История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Действия Черноморского флота летом и в начале осени 1915 г.


Действия Черноморского флота летом и в начале осени 1915 г.

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


Хотя сведения о появлении в Константинополе германских подводных лодок, поступавшие до июня 1915 г., считались недостоверными, командование русского Черноморского флота вынуждено было считаться с возможностью возникновения подводной угрозы. 6 нюня основные силы флота снова вышли в юго-западную часть моря. На этот раз они состояли из 5 линейных кораблей, 3 крейсеров и 14 эскадренных миноносцев122. Такое большое количество эскадренных миноносцев объяснялось стремлением командования флота отработать и проверить на практике организацию противолодочного охранения эскадры на переходе морем. Предполагалось часть эскадренных миноносцев постоянно иметь в противолодочном охранении линейных кораблей.
После обстрела Зунгулдака русские корабли прошли вдоль берега до Эрегли, обстреляли береговые сооружения в Козлу и уничтожили пароход, 3 парусника и 5 магон. Кроме того, в районе Козлу был захвачен пароход «Эдинджик», шедший в Зунгулдак за углем. Взять пароход как приз и отвести в Севастополь не представлялось возможным, так как команда, покидая его, спустила пары и выпустила воду из котлов. После тщательного осмотра помещений пароход был потоплен эскадренным миноносцем «Пронзительный».
Среди документов, обнаруженных на пароходе, находилось частное письмо, в котором сообщалось о прибытии в Константинополь германских подводных лодок
Эти сведения соответствовали действительности: первая германская подводная лодка «1ЛЗ-7» прибыла в Константинополь 5 июня 1915 г. Они насторожили командование Черноморского флота. Как показал опыт похода в Угольный район 6—8 нюня, для защиты 5 старых линейных кораблей и устаревших крейсеров эскадренных миноносцев явно не хватало. Поэтому до сентября 1915 г., т. е. до того времени, как появилась возможность использовать для действий у берегов противника новые русские линейные корабли, выходы основных сил русского флота х берегам Турции прекратились.
Пренебрежение в течение длительного времени противолодочной обороной, основанное на предвзятом мнении о невозможности прорыва германских подводных лодок через Эгейское море и Дарданеллы 2, привело к тому, что первые же сообщения о возникновении подводной угрозы на театре застигли командование Черноморского флота врасплох. Теперь оно возложило всю тяжесть борьбы с морскими перевозками противника на свои подводные лодки и эскадренные миноносцы. Но, как и раньше, эти классы боевых кораблей Черноморского флота только оперативно взаимодействовали между собой. Организации тактического взаимодействия между ними препятствовали несовершенство средств связи и большое различие в скорости хода.
Систематическое появление русских подводных лодок у берегов Турции оказало огромное влияние на судоходство противника. Турхам пришлось вооружить большинство своих крупных транспортов артилле- , рией и разрешить им совершать переходы морем преимущественно i темное время суток. Когда потерн становились ощутимыми, противнях прекращал движение транспортов и переходил к перевозкам исключительно на малых судах.
На побережье турки развернули сеть береговых сигнально-наблюдательных постов и артиллерийско-пулеметные батареи для прикрытия малых судов, плававших обычно вблизи берега. Это затрудняло действия русских лодок, так как они не могли использовать на мелководье ' торпедное оружие, а при всплытии для применения артиллерии попадали под огонь береговых батарей. Тем не менее подводные лодки Черноморского флота нанесли противнику значительный урон, утопив к повредив довольно много судов. Большие транспорты, как правило, уничтожались торпедами, реже — артиллерийским огнем, а малые суда, шедшие вплотную к берегу,— в основном артиллерией.
Так, во время похода 25 июня — 2 июля подводная лодка «Тюлень» вступила в перестрелку с трехмачтовым турецким барком «Тахмв» и вынудила его выброситься на берег. Несмотря на ружейный огонь с берега, «Тюлень» уничтожил с близкого расстояния артиллерийским
огнем барк и несколько мелких шхун, находившихся в этом же районе
Летом 1915 г. подводные лодки имели несколько боевых столкновений с кораблями германо-турецкого флота. В частности, 10 июня «Тюлень» атаковал в районе Босфора «Бреслау», б сентября «Нерпа» пыталась выйти в атаку на «Гебен», однако последний, обнаружив лодку, открыл по ней огонь и уклонился от атаки.
Как правило, русские подводные лодки действовали одиночно, позиционным методом или методом крейсерства в ограниченном районе. За весь период попарно они выходили всего два раза. Первый такой поход совершили с 6 по 16 августа подводные лодки «Морж» и «Тюлень». 8 августа «Морж* атаковал 2 подводные лодки противника, а через два дня он же — крейсер «Гамидие» в районе Босфора, а «Тюлень» у о. Кефкен потопил пароход, несмотря на противодействие турецкого эскадренного миноносца. 11 августа обе лодки последовательно атаковали «Гебен», шедший в охранении 2 эскадренных миноносцев. Наконец, 13 августа «Тюлень» вступил в артиллерийский бой с вооруженной шхуной, но затем был вынужден уклониться от боя, так как шхуну поддержала огнем береговая батарея2.
Повышение активности русских подводных лодок заставило германо-турецкое.командование резко ограничить использование больших кораблей, и в частности «Гебена», для защиты своих перевозок. К концу лета 1915 г. выходы в Черное море крупных торговых судов противника почти прекратились.
В августе 1915 г. в Севастополь были доставлены по железной дороге из Владивостока малые подводные лодки, обладавшие незначительным оперативным радиусом действий и небольшой автономностью. Командование Черноморского флота решило организовать их буксировку в район Зунгулдака. Успех достигнут не был. Поэтому командование флота отказалось от использования этих лодок у берегов противника, и две из них («Щука» и «Сом») были отправлены в Петроград. Остальные лодки впоследствии несли позиционную службу у берегов Крыма. Между тем малые подводные лодки можно было перебазировать в Батум для действий на морских сообщениях у берегов Восточной Анатолии, но к этому решению командование флота пришло только в 1917 г.
За четыре месяца эскадренные миноносцы Черноморского флота 32 раза выходили для действий на морских сообщениях противника в юго-западной части моря. В июне они были там 20 дней, в июле — 25, в августе — 17 и в сентябре— 15, т. е. всего 77 из 122 дней, или 63%
времени. Уменьшение количества выходов в августе и в сентябре объягнилось отвлечением, сил для борьбы с германскими подводными лодками у берегов Крыма н выделением эскадренных миноносцев для обеспечения испытании и боевой подготовки новых русских линейных кораблей.
Основным методом использования эскадренных миноносцев являлось крейсерство по 2, по 3, по 4 и больше корабля в назначенном рано-
не. Из 32 походов 27 были совершены группами из 2—3 эскадренны123 миноносцев. Они действовали в Угольном районе, районе Босфора, Нефтяном районе (от пролива Босфор до устья Дуная). Кроме того, три раза группы эскадренных миноносцев выходили для действий последовательно в Нефтяном и Угольном районах. Непосредственно в район Босфора эскадренные миноносцы высылались редко, чтобы исключать вероятность их встреч с крейсерами и подводными лодками противника. К тому же крейсерство севернее и восточнее пролива вполне гарантировало перехват вражеских судов, направлявшихся в Босфор или из Босфора.
10 июня 1915 г. эскадренные миноносцы «Дерзкий* и «ГневныГ|> подошли к Зунгулдаку и, несмотря на огонь вражеских береговых бата
рей, уничтожили на рейде 2 парохода и Парусное судно. Не обнаружив там других судов, они направились вдоль берега к Босфору, где в ночь на II июня встретили «Бреслау», который был выслан в море по получении донесения о набеге на Зунгулдак для поиска русских эскадренных миноносцев. «Дерзкий» и «Гневный» открыли по «Бреслау» артиллерийский огонь; «Гневный» успел произвести два торпедных залпа, оказавшихся безрезультатными. Вследствие двух попаданий в этот эсминец на нем был перебит паропровод, вследствие чего «Гневный» на время лишился хода. «Бреслау» не использовал благоприятной обстановки и поспешил уйти в Босфор, получив три попадания; на нем 7 человек было убито и 15 ранено. С наступлением темноты «Дерзкий» взял «Гневного» на буксир и направился в Севастополь, куда оба корабля прибыли 12 июня
Резкое ограничение противником использования крупных транспортов и развертывание перевозок грузов, в том числе угля, на малых парусных судах, шедших обычно вплотную к берегу и укрывавшихся при малейшей опасности в устьях рек, в прибрежных кустах или выбрасывавшихся на прибрежные отмели, затруднили борьбу русского флота на коммуникациях. 21 июня командующий флотом приказал начальнику линейной дивизии «главное внимание обратить на следующие районы: от параллели Сизополя до Кара-Бурну и от Кефкена до Килимли, причем плавание должно располагаться возможно ближе к берегу ввиду того, что пароходы и парусники держатся под берегом»2. После этого указания эскадренные миноносцы стали тщательнее осматривать мелкие бухты и устья рек, или, как говорили в то время, «обшаривать берега». В начале июля начали применять три способа использования эскадренных миноносцев: разновременно отдельными группами в Угольном и Нефтяном районах, последовательно одной и той же группой в обоих районах и двумя группами одновременно в Угольном и Нефтяном районах.
14 июля «Пронзительный», «Беспокойный» и «Дерзкий» вышли для крейсерства в обширном районе, охватывавшем значительный участок морских сообщений турок как у берегов Румелии, так и у берегов Западной Анатолии. Во время этого похода они потопили в бухте Меджи- киой пароход и баржу и обстреляли Зунгулдак3. 24—26 июля «Счастливый», «Быстрый» и «Пылкий» уничтожили в Угольном районе 19 парусников, а также обстреляли мосты, угольные сооружения и склады угля в Килимли.
Поскольку одновременно с действиями на морских сообщениях противника осуществлялись обстрелы побережья, иногда вместе с эскадрен- 124 *
ними миноносцами в море выходили крейсера (17—19 июля, 9—11 августа), что позволяло наносить по береговым объектам более мощные удары. Однако посылка крейсеров была сопряжена с большим риском, так как в случае встречи с «Гебеном» они могли оказаться в чрезвычайно сложных условиях.
2 сентября в Угольный район вышли «Гневный» и «Беспокойный». Обнаруженные ими в Зунгулдаке 3 турецких парохода атаковать было трудно, так как подходы к порту прикрывались огнем нескольких береговых батареи. Получив донесение об этом, командование флота приказало «Гневному» и «Беспокойному» уйти в северном направлении, но так, чтобы противник знал об их уходе. Одновременно из Севастополя в район западнее Зунгулдака для перехвата пароходов вышли эскадренные миноносцы «Быстрый» и «Пронзительный». Расчет оказался правильным. Едва эскадренные миноносцы покинули район Зунгулдака, груженные углем пароходы вышли из порта, однако их сопровождали в качестве охранения крейсер «Гамидие» и 2 эскадренных миноносца.
В 6 час. 40 мин. 5 сентября «Быстрый» и «Пронзительный», прибывшие своевременно в предполагаемый район встречи вблизи о. Кеф- кен, обнаружили противника и открыли по нему огонь. В ходе боя на «Гамидие» были выведены из строя оба 150-мм орудия, после чего корабли охранения бросили на произвол судьбы пароходы и поспешно отошли в Босфор.
Находившаяся на позиции в районе о. Кефкен подводная лодка «Нерпа» взаимодействовала со своими надводными кораблями. Сначала она пыталась атаковать «Гамидие», а затем вынудила пароходы выброситься на мель, и здесь их уничтожили артиллерийским огнем «Быстрый» и «Пронзительный». В этом же районе были уничтожены буксир с баржей, также груженной углем. Во время боя «Гамидие» вызвал на помощь «Гебен», который подошел к о. Кефкен, когда русские эскадренные миноносцы ушли в Севастополь *.
Тактическое взаимодействие подводной лодки «Нерпа» с эскадренными миноносцами явилось первым из очень редких совместных действий подобного рода, осуществленных не только во время перво», но а второй мировой войны.
Весной 1915 г. в результате наступления Приморского, Чорохского и Ардаганского отрядов русской Кавказской армии турки были вытеснены из пределов Батумской области, куда им удалось проникнуть в кампании 1914 г., за исключением труднодоступного горного участка юго-западнее Артвина. На этом рубеже обе стороны перешли к длительной обороне, продолжавшейся в течение всего остального периода кампании 1915 г. На Черноморском побережье севернее линии фронта находились лишь небольшие воинские части, так как русское командование не опасалось высадки крупного вражеского десанта. Здесь, по сути дела, велось лишь наблюдение с целью воспрепятствовать высадке разведывательно-диверсионных групп.
На морских сообщениях у побережья Восточной Анатолии летом 1915 г. действовали в основном миноносцы Батумского отряда. Методы нх действий оставались прежними. Иногда в этот район высылались пооднночно и группами эскадренные миноносцы из Севастополя. С 24 по 29 июля 4 эскадренных миноносца уничтожили возле Самсуна более 150 турецких парусников; с 31 июля по 4 августа «Звонкий», «Зоркий» н «Заветный» обошли район Самсун, Чива, Фац, Орду, Вона, Керасунда и потопили свыше 120 парусников. 1 августа в районе Хопа, Ризе «Живой» и «Живучий» из Батумского отряда отправили на дно моря 46 парусников '. С 29 августа по 3 сентября эскадренные миноносцы «Лейтенант Пущин», «Завидный», «Заветный» и «Зоркий» уничтожили в районе Керасунда, Вона и на берегу 319 парусников и, кроме того, в ряде пунктов они обстреляли мосты, промышленные сооружения и административные здания.
Важной задачей, решавшейся Черноморским флотом летом 1915 г., являлось обеспечение перехода из Николаева в Севастополь новых линейных кораблей, а также планомерная организация перевозок народнохозяйственных грузов на судах Транспортной флотилии.
Появление в Константинополе германских подводных лодок заставило русское командование принять меры для организации противолодочной обороны на подходах к Севастополю. Экстренный характер этих мер объяснялся прежде всего тем, что в нюне 1915 г. в Николаеве заканчивалась постройка новых русских линейных кораблей, которые надо было не только перевести в Севастополь, но и обеспечить их испытания и боевую подготовку. В июне в районе главной базы были усилены корабельные дозоры и начали использоваться в интересах противолодочной обороны эскадренные миноносцы и самолеты береговой авиации.
К обеспечению перехода из Николаева в Одессу, а затем в Севастополь вступившего в строй 6 июля линейного корабля «Императрица Мария» командование флота привлекло основные силы, действия которых вылились, по существу, в операцию по защите своих морских сообщений. Операция началась 8 июля развертыванием подводных лодок «Нерпа», «Тюлень», «Морж» и «Краб», т. е. всех наличных боеспособных лодок у входа в Босфор, с целью надежно блокировать на короткий промежуток времени пролив и тем не допустить выхода в Черное море кораблей германо-турецкого флота.
. Лодки совершали переход к Босфору совместно, причем «Морж» конвоировал подводный минный заградитель «Краб», у которого отмечались случаи выхода из строя механизмов. На «Краб» возлагалась задача выставить мины непосредственно в горле Босфора. На подходах к проливу лодки разделились и самостоятельно направились в назначенные нм районы. «Нерпе» была отведена позиция восточнее Босфора в районе Шили (восточнее меридиана 29°30'), «Тюленю» — позиция западнее Босфора (западнее линии РумелиАскиА маяк — кромка нашего минного заграждения), «Морж», после того как «Краб» выставил мины и ушел в Севастополь \ занял позицию непосредственно перед входом в Босфор (между меридианами 29°00' и 29°30'). 10 июля «Краб» в сложных навигационных условиях и при отсутствии боевого опыта у личного состава успешно выставил 58 мин между входными маяками Босфора.
Лодки находились на позициях до 14 июля. Корабли германо-турецкого флота ими обнаружены не были. Минная постановка в горле Босфора и завеса из 3 подводных лодок на подходах к проливу давали известные гарантии безопасности перехода нового линейного корабля из Одессы в Севастополь, однако приходилось считаться с тем, что в море могли находиться германо-турецкие крейсера и подводные лодки, вышедшие из пролива до начала его тесной блокады. У устья Дуная до 8 июля действительно крейсировала германская подводная лодка «UB-7», вышедшая 5 июля из Босфора.
9 июля из Севастополя в Одессу вышли крейсер «Память Меркурия», гидроавиатранспорт «Александр I», 8 эскадренных миноносцев к посыльное судно «Летчик», которые должны были обеспечивать непосредственно охранение «Императрицы Марии» на переходе морем. Через три дня из Севастополя вышли 5 линейных кораблей, крейсера «Кагул», «Алмаз» и 3 эскадренных миноносца, составившие отряд корабельного прикрытия. Этот отряд следовал южнее нового линейного корабля и его походного охранения и прикрывал конвои с босфорского направления. «Императрица Мария» со своим охранением покинула Одессу 12 июля и на следующий день благополучно прибыла в Севастополь. Противник не оказал противодействия переходу линейного корабля. 18 июля при выходе из Босфора крейсер «Бреслау» подорвался на одной из мин, выставленных «Крабом», и принял 642 т воды. При взрыве было убито 8 человек. Крейсер своим ходом вернулся в пролив и был поставлен в док в Стенин.
Каждый выход «Императрицы Марии» из Севастополя для боевой подготовки обеспечивался сильным противолодочным охранением. Так, 26—28 августа во время практических стрельб линейный корабль охраняли 3 крейсера и 8 эскадренных миноносцев. Кроме того, 24—25 августа 12 эскадренных миноносцев осуществляли активный поиск подводных лодок противника у берегов Крыма.
В начале сентября командование противника выслало к русским берегам 2 подводные лодки. Одна из них («UB-8») находилась у берегов Крыма с 5 по 16 сентября, где она утопила 4 небольших парусника и обстреляла торпедную пристрелочную станцию у м. Чауда. Другая лодка («UB-7») с 6 по 20 сентября действовала в районе Одессы и уничтожила транспорт «Патагония».
Появление вражеских подводных лодок у русских берегов заставило командование Черноморского флота усилить непосредственное охранение больших кораблей и создать специальные поисковые группы. 9 сентября поиск лодок у берегов Крыма осуществляли эскадренные миноносцы «Быстрый» и «Пылкий». С 9 по 12 сентября в противолодочном поиске у берегов Крыма находилось 10 эскадренных миноносцев, которым удалось обнаружить и обстрелять подводную лодку «UB-8», но последняя успела уйти на глубину. С 12 по 16 сентября у берегов Крыма с той же целью находились эскадренные миноносцы «Завидный» и «Звонкий». Наконец, «Жуткий» и «Жаркий» с 16 по 18 сентября осуществляли активный поиск вражеских подводных лодок в районе Ялты, а с 19 по 23 сентября — на пути из Севастополя в Одессу. Действия всех этих групп не носили еще систематического характера, н состав их был чисто случайным.
Так как выполнение задач противолодочной обороны отвлекало эскадренные миноносцы от борьбы с морскими перевозками противника, было решено снова привлечь к действиям на коммуникациях большие корабли. Включение в состав флота новых линейных кораблей и введение новой организации сил, объявленной 12 августа циркуляром командующего флотом, позволили изменить методы использования больших кораблей на морских сообщениях противника.
1-я и 2-я бригады линейных кораблей и бригада крейсеров были разделены на три тактические группы, называвшиеся маневренными. 1-я маневренная группа состояла из линейного корабля «Императрица Мария» и крейсера «Кагул», 2-я — из линейного корабля «Императрица Екатерина II» и крейсера «Память Меркурия» и 3-я —из старых линейных кораблей «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон». Последняя, по существу, должна была быть резервной, но в случае выхода в морё ее предполагалось усилить «Тремя святителями», «Ростиславом» и одним крейсером. Придавались маневренным группам и эскадренные миноносцы, число которых не было постоянным. Каждая из маневренных групп была сильнее «Гебена» и «Бреслау» и, следовательно, могла вести с ними успешный бой. Создание таких групп обеспечивало сменность сил, что способствовало организации систематических действий у берегов противника. Сильное прикрытие позволяло нсполь*
зовать для борьбы с морскими перевозками врага почти все эскадренные миноносцы русского флота.
Длительный перерыв в использовании русского торгового флота для перевозок народнохозяйственных грузов отрицательно сказывался не только на снабжении войск, но и на экономике юга страны. В связи с тем что железные дороги не справлялись с возросшим объемом перевозок, министерство торговли и промышленности еще 25 марта 1915 г. обратилось к морскому министерству с ходатайством о возобновлении перевозок угля по Азовскому и Черному морям в Одессу. С аналогичной просьбой о возобновлении перевозок продовольствия в Одессу для дальнейшей доставки его на фронт обратился 6 апреля в Морской генеральный штаб отдел военных сообщений генерального штаба 125 126.
В конце апреля начались перевозки грузов только между Николаевом и Одессой, причем объем перевозок был весьма ограничен. В начале лета в связи с возникновением подводной угрозы вопрос об усилении перевозок временно отпал, но уже 18 июля министр торговли и промышленности снова потребовал увеличить их объем. Штаб верховного главнокомандующего по запросу морского министра Григоровича 3 августа разрешил снять десантное оборудование с части судов Транспортной флотилии для обеспечения грузовых перевозок2. После этого министерство торговли и промышленности для координации руководства перевозками по доставке грузов в порты, погрузке их на суда и выгрузке в пунктах назначения, а также для связи с командованием флота назначило специального главноуполномоченного с местом пребывания его в Одессе.
Транспортная флотилия, состав и организация которой часто менялись, 13 сентября 1915 г. состояла из 7 отрядов. 1-й отряд насчитывал 10 транспортов, 2-й — 9 транспортов, 3-й —11 транспортов. 4-й — 14 транспортов, 5-й отряд—11 транспортов, 6-й—18 транспортов и 7-й—10 транспортов. Командовал флотилией контр-адмирал Хоменко (флаг на транспорте № 93 — «Руслан») 3. Кроме того, во флотилию входило несколько вспомогательных судов, а в конце года в ее состав были включены 7 зафрахтованных иностранных судов. С августа по ноябрь 1915 г. флотилия перевезла по Черному и Азовскому морям свыше
2,5 млн. пудов зерна, около 1 млн. пудов угля и до 0,5 млн. пудов различных грузов.
Транспорты плавали преимущественно одиночно. Выход нм в море разрешался только при условии, когда у берегов не обнаруживались подводные лодки противника. В ноябре, в связи с вступлением Болга-
рии в воину на стороне Германии, грузовые перевозки на Черном море были прекращены, а все транспорты вновь приспособлены для перевозки десанта. Однако и на этот раз высадка десанта не состоялась, и начиная с 28 декабря 1915 г. грузовые перевозки были возобновлены



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика