдущей кампании показывал, что все попытки прорвать оборону на Западном театре не привели к успеху. Для преодоления позиционного тупика готовились наступательные операции большего масштаба с участием разнородных сил. Потребность в стратегических перевозках между союзниками в связи с этим должна была непрерывно возрастать. Большое место отводилось перевозкам войск.
На оперативную обстановку на Севере известное влияние оказывало и развертывание Германией неограниченной подводной войны. Из 127 лодок, которыми располагала Германия, немалая часть предназначалась для действий на североморских сообщениях. Уже в первые месяцы 1917 г. союзники, прежде всего Великобритания, понесли огромные потерн в торговом тоннаже. В феврале немецкие лодки потопили около 700 тыс. т, в апреле — свыше 1 млн. т. Значительная часть военно-морских сил Англии обеспечивала ввоз в метрополию продуктов питания, войск и стратегического сырья из колоний. Обеспечение перевозок в северные русские порты легло в основном на плечи России. Это обуславливалось и тем, что немцы сосредотоуили основные усилия для нарушения перевозок в прибрежных русских водэх.
Зимой 1916/17 г., когда угроза коммуникациям в русских водах до некоторой степени снизилась, основной заботой русского командования являлось обеспечение бесперебойных перевозок в максимально возможных масштабах и проведение ряда мероприятии по усилению боеспособности флотилии Северного Ледовитого океана. Перевозки осуществлялись по двум направлениям — Кольскому и беломорскому. Архангельский и Мурманский порты работали в определенной взаимосвязи. Согласно плану главноначальствующего аванпорт Экономия должен был принимать зимой суда дальнего плавания на четыре пристани. При закрытии Экономии разгрузку предстояло продолжать на о. Мудьюг прямо на лед. Английское правительство категорически отказалось предоставить транспорты для зимних перевозок, поэтому вся тяжесть их легла на русские суда*.
Русское командование рассчитывало закончить разгрузку своих судов к 15 декабря, чтобы успеть провести их обратно и использовать для работы на Мурманской линии. 8 транспортов, у которых корпуса считались достаточно крепкими, должны были продолжать работу до 1 февраля 1917 г., а ледокольные суда —до апреля. Исходя из этого расчета с 1 ноября по 15 декабря 19J6 г. 18 пароходов должны были доставить в Архангельск 721 тыс. т, с 15 декабря 1916 г. по 1 февраля 1917 г. 8 судов — в среднем 36 тыс. т, с 1 ноября 1916 г. по 1 апреля 1917 г. ледокольные суда — 50 тыс. т. За этот же период в Мурман258 ский порт, где число пристаней постепенно увеличилось до восьми, предстояло доставить: с 1 сентября 1916 г. по 1 января 1917 г. на 18 пароходах —63 тыс. т, с 1 января по 1 февраля на 12 пароходах — 42 тыс. т, с 1 февраля по 1 марта на 18 пароходах — 63 тыс. т, с 1 марта по 1 апреля на 42 пароходах — 146 тыс. т'. Общее количество до ставляемых в Россию грузов (в оба порта) должно было составить 455 тыс. т.
Зимой 1916/17 г. прибыли построенные в Англии ледоколы «Козьма Минин», «Князь Пожарский», «Святогор» и «Микула Селянинович». Стало возможным осуществлять проводку судов в самые тяжелые в ледовом отношении месяцы — февраль и март.
В зимние месяцы германские подводные лодки не проявляли активности. Но это не означало, что они не появятся на Севере в навигацию 1917 г. Русское командование предполагало, что они начнут действовать уже весной, при этом допускалась вероятность проникновения немецких лодок в Белое море и даже Кольский залив. Учитывалась также возможность появления вражеских мин в районах, пригодных для их постановки, и прежде всего в горле Белого моря. Русское командование не исключало, что при частых туманах и слабо развитой сети постов наблюдения и связи противник может использовать для борьбы на коммуникациях и обстрела берега в операционной зоне флотилии вооруженные пароходы и вспомогательные крейсера. В этой обстановке необходим был действенный контроль всех районов операционной зоны флотилии —Мурманского побережья, Варангер-фьорда, Белого моря и района к востоку от м. Канин Нос. Русское командование располагало сведениями об организации противником на Лафотенскнх островах и в Норвежских шхерах тайных баз и пунктов укрытия для лодок.
Оперативные соображения Морского генерального штаба о направлениях деятельности флотилии Северного Ледовитого океана были определены в декабре 1916 г. в одобренной морским министром директиве, предусматривавшей следующие задачи флотилии на 1917 г.:
— охрана морских путей в Кольском районе, наблюдение за побережьем от норвежской границы до о. Кнльднн, оборона Кольского залива. В случае необходимости конвоирование судов вдоль побережья до Иокангских островов;
— наблюдение за подходами к Иокангскому рейду, встреча прибывающих в Белое море судов, оборона Иокангской военно-морской базы и островов;
— несение дозорной службы на линии Святой Нос—Канин Нос;
— охрана судов, следующих от Иоканги в порты Белого моря. Траление западного фарватера через горло Белого моря и проводка по нему судов за тралами;
— ведение систематического наблюдения за восточным беломорским фарватером и периодический осмотр берегов к востоку от м. Канин Нос;
— оборона Северо-Двинской губы, наблюдение и контроль за путями и подходами к другим беломорским портам, и прежде всего Кемскому и Сорокскому;
— организация наблюдения и связи вдоль мурманского побережья и берегов Белого моря;
— охранная служба вод'западнее п-ова Рыбачий и входа в Печенг- ский залив
Дозорную службу на подходах к горлу Белого моря предполагалось нести непрерывно, максимально затрудняя проникновение в Белое море подводного противника. Организация траления в кампанию 1917 г. намечалась такой же, как и в предшествующую кампанию, т. е. контрольное траление фарватера, огражденного буями до Двинского плеса. На все тральные работы требовалось около 100 тральщиков. Однако при условии выполнения размещенных за границей заказов можно было иметь в строю только половину этого числа. Использование восточного фарватера считалось нецелесообразным из-за того, что он был значительно длиннее западного и изобиловал навигационными опасностями.
Флотилии Северного Ледовитого океана требовалось 45—48 миноносцев, посыльных судов и транспортов2, в том числе 6—8 — для охраны подходов к Кольскому заливу, 9 — для дозорной службы в районе Иокангской базы, 9—10 — для обслуживания дивизии траления, 8 —для наблюдения за восточным фарватером и в Белом море и 7 — для обслуживания службы связи флотилии. Фактически к началу 1917 г. флотилия имела в своем составе миноносцы «Властный» и «Грозовой», посыльные суда «Горислава», «Ярославна», «Купава», «Снежинка», «Колгуев», «Людмила», «Бакан», «Таймыр», «Вайгач», транспорты «Пахтусов» и «Лейтенант Овцын», «Мурман», «Полярный», «Уссури», «Харитон Лаптев». Кроме того, намечалось приобрести за границей и перевести из Владивостока 4 миноносца, б посыльных судов и 1—2 транспорта. Из Англии должны были прибыть 5 пароходов малого тоннажа. Таким образом, летом 1917 г. предполагалось иметь в составе флотилии б миноносцев, 15 посыльных судов, 12—13 транспортов. Однако гарантии о своевременном приобретении судов за границей отсутствовали. 259
При таком положении допускалось, что английское адмиралтейстзо возьмет на себя обеспечение безопасности плавания в некоторых пунктах. Так, оно взяло на себя обязательство протраливать северную часть западного фарватера Белого моря и обставить эту часть буями, а также обещало прислать линейный корабль, 3 крейсера, 4 дозорных судна, до 30 тральщиков и других судов. Но русское командование, знавшее по опыту предшествовавших кампании, что англичане выполняют только выгодные им обязательства, при разработке директивы не приняло в расчет заверения английского адмиралтейства.
Границы запретной зоны для плавания судов, не имевших на то специального разрешения, сохранялись прежними. На побережье предусматривалось установить до 50 новых орудий, чтобы не допустить использования германскими подводными лодками бухт и заливов Североморского побережья для укрытия и пунктов выжидания. Однако уверенности в доставке этих орудий не было. На флотилии по-прежнему не хватало офицерского состава.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика