История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Миннозаградительная операция у Босфора. Летом 1916 г.


Миннозаградительная операция у Босфора. Летом 1916 г.

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


Миннозаградительная операция у Босфора. Летом 1916 г. командование Черноморского флота решило осуществить активные минные постановки у Босфора с целью его блокады. Гидрологические условия в районе пролива позволяли постановку обычных якорных мин. Однако в связи с тем что Морской генеральный штаб в свое время недооценил значения минирования входа в Босфор и не обеспечил флот необходимым минным запасом, на складах Севастопольского порта 14 нюня 1916 г. имелась в наличии всего 1461 мина, из них 543 устаревших образцов {гальваноударные 1898, 1905, 1906 гг.). Не хватало мин для больших глубин образца 1912 г. (их было всего 395) и мин для подводного заградителя (находилось на складе лишь 180 штук). Уже в ходе операции в середине августа в Севастополь доставили тысячу мин различных образцов с Балтийского флота. Слабое использование минного оружия в блокаде Босфора в 1914 г. — первой половине 1916 г. являлось крупной ошибкой русского морского командования.
Общий замысел миннозаграднтельной операции у Босфора предусматривал: постановку мин в районе пролива, в таком количестве, чтобы противник не имел времени на их траление; разделение морских сил на 2—3 группы для постоянного наблюдения за минным заграждением и выставление мин возможно ближе к проливу (не далее 5 миль), чтобы в дальнейшем иметь возможность обстреливать босфорские
укрепления К В других документах не встречается подтверждений этих положений, но упоминается, что намечалась постановка основного и дополнительных заграждений у входа в пролив. Усиление минного заграждения к началу операции не было продумано, и связанные с этим вопросы решались в дальнейшем по мере изменения обстановки.
Для минных постановок намечалось использовать эскадренные миноносцы 1-го дивизиона («Дерзкий», «Гневный», «Пронзительный» и «Беспокойный») и подводный заградитель «Краб». Выбор эскадренных миноносцев, имевших оборудование для постановки мин и принимавших по 80 мин образца 1908 г. и 1912 г. каждый, оказался, безусловно, правильным, так как минные заградители были слишком тихоходны. «Краб» принимал 60 мин специального образца. Предполагалось, что сначала подводный заградитель поставит мины непосредственно у входа в пролив, а затем эскадренные миноносцы начнут постановку основного минного заграждения на ближних подходах к проливу. Это заграждение планировалось из трех полей, расположенных полукругом в 20— 40 каб. от входа в Босфор. Между полями, а также минным заграждением и берегами оставлялись небольшие проходы2.
В состав сил прикрытия назначались линейные корабли «Императрица Мария» (флаг командующего флотом), «Императрица Екатерина II» (1-я бригада), эскадренные миноносцы «Счастливый» н«Громкий». На подводные лодки «Нерпа» и «Кит» возлагалось навигационное обеспечение постановки, для чего им следовало выставить в определенных местах светящиеся вехи и, удерживаясь около них, показывать огни для подхода кораблей. Общее руководство операцией командующий флотом оставлял за собой. Постановка заграждения возлагалась на начальника 1-го дивизиона миноносцев, подготовка мин в Севастополе— на офицера из штаба флота.
Для обеспечения скрытности операции помимо осуществления постановки в темное время суток всем кораблям, находившимся в море, запрещалось вести радиопереговоры, кроме особо важных и аварийных случаев. Всякое сообщение с берегом личного состава эскадренных миноносцев после постановки им задачи прекращалось до окончания операции.
Посланная 29 июля в разведку к Босфору подводная лодка «Нерпа» установила: отсутствие ночью корабельного дозора и прожекторного освещения на подходах к Босфору; сравнительно слабое наблюде- 160 161 нне с батареи и постов, позволявшее в темное время суток подойти к берегу незаметно; вероятное отсутствие минных заграждений противника на подходах к проливу; возможность определения по береговым предметам, особенно при подходе по директрисе Босфора, где очень хорошо видны характерные силуэты гор. «Нерпа» определила также удобные курсы для подхода эскадренных миноносцев и приметные ночью пункты на берегу *.
Так как постановка минного заграждения «Крабом» была рассчитана всецело на скрытность и не зависела от получения разведывательных данных от «Нерпы», то в б час. 30 июля подводный заградитель, на котором находился начальник подводной бригады, вышел в море, имея на борту 60 мин и 4 торпеды. Лодка подходила к Босфору в подводном положении, определяя через каждые полчаса свое место по нескольким пеленгам. Погода благоприятствовала выполнению задачи: ветер 3—4 балла, белые гребешки волн, скрывавшие перископ. 31 июля «Краб» поставил в Босфоре две линии из 30 мин каждая на фарватере, которым пользовались военные корабли противника. Западным крылом заграждение касалось Румелийской отмели, восточным — подходило на 6 каб. к Анатолийскому берегу, оставляя здесь открытым фарватер коммерческих судов. Мины ставились с углублением 20 футов2.
Получив донесение о выполнении «Крабом» задачи, командование флота приступило к развертыванию сил, выделенных для постановки и обеспечения основного заграждения. В 4 час. 2 августа из Севастополя вышли подводные лодки «Нерпа» и «Кит», в 22 часа — отряд прикрытия, в 3 часа 3 августа—эскадренные миноносцы «Дерзкий». «Гневный», «Пронзительный» и «Беспокойный». На переходе морем корабли-постановщнкн пять раз определили свое место по солнцу и трижды по звездам. Вечером 3 августа, когда 1-й дивизион миноносцев подходил к Босфору, подводные лодки «Кит» и «Нерпа» занимали назначенные нм позиции и давали фонарем условные вспышки.
В 23 часа 1-й дивизион подошел к «Киту», через 34 минуты к «Нерпе», возле которых уточнил свое место, а затем головные «Дерзкий» и «Гневный», придя на курс 135°, в 23 час. 36 мин. начали постановку восточных линий заграждения, которую окончили через 11 минут. Одновременно «Пронзительный» и «Беспокойный» поставили западные линии на курсе 250°. Точность расположения всего минного заграждения достигала 0,5 мили.
Не обнаруженные противником, несмотря на светлую, звездную и тихую ночь и дальность видимости до 40 каб., эскадренные миноносцы отошли от берега, вернулись в Севастополь, где приняли мины.
пополнили запасы воды и нефти и в 6 час. 30 мин. 5 августа снова вышли в море. На этот раз облачность и мгла исключали возможность определения места по звездам. Не имея уверенности в точности своего места и усомнившись в месте «Кита», который сделал точные определения днем, начальник дивизиона решил отказаться от постановки в эту ночь и ушел на соединение с отрядом прикрытия, за что был отстранен от командования. «Гневный» из-за повреждения холодильника, утечки воды и повышения солености был отведен «Громким» на буксире в Севастополь.
Постановка западных линий заграждения осуществлялась 3 эскадренными миноносцами в ночь на 7 августа в условиях сильного ветра, дождя и зыби в 3 балла, при отсутствии гидрографического обеспечения со стороны лодок. Определяя свои места по глубинам, корабли в назначенной точке повернули на курс 70° (от берега) и, следуя строем уступа, поставили одновременно три линии мин. Правильно рассчитанный курс подхода к начальной точке благоприятствовал точности постановки, безлунная ночь и низкие облака способствовали ее скрытности. Постановка мин на курсе отхода от берега обеспечивала возможность в случае обнаружения эскадренных миноносцев противником завершение постановки под прикрытием дымзавес. Большая зыбь мешала постановке; мины приходилось поддерживать руками, а стопора отдавать перед самым сталкиванием мин за борт.
В течение последующей ночи эскадренные миноносцы принимали мины, пополняли запасы нефти и воды. Вместо вышедшего из строя «Гневного» был выделен для участия в постановках «Громкий» (из состава 2-го дивизиона). «Киту» и «Нерпе» командующий флотом приказал в ночь на 9 августа находиться на своих позициях, но последняя не получила радиограммы и в обеспечении третьей постановки не участвовала. Корабли-постановщики и выделенный для их прикрытия лилейный корабль «Императрица Екатерина II» в охранении 2 эскадренных миноносцев к 24 час. 8 августа подошли к «Киту», узнали ее координаты и в условиях хорошей видимости закончили постановку восточных линий заграждения. В это время «Кит», сняв веху, следовала в Севастополь.
Миннозаградительная операция на подходах к Босфору была успешно завершена. В трех минных заграждениях, расположившихся полукругом у входа в пролив, насчитывалось 820 мин, которые в сочетании с заграждениями «Краба» закрывали боевым кораблям и транспортам противника выход из Босфора *. Обнаружив здесь русские мины, германское командование отказалось от посылки «Гебена» для обстрела Констанцы, намечавшегося в связи с вступлением в войну
Румынии. Не имея достаточных сил и средств для широких тральных работ, германо-турецкое командование оказалось вынужденным резко сократить свои активные действия и, в частности, на длительное время сказаться от использования в Черном море крейсеров «Гебен» и «Бреслау».
Успешному выполнению операции способствовали: тщательно разработанный план операции и хорошая подготовка к ней; предварительная разведка района постановки, выполненная подводной лодкой «Нерпа»; хорошее знание командным составом района предстоящих действий; продуманное гидрографическое обеспечение постановки и высокая штурманская подготовка офицеров; надежное оперативное прикрытие постановок.
Последующие минные постановки у Босфора. Учитывая, что основное минное заграждение, поставленное у Босфора, не служило препятствием для малых паровых и парусных судов, осуществлявших перевозки по прибрежным фарватерам вдоль Румелийского и Анатолийского берегов, а также для подводных лодок, командование флота решило поставить дополнительные мелководные заграждения главным образом против подводных лодок в промежутках между берегом и западной и восточной линиями основного заграждения. В ночь на 12 августа эскадренные миноносцы «Беспокойный» и «Пронзительный» скрытно поставили у м. Ададжиклар (восточнее Босфора) 156 мин образца 1912 г. с прибором малых глубин1. Западнее Босфора, у м. Хис- сар-Каясы (Кысыр-Кая), постановку 160 мин выполнили в ночь на 21 августа эскадренные миноносцы «Пронзительный» и «Дерзкий»2.
Новые минные заграждения противник обнаружил через несколько дней, когда у м. Ададжиклар погиб большой парусник с углем. Уточнив воздушной разведкой расположение русских минных заграждений у Босфора, германо-турецкое командование пришло 2 сентября к выводу о полной закупорке пролива. Оно предприняло попытку протралить основное заграждение севернее Босфора, но вскоре из-за недостатка средств отказалось от этого. 12 сентября на совещании начальника штаба германо-турецкого флота и коменданта Босфора было решено прежде всего протралить восточный фарватер, ведущий из пролива вдоль Анатолийского побережья. Работы велись медленно. Недостаток тральщиков усугублялся несовершенством тралов (обычный стальной трос). Большие трудности вызывала установка мин с различным углублением, в том числе опасным и для тральщиков. Так. 13 сентября во время траления у м. Кара-Бурну (Анатолийского) подорвался н затонул турецкий миноносец «Кутахья».
В ночь на 7 сентября 3 эскадренных миноносца поставили на участке м. Кара-Бурну (Анатолийский) ?— м. Аладжали 240 мин с приборами малых глубин против неприятельских пароходов и парусников, обычно плававших в этом районе. Мины ставились вплотную к берегу, начиная с глубин 7—9 м. В конце постановки один из кораблей обстреляли береговые батареи '. По полученным агентурным сведениям, после постановки данного заграждения всякое движение судов из Босфора неприятель закрыл вторично.
Значительный интерес представляет постановка минного заграждения в ночь на 15 сентября. Турецкому командованию все же удалось к 14 сентября протралить восточный фарватер, и на следующий день ожидалось прибытке в пролив из Зунгулдака угольного транспорта «Патмос». Из перехваченной радиограммы русское командование узнало координаты фарватера и решило поставить на нем мины,чтобы не только решить общую задачу блокады Босфора, но и уничтожить «Патмос». Для осуществления постановки были назначены эскадренные миноносцы 2-го дивизиона: «Пылкий», «Быстрый» и «Громкий», принявшие по 40 мин., и из1 3-го дивизиона: «Лейтенант Шестаков» и «Капитан-лейтенант Баранов», принявшие по 50 мин. Ночью 15 сентября отряд успешно выполнил задачу2. В ту же ночь в районем.Кара- Бурну, уклоняясь от встречи с русскими эскадренными миноносцами, «Патмос» подорвался на мине и выбросился на берег. Чтобы снять его, противнику пришлось протралить обширный район. Во время траления на минах подорвалась и получила большие повреждения канонерская лодка «Малатия». Германо-турецкое командование вынуждено было отдать подводным лодкам, находившимся в Варне, распоряжение временно не входить в Босфор, а также закрыть плавание в пролив даже для небольших судов.
В сентябре—начале октября неблагоприятные метеорологические условия стали причиной вынужденного перерыва в заградительных действиях русского флота у Босфора, что сказалось отрицательно на его блокаде. Тралению фарватеров вдоль Европейского и Азиатского берегов, чем усиленно занимались с середины сентября германо-турецкие силы, в известной мере помог сильный северо-восточный шторм с волной и зыбью, который с 24 по 26 сентября сорвал много мин с малым углублением. 3 октября в Босфор благополучно прибыл из Зунгулдака угольный пароход «Керасун». Вышедший вслед за ним транспорт «Ир- мингард» подорвался на мине и выбросился на берег. В дальнейшей его подорвала своими торпедами подводная .лодка «Нарвал».
Русское командование решило подновить минные заграждения у Босфора. Но теперь из-за опасности подрыва на своих минах использовать эскадренные миноносцы для постановок не представлялось возможным. Расширение минного заграждения с флангов требовало большого расхода мин, затрудняло создание необходимой плотности минных заграждений и усложняло условия наблюдения за ними и проливом с подводных лодок, ограничивая их действия. Поэтому было решено привлечь к постановке мин суда типа «Эльпидифор», малая осадка которых позволяла им проходить над ранее выставленными минами. Кроме того, суда этого типа могли принимать 220—240 мин. Недостатком их как заградителей являлась малая скорость хода.
Первую постановку произвел у м. Кара-Бурну (Румелнйскпй) в ночь на 23 октября тральщик № 234, который обеспечивал в качестве буксира транспорт. Благодаря хладнокровным действиям личного состава и хорошему знанию района командиром тральщика в течение четырех часов было поставлено 220 мин'.
Ночью 30 ноября эскадренные миноносцы «Пылкий» и «Дерзкий» поставили 120 мин под батареями противника в 2 каб. от берега восточнее м. Кара-Бурну (Румелийского), а в ночь на 3 декабря 119 мин о районе Кара-Бурну (Анатолийского). На первом из этих заграждений 7 декабря подорвалась и затонула германская подводная лодка «UB-46».
Постановку мин в пространстве между ранее поставленным основным заграждением и входом в Босфор выполнили в ночь на 18 декабря миноносцы 4-го дивизиона «Жаркий» и «Живой», осадка которых не превышала 3 м. Именно это обстоятельство и определило выбор их для решения задачи, так как кораблям предстояло пройти в небольших промежутках между минами основного заграждения, поставленными с углублением 4,8 м. Корабли-постановщики имели по 12 мин. Посланный с ними эскадренный миноносец «Дерзкий» служил навигационным лидером, ориентиром в районе постановки и плавучей минной базой, имевшей на борту 72 мины образца 1912 г. Предусмотренный одновременный налет гидросамолетов с авнатранспортов на Константинополь должен был способствовать скрытности и успешности постановки. Авиатранспорты и отряд миноносцев прикрывала с моря 2-я бригада линейных кораблей.
17 декабря миноносцы подошли в район Босфора. «Дерзкий» стал в назначенной точке на якорь. «Жаркий» и «Живой», уменьшив ход до 10 узлов, прошли между средней и восточной линиями основного заграждения и в 19 час. 35 мин. в 5 каб. от м. Кнлнос начали ставить первую минную банку. Поставив ее, миноносцы приняли с «Дерзкого* запас мин и поставили вторую банку в две линии у м. Эльмаз-Табия.
Важнейшим результатом заграждения Босфора минами было прекращение выходов германских крейсеров в Черное море и пресечение деятельности на этом театре в кампании 1916 г. германских подводных лодок. Активные минные постановки серьезно нарушили судоходство противника в районе Босфора, что особенно сказалось на снабжении турецкой столицы и флота углем из района Зунгулдак — Эрегли. На русских минах возле пролива противник потерял подводную лодку, канонерскую лодку, малый миноносец, несколько тральщиков, 2 транспорта и много мелких судов, паровых и парусных.
В результате закупорки Босфора снизилось напряжение надводных сил русского флота, так как в ряде случаев исключалась необходимость выделять оперативное прикрытие действующих кораблей. Уменьшилась и угроза нападения германских кораблей на русское побережье,
Однако, несмотря на энергичные действия русского флота, полной блокады пролива ему достичь не удалось. Недостаточная глубина и мотность основного и дополнительных минных заграждений позволили противнику, располагавшему слабыми тральными силами, сравнительно быстро сделать проходы у западного и восточного берегов. В основном минном заграждении не применялась комбинированная постановка мин (ставились только мины против больших кораблей). Временные перерывы в заградительных действиях облегчали противнику борьбу с вновь обнаруженными минами. Наконец, минные заграждения не имели про- тнвотральных средств.
Опыт активных минных постановок у Босфора во второй половине 1916 г. обогатил русское военно-морское искусство рядом важнейших положений: В действиях русского флота следует отметить: хорошую подготовку личного состава кораблей, участвовавших в минных постановках; умелое планирование минных постановок и в основном правильное решение проблемы дальнейшего их усиления; должное обеспечение скрытности выполнения большинства минных постановок *, чему в немалой степени содействовало совершенно непонятное отношение германо-турецкого командования к организации дозорной службы на ближних подходах к Босфору; целесообразность в сложившейся обстановке использования для заграждения прибрежных фарватеров обычных мин с прибором малых глубин. Однако опыт показал, что йины, снабженные такими приборами, маложивучи. Следует отметить также хорошее штурманское и гидрографическое обеспечение минных постановок, которое в значительной мере способствовало их успеху.
Опыт показал, что для успешной блокады Босфора минами требуется создать минное заграждение достаточной глубины и плотности с использованием различных комбинаций мин против больших и малых кораблей и подводных лодок. Живучесть минного заграждения должна была повышаться посредством применения специальных противо- тральных средств. С учетом трудности борьбы с тралением противника с его зоне требовалось организовать систематическое наблюдение за минным заграждением и тралением противника. Длительная блокада пролива могла быть достигнута систематическим усилением минного заграждения путем его подновления.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика