История Русского флота

История Русского флота.

 


Овладение Трапезундом в 1916 году

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


К началу апреля турецкие войска укрепились на р. Кара-Дере. Здесь противник имел около 12—14 тыс. солдат н офицеров. После перевозки пластунских бригад численность Приморского отряда возросла до 32 500 человек. Попытка начальника отряда перейти в этих условиях в наступление без поддержки флота оказалась безуспешной. Однако накануне операции по захвату Трапезунда командование флота расформировало Батумский отряд, выделив для поддержки войск отряд кораблей под общей командой командира линейного корабля «Ростислав». В штаб Приморского отряда был назначен офицер связи от штаба флота. Было разработано Наставление для пользования сухопутной картой при обстреле берегов *. Сущность метода заключалась в переносе места корабля с морской (меркаторской) карты на сухопутную пятиверстку. К началу действий отряд состоял из 2 линейных кораблей («Ростислав» и «Пантелеймон»), 2 канонерских лодок, 8 миноносцев, 8 тральщиков типа «Эльпидифор» и отряда сторожевых катеров. Борьба с подводными лодками и морская разведка возлагались на береговой отряд гидросамолетов, находившийся в порту Ризе.
В 5 час. 14 апреля перешли в наступление войска левого боевого участка Приморского отряда. Войска правого боевого участка двинулись вперед после обстрела позиций противника корабельной артиллерией, задержавшейся из-за тумана. В 13 час. 01 мин. «Ростислав» п «Пантелеймон», подойдя на 12 каб. к берегу и застопорив машины, обстреляли из 152-мм орудии позиции турок на склонах хребта на левом берегу р. Кара-Дере, селение Сурмене и м. Ираклия (Араклы). Огонь велся с перерывами по указанию с берега, чтобы не поразить свои наступающие войска.
Около 14 час. русские войска, сломив сопротивление турок, развернули при поддержке кораблей наступление по всему фронту. .Сравнительно открытая местность и малые расстояния до берега облегчали кораблям веление прицельного огня по скоплениям неприятельских войск и его позициям. В 18 час. 20 мин. корабли прекратили огонь, остановились с наступлением темноты и войска, продвинувшиеся на 8 км.
Утром 15 апреля части Приморского отряда подошли к р. Янук- Дересн. Наступление поддерживали «Ростислав» и. «Пантелеймон», переносившие огонь по отступающим колоннам противника. В 18 час. русские овладели селением Арсени-Искелеси, продвинувшись за день на 12 км.
В течение 13—17 апреля гидросамолеты вели разведку. 13 апреле 2 самолета сбросили 2 бомбы на батарею у Бозтепе в Трапезунде, 15 апреля 1 самолет сбросил на город семь малых бомб.
Наступление 16—18 апреля поддерживали только миноносцы. У м. Кавата начальник отряда приостановил наступление, чтобы подтянуть тылы. Воспользовавшись этим, противник отошел к Трапезунду, решив эвакуировать город. 19 апреля русские войска торжественно вступили в Трапезунд, куда прибыли и корабли поддержки. Для преследования отступающего вдоль берега в район Платаны неприятеля были посланы миноносцы и крейсер, которые почти двое суток действовали на фланге турецких войск и на ближних прибрежных сообщениях.
С потерей Трапезунда противник лишился единственного удобного порта и базы снабжения своих войск на приморском направлении, а также перевалочного пункта, от которого грузы, поступавшие морским путем, направлялись в Эрзерум. Вместе с тем русские получили возможность базировать на Трапезунд легкие силы флота и организовать здесь крупную базу снабжения не только войск Приморского отряда, но и частей 2-го Туркестанского корпуса и даже войск в районе Эрзурума.
Сразу же после занятия Трапезунда началось траление рейда. В первый день (19 апреля) тральщики уничтожили 5 мин. Вокруг города были начаты оборонительные работы и установка двух береговых батарей. До прибытия подкреплении Приморскому отряду и организации обороны всего района командование флота организовало систематическое крейсерство одной из маневренных групп в юго-восточной части моря.
Одним нз важнейших условий успешного завершения третьего этапа Трапезундской операции явилось усиление Приморского отряда двумя пластунскими бригадами и артиллерийская поддержка наступающих войск кораблями. Совместные действия войск и Батумского отряда кораблей были надежно прикрыты со стороны моря. Положительную роль сыграло также планомерное снабжение Приморского отряда морем. В боевых действиях на приморском направлении начала применяться авиация (гидросамолеты).
Перевозка 123-й и 127-й пехотных дивизий. Наличных сил Приморского отряда (включая две пластунские бригады) было недостаточно для прочного удержания занятой территории, тем более что противник, удерживавший перевалы Понтийского Тавра, нависал над необеспеченным левым флангом и тылами отряда. В середине апреля Ставка решила усилить Приморский отряд 123-й и 127-й пехотными дивизиями. -
Дивизии были сосредоточены в Мариуполе (Азовское море), откуда последовательно с 13- по 23 мая и с 28 мая по 4 нюня их перевезли в бухту Кавата (восточнее Трапезунда). Перевозка 127-й дивизии общей численностью 16 838 человек, 36 орудий, 4306 лошадей, 1484 повозки и 60 тыс. пудов грузов потребовала 30 транспортов. 123-я дивизия (17647 человек, 897 повозок, 2157 лошадей, 198 голов скота, около 50 тыс. пудов груза) была размещена на 20 транспортах. Посадка первой заняла около 3 суток, второй — около 12 часов.
Переход транспортов в Азовское море осуществлялся без охранения. В поворотных точках сложного в навигационном отношении Керченского пролива были расставлены 11 специальных катеров-оградите- лей, что позволяло транспортам двигаться даже в густом тумане. Далее суда следовали на юг по протраленному и обвехованному фарватеру, заканчивавшемуся на 180-метровых глубинах. Подходы к проливу охраняли миноносцы, гидросамолеты с авнатранспортов и крейсера; в 40 милях к югу от пролива располагался отряд прикрытия (одна маневренная группа). Часть миноносцев вступала в охранение транспортов у выхода из пролива, остальные — по выходе нз протраленного фарватера. Меры охранения на переходе морем были те же, что и при перевозке пластунских бригад. Бухта Кавата обеспечивала размещение всех транспортов и кораблей, развертывание надежной охраны пункта высадки. Ее побережье было удобным для подхода высадочных средств, а также для размещения войск и грузов на берегу.
В отличие от Предыдущей перевозки войск общее командование всеми силами в районе высадки и руководство самой высадкой было возложено на одного начальника — начальника высадки, которому подчинялись начальник Транспортной флотилии, непосредственно руководивший свозом войск на берег, и начальник охраны, возглавлявший все силы охранения в районе высадки. Все побережье высадки было разбито на четыре участка (по числу полков), были выбраны и обозначены пункты для подхода к берегу, сооружено несколько временных пристаней, развернуты телефонная связь и два перевозочных пункта. Тральщики типа «Эльпиднфор», новые самоходные десантные баржи, десантные боты и катера, равномерно распределенные между участками, составляли высадочные средства базы высадки.
Накануне прихода транспортов у входа в бухту была выставлена противолодочная сеть и протралены входы на рейд. Тральщики и сторожевые катера образовали внутреннюю линию охранения. По мере входа транспортов на рейд эскадренные миноносцы охранения вступали во внешнюю линию охраны, расположенную по дуге в 10—20 каб. от внутренней. Гидросамолеты с авиатранспортов в течение всего дня осуществляли поиск подводных лодок.
Противник не оказал противодействия перевозке. Черноморский флот в установленные сроки и без потерь доставил обе дивизии, чему способствовали хорошая подготовка сил флота, надежное обеспечение перехода и высадки войск. Положительным в подготовке и проведения операции явилось: предварительная договоренность представителей армии и флота по основным вопросам перевозки; тщательное планирование операции штабом флота и нижестоящими штабами, согласованность решений частных начальников; удачный выбор порта посадки, обеспечивавший безопасность и скрытность сосредоточения сил; скрытность подготовки операции; надежное охранение и прикрытие перехода морем и высадки войск силами флота; использование гидросамолетов (с авиатранспортов и береговых отрядов) для разведки и противолодочного охранения в наиболее опасных районах (при выходе из Керченского пролива и в районе высадки); хорошее оборудование района высадки и наличие специальных высадочных средств и, наконец, пополнение топливом угольных миноносцев и частично крейсеров в районе высадки со специально выделенных судов.
Опыт перевозки войск в 1916 г. был использован для определения ряда важных условий подготовки и проведения десантной операции Так, в документах, разработанных начальником высадки' в ходе операции, были сформулированы положения о достижении внезапности десанта высадкой передового отряда (авангарда) ночью, о необходимости быстрого наращивания сил десанта на берегу, а также определены задачи передового отряда и границы базы высадки.
Совместные действия Кавказской армии и Черноморского флота во второй половине 1916 г.
Поражение 3-й армии заставило турок перебросить на Кавказский фронт 2-ю армию, которой была поставлена задача овладеть Эрзеру- моы. Ожидая наступления значительных сил противника, командование Кавказской армии приняло меры к удержанию занятых районов. В мае—начале июня русские войска расширили трапезундский плацдарм, выйдя на линию р. Самсун-Дереси. Приморский отряд был преобразован в 5-й Кавказский корпус. В целях усиления морских сил в юго- восточной части моря и создания береговой обороны на занятом побережье, командование Черноморского флота временно перебазировало в Батум 2-ю бригаду линейных кораблей («Евстафий», «Златоуст», «Пантелеймон»), крейсера «Память Меркурия» и «Алмаз» и 5-й дивизион эскадренных миноносцев. Кроме этих сил на Батум, Ризе, Трапезунд базировались 4 миноносца, 2 канонерские лодки, 2 подводные лодки («Налим» и «Скат»), 2 отделения тральщиков, отряд сторожевых катеров и 2 береговых отряда гидросамолетов. В Ризе было установлено 2 двухорудийные 152-мм батареи, в Трапезунде — 2 батареи (152-мм и 254-мм).
Задачи морских сил юго-восточной части моря сводились к следующему: блокада Анатолийского побережья к востоку от Синопа и обеспечение своего района от неприятельского флота; в случае необходимости артиллерийская поддержка войск (по согласованию с сухопутным командованием); охранение особо ценных транспортов по представлению начальника отряда транспортов.
Приказом командующего флотом № 118 от 27 июня 1 общее командование над всеми морскими силами (в том числе н портами Батум, Трапезунд, Ризе и Поти) в юго-восточной части Черного моря возлагалось на начальника бригады линейных кораблей, подчинявшегося непосредственно командующему флотом. В штабы Кавказской армии и
5- го Кавказского корпуса были назначены офицеры связи.
Не закончив сосредоточения прибывающих подкреплений, турецкое командование решило начать наступление силами одной 3-й армии, что позволило русским бить противника по частям. Перешедшие 30 мая в наступление на эрзерумском направлении турецкие войска были остановлены контрударом уже 6 июня.
К началу июня на приморском направлении турки сосредоточили против 5-го Кавказского корпуса 51-й батальон (48 тыс. штыков) и 61-й батальон (33 тыс. штыков), намереваясь нанести удар на стыке 5- го Кавказского и 2-го Туркестанского корпусов, в направлении на Оф, Сурмене, с расчетом отрезать и прижать к морю 5-й Кавказский корпус. На участке прорыва турки имели 27 батальонов против 12 русских. 22 июня противник перешел в наступление, прорвал фронт и подошел к Офу на 20 км. В связи с этим командир корпуса решил усилить левое крыло за счет резерва, находившегося в районе Трапезунда. 23 и 24 нюня на самоходных десантных баржах и тральщиках типа «Эльпн- дифор» из Платаны в Оф были переброшены 3 батальона пехоты. Перевозка продолжалась до 29 июня, когда противник возобновил наступление. К 4 июля, понеся большие потери, турки ослабили натиск.
Воспользовавшись отвлечением части сил противника на приморское направление, 2-й Туркестанский корпус 2 июля перешел в наступление и 16 июля овладел г. Байбурт. Опасаясь окружения, турки начали быстро отводить свои войска и на участке 5-го Кавказского корпуса, части которого перешли в наступление по всему фронту. К концу июля правый фланг корпуса продвинулся на 25 км (до р. Кара-Бур- ну Су), левый — на 100 км.
В период наступления войск силы флота осуществляли срочные перевозки подкреплений и снабжения, а также действовали на морских сообщениях турецкой армии. К артиллерийской поддержке сухопутных частей на берегу по одному разу привлекались миноносцы «Строгий» и «Звонкий». Действия на приморском направлении прикрывала 2-я бригада линейных кораблей, трижды выходившая из Батума в крейсерство, каждый раз продолжительностью два — три дня.
Успех наступления на правом фланге Кавказского фронта позволил русскому командованию развернуть наступление на Эрзинджан, который 25 июля заняли части 1-го Кавказского корпуса. Флот содействовал наступлению перевозкой войск и снабжения, прикрытием побережья и действиями на ближних коммуникациях противника. Большое развитие получили также разведывательные походы миноносцев к побережью противника, нередко сопровождавшиеся высадкой разведывательных и диверсионных групп в районе Самсуна. С 10 июля по 25 августа было высажено 8 партий разведчиков общей численностью 160 человек.
В августе — сентябре 1916 г. развернулись напряженные бои в центре и на левом крыле Кавказского фронта. Предпринятое здесь наступление 2-й турецкой армии не дало противнику желанных результатов. Русское командование, усилив свои войска на этих участках за счет ос* лабления других, остановило наступление турок, а затем отбросило их. С установлением зимних холодов обе стороны перешли к обороне.
С прекращением активных действий на приморском направленин отпала необходимость держать там значительные силы флота. Содействие флангу сухопутного фронта приняло эпизодический характер. В конце июля в Севастополь были переведены обе канонерские лодки, в августе туда возвратились бригада линейных кораблей и подводные лодки «Скат» и «Налим». В середине августа приказом командующего флотом была учреждена должность начальника отряда судов и портов восточной части Черного моря, который возглавлял все силы и средства флота в этом районе (в том числе порты и отряд транспортов), подчиняясь непосредственно командующему флотом. Основной задачей морских сил восточной части моря являлась организация подвоза всех видов снабжения Кавказской армии и защита морских сообщений.
Подводя итоги совместных действий кораблей Черноморского флота с сухопутными войсками у Восточно-Анатолийского побережья, нужно прежде всего отметить важную роль Черноморского флота в обеспечении наступательных операции Кавказской армии. Помимо непосредственного содействия ее правому флангу и прикрытия его от ударов противника с моря флот обеспечил доставку подкреплений и подвоз снабжения Кавказской армии.
Большая эффективность артиллерийских стрельб кораблей специального отряда, основной состав которого оставался постоянным в течение Эрзерумской и Трапезундской операций, нередко являлась результатом минимальных дистанций до целей. Подход кораблей близко к берегу был возможен по гидрографическим условиям, а также вследствие отсутствия у противника береговой обороны и слабости его артиллерии.
Наличие в составе флота специальных десантно-высадочных средств (тральщики типа «Эльпидифор», десантные боты, самоходные десантные баржи), отработанной организации базы высадки и ее частей (пунктов высадки), десантного оборудования на транспортах значительно облегчало подготовку и осуществление тактических десантов, достижение их внезапности.
Большой опыт флот накопил в операциях по перевозке войск, в ходе которых для усиления Приморского отряда было перевезено около 53 тыс. человек. Успеху этих операций способствовало наличие на флоте специальной организации сил и командования для проведения крупной десантной операции.
Совместные действия у Анатолийского побережья и весь район Ба- тум, Трапезунд надежно прикрывались специально выделенными отрядами кораблей, что исключило (кроме одного случая) нападение кораблей противника. Однако решение этой задачи вызвало большое напряжение основных сил флота. С 8 февраля до 8 июля маневренные группы флота пробыли в море в общей сложности около 102 суток. Линейные корабли совершили 28 выходов, крейсера и авиатранспорты—21, миноносцы — около 75.
К недостаткам совместных действий флота и армии следует отнести: некоторые разногласия между командованием армии и флота, а
также между начальниками Приморского и Батумского отрядов, мешавшие иногда достижению лучших результатов; слабое и порой явно импровизированное планирование наступательных операций командованием Приморского отряда, что нередко приводило к потерям в войсках и непредвиденным требованиям к флоту, удовлетворить которые не всегда было возможно; отсутствие вначале офицеров связи при штабах Кавказской армии и Приморского отряда, в результате чего армейские операции планировались без достаточного учета морской обстановки н возможностей флота; отказ сухопутного командования от более решительных форм совместных действии — высадки оперативного десанта; серьезные недостатки в базировании флота в восточной части моря, ограничивавшие оперативные возможности отрядов кораблей я приводившие к излишнему их напряжению; слабое использование подводных лодок для прикрытия побережья и фланга своих войск, тогда как отсутствие у противника средств ПЛО в этом районе позволяло использовать даже устаревшие подводные лодки; отсутствие на первом этапе, а затем недостаточное использование армейской и морской авиации для обеспечения совместных действий.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика