История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Действия Черноморского флота 3—11 января 1915


Действия Черноморского флота 3—11 января 1915

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


Еще трижды (30 января — 4 февраля, 5—10 и 12—17 февраля) 5 линейных кораблей, 3 крейсера и до 6 эскадренных миноносцев выходили к берегам Восточной Анатолии. Первый из этих походов результатов не дал, во время второго на рейде Трапезунда был потоплен пароход «Ак-Дениз» и в море более 50 турецких парусных судов и пароход «Брусса». шедший в Трапезунд с теплой одеждой и продовольствием для турецкой армии. В третьем походе удалось уничтожить 14 парусников. Встреча с «Бреслау», выходившим с 4 по 9 февраля в Черное море, не состоялась ‘.
Директива Ставки от 17 февраля 1915 г., запрещавшая Черноморскому флоту в связи с началом активных действий англо-французских сил у Дарданелл выходить из Севастополя, если не возникнет настоятельной необходимости111 112, положила конец действиям основных сил флота в восточной части моря.
С 1 января по 17 февраля, т. е. в течение 48 дней, русский флот нанес существенный ущерб судоходству противника, уничтожив 4 парохода и около 120 парусно-моторных судов. За это время основные силы флота находились в море 39 дней (около 80% времени). Дальнейшее повышение напряжения сил было невозможно. Русские миноносцы, базировавшиеся на Батум, могли действовать только до Трапезунда, где они топили только мелкие парусные суда. Обычно они выходили по одному или по два в район Архаве — Вице для разведки, обстрела береговых объектов и уничтожения турецкого каботажа. Наиболее удачным был выход миноносца «Свирепый», который-уничтожил 19 января 11 турецких парусников. С перебазированием в конце января в Батум эскадренных миноносцев «Завидный», «Заветный», «Звонкий» и «Зоркий» (5-й дивизион) на морские сообщения у берегов Восточной Анатолии стали высылать одновременно до 3 эскадренных миноносцев, район действия которых был расширен до м. Иерос. Так, вышедшие 8 февраля две пары эскадренных миноносцев уничтожили 49 парусников и небольшой пароход противника.
Действия флота у Босфора и в Угольном районе весной 1915 г.
Директива Ставки от 19 февраля 1915 г. поставила перед Черноморским флотом задачу оказать содействие англо-французскому флоту, предпринимавшему попытку овладеть Дарданелльским проливом.
Это содействие предполагалось в виде демонстрации у Босфора, которая в зависимости от достигаемого союзниками успеха могла быть развита включительно до занятия района Босфора русским десантом. Далее директива предписывала осуществлять связь с англо-французским флотом через крейсер «Аскольд», действовавший в составе флота союзников у Дарданелл. Если Дарданелльская операция по каким-либо причинам в ближайшее время не состоится, Черноморскому флоту предписывалось руководствоваться прежними указаниями, «но желательны операции подводных лодок у Босфора»
Ставка, по-прежнему считавшая активные действия Черноморского флота у Босфора опасными, понимала, что стремление англичан и французов захватить всю проливную зону в конечном результате приведет к закрытию для России выхода в Средиземное море. Это и явилось побудительной причиной, заставившей Ставку определить новые задачи Черноморскому флоту. «Необходимо,— требовала Ставка в телеграмме от 24 февраля,— чтобы характер действий флота Черного моря давал нам право большего голоса в мирных переговорах. Вследствие этого используйте все имеемые средства, чтобы развить возможно большую деятельность, не подвергая броненосцы явному риску»2.
Необходимость активизации действий флота в районе Босфора вплоть до высадки там крупного десанта остро поставила вопрос о базировании. Еще в декабре 1914 г., разрабатывая предварительные соображения о возможности проведения Константинопольской операции, или, иначе говоря, операции по высадке десанта с целью овладения Босфором, капитан 2 ранга Немитц считал необходимым оборудовать оперативную базу в Бургасе, а маневренные — в Инаде и Эрегли. Он считал, что оперативную базу в Бургасе при соглашении с Болгарией оборудовать нетрудно»3.
В марте 1915 г., уже после начала активных боевых действий у Босфора, Эбергард снова поставил перед начальником штаба верховного главнокомандующего вопрос о необходимости иметь Бургас в качестве промежуточной базы4, но получил ответ, что сил для занятия этого порта нет. Министерство иностранных дел, которому поручили решить эту проблему дипломатическим путем, выступало против занятия Бургаса, считая дипломатический путь невозможным, а военный — непригодным. Поэтому вопрос о Бургасе отпал.
Начало англо-французским флотом операции по овладению Дарданеллами привело, с одной стороны, к подготовке русским командованием десанта для высадки его в районе Босфора, а с другой —к активным действиям основных сил Черноморского флота в юго-западной части моря. В качестве десанта был выделен 5-й Кавказский корпус пол командованием генерала Истомина. Корпус состоял из 1-й и 2-й пластунских бригад, 3-й стрелковой дивизии и казачьего полка, насчитывавших свыше 37 тыс. солдат и офицеров н 60. орудий К Этих сил явно не хватало, чтобы рассчитывать на серьезный успех при самостоятельных действиях у Босфора, но русское командование надеялось, что успех союзников в Дарданеллах повлечет за собой ослабление турецких сил у Босфора.
К весне Транспортная флотилия Черноморского флота насчитывала свыше 100 транспортов, разделенных на 6 отрядов. В наиболее подготовленный 1-й отряд транспортов входили транспорты «Император Николай» (как флагманский он был оборудован средствами радиосвязи), «Афон», «Иерусалим», «Тигр», «Ефрат», «Садко», «Белороссня», «Витязь» и «Вампоа». Эти транспорты предназначались для одновременной перевозки I-й пластунской бригады, Кавказского горного артиллерийского дивизиона, роты 1-го Кавказского саперного батальона и части Одесского морского батальона общей численностью 259 офицеров, 9 тыс. солдат при 1521 лошади и 340 повозках2.
18 марта англо-французскому флоту не удалось прорваться через Дарданелльский пролив в Мраморное море. В связи с этим Ставка запретила вывозить десантные войска из Батума3.-6 апреля поступило распоряжение перебросить в Севастополь по железной дороге с Кавказа штаб десантного корпуса и две пластунские бригады, а остальные части тем же путем — в Одессу, где штаб Транспортной флотилия с целью демонстрации производил учебную посадку войск на суда, чтобы тем самым не дать туркам возможности перебросить часть сил из района Босфора к Дарданеллам. Одновременно русское командование организовало активные действия кораблей в юго-западной части моря, которые кроме демонстрации должны были создать более благоприятные условия для овладения районом Босфора в случае высадки там десанта.
5 марта эскадра Черноморского флота (линейные корабли «Нвста- фий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три святителя» и «Ростслав», крейсера «Кагул» и «Алмаз» и 6 эскадренных миноносцев) вышла из Севастополя в Угольный район. Несколько позднее к ней присоединился крейсер «Память Меркурия». Так как в районе Зунгулдака можно было натолкнуться на оборонительные минные заграждения, с
эскадрой вышел и отряд траления (минные заградители «Ксения», «Константин», «Алексей» и «Георгий») и 2 мореходных тральщика.
7 марта эскадренные миноносцы обстреляли береговые объекты в Зунгулдаке, Козлу и Килимли. Русские корабли вели огонь по площади без корректировки, поэтому добились толькъ отдельных попаданий в сооружения, скрытые в складках местности. Крейсера «Кагул» и «Память Меркурия», осматривавшие вместе с другими кораблями побережье противника, уничтожили на рейде Эрегли 7 небольших пароходов, стоявших на якорях, и большое трехмачтовое парусное судно. Находившиеся мористее линейные корабли прикрывали действия крсйсе- роз и эскадренных миноносцев.
В начале марта в районе Босфора развернулись действия новых русских, подводных лодок. С 5 по 8 марта в крейсерстве у Босфора находилась подводная лодка. «Нерпа»,
11 марта к берегам Румелин вышли из Севастополя 5 линейных.ко- раблей, крейсер «Память Меркурия», гидроавиатранспорт «Николай I» с четырьмя гидросамолетами на борту, эскадренные миноносцы «Гневный», «Пронзительный» и «Дерзкий» Впервые к действиям у берегов противника привлекался, гидроавиатранспорт. . Его четыре самолета вначале предполагалось использовать только для воздушной разведки, но затем им была поставлена задача нанесения бомбовых ударов по береговым объектам. .
Во время этого похода эскадренные миноносцы прошли вдоль побережья от Констанцы до. Босфора, причем до болгаро-турецкой границы они шли вне территориальных вод Румынии и Болгарин. Основные силы прикрывали действия эскадренных миноносцев, после чего осмотрели турецкие коммуникации в Угольном районе.
Через три дня после возвращения в Севастополь эскадра Черноморского флота снова вышла к Босфору. В море вышли 5 линейных кораблей,.3 крейсера, гидроавиатранспорт «Николай I», эскадренные миноносцы «Жуткий», «Живучий», «Лейтенант Пущин», «Завидный» и «Заветный», минный заградитель «Ксения» и тральщик «Веста». На следующий день к ним присоединились эскадренные миноносцы «Гневный» и «Пронзительный». 18 марта, т. е. в день выхода, русские корабли обнаружили «Бреслау», который незадолго до этого обстрелял торпедо-пристрелочную станцию в Феодосии. Как всегда, легкий крейсер противника использовал свое преимущество в скорости и ушел от преследования русских крейсеров. При подходе к Босфору русские крейсера и часть..миноносцев отделились от эскадры и направились на прибрежные морские сообщения, линейные корабли остались в прикрытии мористее. 20 марта русские корабли снова встретили «Бреслау»;
на этот раз воспользовавшись мглой и переходящим дождем, он в 8час. 50 мин. проскочил в пролив1. 21 марта эскадра вернулась в Севастополь.
Одновременно с основными силами в район между Босфором н о. Кефкен выходили подводные лодки «Нерпа» и «Тюлень», которые находились на позициях в крайних точках района. Отсутствие лодок у противника не затрудняло действий надводных кораблей при наличии в море своих лодок. Так как в районе Босфора, как в фокусе, сходились пути всех вражеских транспортов, сюда в основном в течение всей войны выходили русские подводные лодки.
27 марта из Севастополя к Босфору для артиллерийского обстрела его укреплений и нанесения по ним бомбовых ударов корабельной авиацией вышли линейные корабли «Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три святителя» и «Ростислав», крейсер «Алмаз» (с одним гидросамолетом на борту), гидроавнатранспорт «Николаи ]> (с пятью гидросамолетами), эскадренные миноносцы «Дерзкий», «Гневный», «Пронзительный», «Лейтенант Пущин», «Живучий», «Жуткий», «Зоркий», «Звонкий», «Заветный» и «Завидный», минные заградители «Ксения», «Алексей» и «Константин» (все в качестве тралящих кораблей) и тральщики «Царь» и «Руслан». На рассвете 29 марта к основным силам присоединились крейсера «Память Меркурия» и «Кагул», вышедшие из Севастополя 26 марта для разведки у берегов Болгарин и Румынии.
В 6 час. 28 марта линейные корабли «Три святителя» и «Ростислав», крейсер «Алмаз» и гидроавнатранспорт «Николай 1» в охранении эскадренных миноносцев отделились от основных сил и направились к входу в Босфор. Поскольку действия в непосредственной близости к проливу требовали специального противоминного обеспечения, впереди отряда с поставленными тралами шли 3 минных заградителя, 2 тральщика в 5 эскадренных миноносцев. Остальные корабли русской эскадры образовали отряд прикрытия, находившийся в 12—15 милях от Ьосфора.
В 7 час. в 10 милях от пролива «Алмаз» и «Николай I» застопорили машины и начали спуск гидросамолетов на воду. Перед взлетом самолетов командующий флотом, находившийся на «Евстафии», приказал летчикам главное внимание обратить на разведку и не увлекаться бомбометанием.
При подходе тралящих кораблей к проливу на 80 каб. турецкие береговые батареи открыли по ним огонь,’но снаряды падали с большими недолетами. У входа в Босфор был обнаружен турецкий пароход «Саббах», для встречи которого турки выслали из пролива свои миноносцы. «Ростислав» отогнал миноносцы артиллерийским огнем, а дру- гие корабли потопили пароход.
В Ю час. 30 мин. «Ростислав» и «Три святителя» открыли огонь по батареям и береговым укреплениям турок в районе мысов Эльмас, Анатоли-Фенер и Фенераки, а затем в районе Панас-Бурну на румелий- ском берегу. В течение 20 минут эти корабли выпустили 34 505-мм фугасных, 21 254-мм и 50 152-мм снарядов. Гидросамолеты установили, что в Босфоре крупных кораблей противника нет. Одновременно с выполнением разведывательных задач они сбросили две бомбы на турецкие береговые батареи и одну на миноносец. Противник безуспешно обстрелял наши самолеты шрапнелью и ружейным огнем с батарей. Чтобы не дать возможности вести по ним прицельный огонь по вспышкам залпов, турецкие береговые батареи вскоре прекратили стрельбу. Однако русские корабли, вынужденные в этих условиях вести огонь по площади, добились попадания в некоторые батареи. Закончив обстрел, корабли отошли к отряду прикрытия, самолеты были подняты на борт своих кораблей-носителей.
На следующий день обстрел предполагалось повторить теми же силами. Гидроавиации предстояло держать Босфор под непрерывным наблюдением и корректировать стрельбу. Задача по корректировке огня кораблей самолетами корабельной авиации была поставлена впервые в истории военно-морского искусства.
В 7 час. 10 мин. корабли, назначенные для обстрела босфорских укреплений, направились к проливу, а самолеты были подняты в воздух. По мере приближения к Босфору мгла увеличивалась и вскоре перешла в густой туман, в котором выполнять задачу не представлялось возможным. Корабли повернули на обратный курс для присоединения к отряду прикрытия. До вечера русская эскадра крейсировала у Босфора, а затем направилась вдоль берегов Анатолии на восток.
30 марта несколько небольших групп кораблей под прикрытием основных сил эскадры совершили активные набеговые действия в Угольном районе. Так, «Память Меркурия», «Звонкий», «Зоркий» и «Заветный» обстреляли различные промышленные сооружения, склады и постройки в пунктах добычи каменного угля в районе Козлу, «Кагул», «Живучий», «Жуткий» и «Завидный» — район Кнлимли, где уничтожили несколько находившихся на берегу и частично вытащенных на берег небольших парусных судов. Вслед за этим «Живучий», «Жуткий» и «Звонкий» обстреляли береговые сооружения в районе Эрегли, а крейсер «Память Меркурия», гидроавнатранспорт «Николай I» и эскадренные миноносцы нанесли удар по Зунгулдаку, причем во время обстрела порта и береговых сооружений самолеты сбросили на них бомбы. Противник безрезультатно обстрелял русские самолеты х.
31 марта 1915 г. все русские корабли благополучно вернулись в
Севастополь, закончив свои первый поход для обстрела укреплений Босфора.
1 апреля для обстрела Одессы с целью срыва подготовки десанта из Босфора вышли легкие крейсера «Меджидие» и «Гамидие», миноносцы «Му а венет», «Яднгар», «Ташос» и «Самсун». Для прикрытия этого отряда кораблей германо-турецкое командование направило к Севастополю «Гебен» и «Бреслау». При этом оно рассчитывало, что русские силы будут находиться в главной базе после действий 30 марта в Угольном районе. В 6 час. 40 мин. 3 апреля, когда отряд противника, имея впереди две пары миноносцев с поставленными тралами, находился в районе Одесской банки, «Меджидие» подорвался на мине и затонул на глубине около 13 м, причем его мачты, трубы и часть надстроек отвались над водой. Гибель крейсера сорвала обстрел Одессы. Сняв личный состав, а затем торпедировав крейсер, корабли противника начали отход к Босфору 1, так как командир отряда узнал о выходе русского флота из Севастополя.
В период с 29 марта по 4 апреля из Севастополя к Босфору выходила подводная лодка «Тюлень». В ночь на 3 апреля для ее смены в юго-западную часть моря была выслана подводная лодка «Нерпа».На рассвете 3 апреля к Босфору вышли 5 линейных кораблей, 3 крейсера и эскадренные миноносцы «Гневный», «Пронзительный», «Дерзкий», «Лейтенант Пущин», «Жуткий», «Живучий», «Звонкий», «Зоркий», «Завидный» и «Заветный».
В момент выхода эскадры с береговых постов в море были обнаружены два больших дыма. В связи с этим шедшие с флотом гидроавиатранспорт «Николай I», корабли тралящей партии и госпитальное судно были оставлены вблизи берега в районе главной базы. Крейсер «Память Меркурия», а затем и эскадренные миноносцы 1-го дивизиона были высланы вперед для опознания неизвестных кораблей. Остальные корабли эскадры, увеличив ход, направились вслед за ними. Одновременно в море были высланы самолеты береговых отрядов морской авиации, которые обнаружили и опознали «Гебен» и «Бреслау», немедленно начавших отход к Босфору. Преследование их продолжалось весь день. К вечеру командующий русским флотом приказал выйти вперед для атаки кораблей противника всем эскадренным миноносцам 1, 4 и 5-го дивизионов, однако это распоряжение запоздало. Только 1-му дивизиону удалось сблизиться на расстояние, позволяющее открыть артиллерийский огонь. На дистанцию торпедного залпа смог выйти один лишь «Гневный». Использование русскими кораблями торпед и артиллерии не принесло успеха, и с наступлением темноты контакт с. кораблями противника был утрачен. На рассвете 4 апреля «Гебен» и «Бреслау» свединшсь с отрядом кораблей, возвращавшимся из района Одессы, и совместно с ним вошли в Босфор. В момент подхода их к проливу находившаяся на позиции «Нерпа» обнаружила «Гебен» и другие корабли, но за дальностью расстояния атаковать не смогла. Соединившиеся утром 4 апреля все русские корабли еще некоторое время находились в юго- западной части моря, а затем направились в Севастополь, куда благополучно прибыли на следующий день
Появление турецких кораблей в районе Одессы своевременно обнаружено не было. Обследование затонувшего «Меджидие» показало, что его можно поднять и ввести в строй. Из Севастополя, Одессы и Николаева были направлены корабли, буксиры, различные спасательные средства н специалисты для производства спасательных работ. Для обеспечения их безопасности в Одессе был приведен в повышенную готовность отряд кораблей, состоявший из старого линейного корабля (Синоп», нескольких канонерских лодок и эскадренных миноносцев. С моря район гибели «Меджидие» прикрывали специальные минные заграждения и корабельные дозоры. В начале июня крейсер был поднят и отведен в Николаев на ремонт. 29 октября восстановленный корабль получил название «Прут» и был введен в состав русского флота.
В течение апреля 1915 г. основные силы Черноморского флота еще три раза выходили в юго-западную часть Черного моря, причем всякий раз обстрелы укреплений Босфора сочетались с проведением активных действий на морских сообщениях противника. На коммуникациях между Босфором и Зунгулдаком развернулись действия подводных лодок, а у Анатолийского побережья — эскадренных миноносцев.
Начались действия и по нарушению неприятельских морских сообщений у западных берегов Черного моря. В апреле эскадра находилась в море всего 13 дней, а у побережья противника и того меньше. Наличие в строю всего двух подводных лодок не позволяло расширить действия на прибрежных коммуникациях турок. На их восточном участке, до м. Иерос, продолжали активно действовать миноносцы Батумского отряда, но противник не отваживался подходить близко к приморскому флангу фронта, и поэтому число потопленных миноносцами вражеских судов было невелико. Русское командование приняло решение развернуть на сообщениях противника самостоятельные систематические действия эскадренных миноносцев из Севастополя.
С 14 по 16 апреля эскадренные миноносцы «Пронзительный», «Гневный» и «Дерзкий» на морских сообщениях в Угольном районе уничтожили 4 турецких парохода, в том числе один в Эреглн, два в Козлу и один в Зунгулдаке. При обстреле русскими кораблями Зунгулдака береговая батарея открыла по ним безрезультатный ответный огонь.
17 апреля эскадренные миноносцы снова вышли, но в восточную часть моря, где обстреляли Архаве, Вице и Сумлы, в районе Керасунда- Ризе уничтожили и повредили свыше 30 турецких парусных судов. 21 апреля корабли благополучно вернулись в Севастополь116.
В 1915 г. увеличились перевозки контрабандных грузов между портами Румынии (главным образом Констанца), Болгарии (Варна и Бургас) и проливом Босфор. Если в 1914 г. парусные суда в этом районе ходили под турецким флагом, то в начале января 1915 г. пароходы противника, наполовину груженные неконтрабандным грузом, плавала под нейтральным флагом. Германо-турецкое командование в данном случае пользовалось тем, что русский Черноморский флот, действуя на морских сообщениях, строго соблюдал общепринятые нормы призового права. В феврале штаб флота получил сведения об организации регулярных перевозок из Констанцы в Константинополь на греческом пароходе «Хиос», итальянских «Стелла» и «Барлетта» и болгарском «Борне» жидкого топлива, запасы которого начинали создаваться в Константинополе 117.
Из-за недостатка сил русский флот почти не проводил в 1915 г. самостоятельных действий у западных берегов Черного моря, но корабли, выходившие для действий у Босфора и в Угольном районе, начали все чаще осматривать прибрежные воды Болгарин и Румынии.
В мае русский флот действовал у берегов противника особенно активно. Его основные силы выходили в море с 1 по'6, с 7 по 11, с 13 по
18 н с 23 по 26 мая; эскадренные миноносцы — с 17 по 19, с 20 по 22, с 27 по 29 мая; подводные лодки («Тюлень» и «Нерпа» попеременно) - с 8 по 13, с 12 по 19, с 20 по 28 мая и с 27 мая по 3 нюня. Таким образом, на протяжении месяца не было ни одного дня, чтобы русские корабли не находились в море. Это резко повысило общую эффективность действий флота по нарушению морских перевозок противника.
Несомненный интерес по методам использования сил флота представляет поход эскадры к Босфору 1—6 мая 1915 г. Эскадра вышла з в море в следующем составе: линейные корабли «Евстафий» (флаг командующего флотом), «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три святителя» и «Ростислав», крейсера «Память Меркурия», «Кагул» н «Алмаз», гидроавиатранспорт «Николай I», 8 эскадренных миноносцев и 4 тральщика (включая минные заградители, использовавшиеся как тралящие корабли)118.
На рассвете 2 мая эскадра подошла на видимость берегов Бос-
фора, где с гидроавиатранспорта «Николай Ь на воду были спущены поодиночке через определенные промежутки времени гидросамолеты, которым ставилась задача ведения воздушной разведки. Затем «Три святителя», «Пантелеймон» и 3 эскадренных миноносца направились за четырьмя парами тралящих кораблей к проливу. Спокойное море и хорошая видимость благоприятствовали действиям. В проливе, по данным самолета-разведчика, находились только малые корабли противника, больших кораблей не было обнаружено вплоть до залива Золотой Рог. В 9 час. 47 мин. с расстояния около 60 каб. от берега корабли открыли огонь по вражеским батареям в районах Эльмас, Фенераки, Каридже, Бекж-лиман и Килия. Одновременно «Пантелеймон», имевший более дальнобойные орудия, обстрелял батареи в глубине пролива, в районах Фнль-Бурну и Каваков.
В 10 час. 40 мин. в районе Килии с кораблей был замечен бурун, принятый за след перископа подводной лодки, который был обстрелян из 152-мм пушек. К этому времени в ряде разведывательных сводок штаба Черноморского флота все чаще появлялись сообщения о появлении у турок подводных лодок, и командиры русских кораблей стали с большим подозрением относиться к «бурунам».
В 11 час. 45 мин. корабли повернули к эскадре, причем шедший концевым «Пантелеймон» продолжал еще некоторое время вести огонь из кормовой башни. Всего за этот день «Три святителя» израсходовал 56 305-мм и 195 152-мм, а «Пантелеймон—ПО 305-мм и 333 152-мм снарядов.
Стреляющие корабли обеспечивались с воздуха попеременно 5 гидросамолетами. На оставшийся промежуток светлого времени и на ночь эскадра отошла мористее. Миноносцы, у которых кончался запас топлива, приняли уголь, взятый для них на большие корабли.
Начиная с рассвета и до 21 час. 30 мин. 2 мая крейсера «Память Меркурия» и «Кагул» прошли вдоль берега до Зунгулдака и уничтожили в Козлу небольшой однотрубный трехмачтовый пароход, а на обратном пути парусный барк. После этого крейсера также присоединились к основным силам.
3 мая обстрел турецких укреплений в районе Босфора был продолжен, причем «Три святителя» израсходовал 132 152-мм, а «Ростислав» — 39 254-мм снарядов. Противник на огонь не отвечал. Результаты стрельбы остались, по существу, неизвестными, так как самолеты производили воздушную разведку Босфора и за районом обстрела не наблюдали. К 18 час. все корабли присоединились к эскадре н вмебте с ней к ночи отошли мористее.
На рассвете следующих суток эскадра снова приблизилась к берегу, на этот раз в районе Инады. «Ростислав» с дистанции порядка 35 каб. обстрелял береговые объекты противника. Одновременно на
Инаду был произведен налет гидросамолетов с «Николая I» и «Алмаза». Результаты удара остались неизвестными. В это же время крейсер «Кагул» уничтожил у Румелинского побережья 2 парусника, доставлявшие в Константинополь керосин. Остановленный крейсером пароход «Амалия», шедший под итальянским флагом из Констанцы в Константинополь с грузом муки и керосина, был отправлен с призовой партией в Севастополь.
Действовавший у Анатолийского побережья крейсер «ПамятьМеркурия» уничтожил в Козлу большой пароход с углем, а в море парусник, груженный 950 т угля.
Вечером 4 мая все силы русской эскадры соединились и направились вдоль берега на восток. На следующий день эскадренные миноносцы «Гневный» и «Пронзительный» потопили в Эрегли 2 больших парохода и обстреляли третий, а на переходе между Эрегли и Козлу уничтожили парусник. 6 мая эскадра вернулась в Севастополь К
Поход в юго-западную часть моря 1—6 мая 1915 г. примечателен тем, что русский флот перешел к системе последовательных и одновременных действий, охватывавших весь район, прилегающий к Босфору, и предусматривавших активную борьбу с морскими перевозками турок как у анатолийских, так и румелнйских берегов. Этот метод использования сил позволял расширить район действий и увеличить время непосредственного воздействия на противника. Хорошо организованное взаимодействие нескольких корабельных групп повышало общую эффективность ударов.
Успешные действия русского флота у Босфора и в Угольном районе заставили германо-турецкое командование выслать в море свои корабли, которые во время обстрела босфорских укреплений стояли внутри пролива в готовности к отражению попытки прорыва, считавшегося весьма возможным. После ухода русской эскадры «Гебен», «Бреслау» н «Гамидие» вышли в море для самостоятельного одиночного крейсерства в различных районах, в том числе и у берегов Крыма, но это крейсерство, продолжавшееся с 6 по 8 мая, оказалось безрезультатным.
7 мая русская эскадра в основном в том же составе2 снова вышла в юго-западную часть моря. В районе Эрегли крейсер «Память Меркурия» уничтожил 2 парохода и 27 парусников. Эскадренные миноносцы «Дерзкий» и «Беспокойный» потопили в Козлу турецкий пароход, в море между Козлу и Эрегли один парусник и в Эрегли еще один большой пароход. С учетом того, что с 26 марта по 9 мая было потоплено, захвачено и повреждено 15 пароходов, у Турции на 8 мая оставалось 119 120
еще 65 немецких, нейтральных и конфискованных пароходов, которые она могла использовать для перевозок1. Таким образом, Турция потеряла к этому времени почти треть своего торгового тоннажа, н перед ней и ее германским союзником остро встал вопрос об обеспечении судоходства.
После успешных действий в Угольном районе русская эскадра 9 мая направилась к Босфору для очередного обстрела его укреплений. В ночь на 10 мая русские корабли разошлись с «Гебеном», который, зная о пребывании русских сил у Анатолии, в течение ночи находился в районе Эрегли. На рассвете к Босфору для обстрела его укреплений направились линейные корабли «Три святителя» и «Пантелеймон», обеспечивавшиеся- «Александром I» и «Алмазом» (с гидросамолетами), эскадренными миноносцами и тральщиками. «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Ростислав» остались в прикрытии в 20—25 милях от пролива. Крейсера «Память Меркурия» и «Кагул» находились мористее в дозоре. При подходе к берегу тральщики обстреляли турецкий миноносец, который был отогнан огнем «Пантелеймона». Примерно в это же время «Память Меркурия» потопил турецкую парусную шхуну с углем, а затем обнаружил дым и через некоторое время опознал подходивший с востока «Гебен».
Русский крейсер немедленно донес на «Евстафий» командующему флотом о противнике и полным ходом пошел на сближение с основными силами. В 7 час. 05 мин. командующий флотом приказал «Трем святителям» и «Пантелеймону» присоединиться к эскадре, а сам с остальными кораблями пошел к ним навстречу. Однако соединиться русские корабли не успели. Им пришлось вступить в бой с быстро приблизившимся «Гебеном», когда 2 линейных корабля находились еще в 2 милях сзади. «Евстафий», имея в кильватере «Иоанна Златоуста» и «Ростислава», привел «Гебена» на курсовой угол 110° правого борта и в 7 час. 53 мин. с дистанции 94 каб. открыл огонь. «Гебен» в свою очередь лег на параллельный курс и пятью орудийными залпами из орудий главного калибра открыл огонь, сосредоточив его на «Евстафии».
«Три святителя» и «Пантелеймон» присоединились к эскадре в 80 каб. от немецкого линейного крейсера. Приведя его на курсовой угол 75° правого борта, эскадра открыла сосредоточенный огонь. Вскоре в «Гебен» попало три снаряда, из них один проник через бак в жилую палубу, второй — ниже ватерлинии под броню, разорвался в бортовом коридоре и вывел из строя 150-мм орудие, третий разбил ящик с противоторпедными сетями, одна из которых свесилась с борта. На сходящихся курсах дистанция быстро уменьшилась до 73 каб., и положение «Гебена» становилось опасным. Он отвернул в сторону н вышел из боя, продолжавшегося всего 23 минуты За это время русские корабли израсходовали 169 305-мм и 36 203-мм снарядов, а «Гебен» — около 160 280-мм снарядов.
Бой снова показал опасность хотя бы кратковременного разделения линейных кораблей (додредноутного типа) эскадры Черноморского флота. Преследуя «Гебен», русские корабли отошли от пролива. Воспользовавшись этим, немецкий линейный крейсер днем 10 мая прорвался в Босфор, а эскадра затем направилась в Севастополь, куда и прибыла 11 мая.
Два других похода основных сил Черноморского флота в юго-западную часть моря в мае 1915 г. принципиально не отличались от описанных выше.
Самостоятельные действия эскадренных миноносцев и подводных лодок на морских сообщениях противника сначала не давали больших результатов. Это объяснялось, с одной стороны, редким появлением в море неприятельских судов, с другой — еще малой опытностью командиров кораблей, главным образом подводников, в ведении активных боевых действий у берегов противника.
Подводные лодки в течение всего месяца использовались преимущественно позиционно в районе Босфора, однако позиции их стали расширять в сторону Зунгулдака. Постепенно одиночные лодки начали переходить от действий на узкой позиции на подходах к проливу к действиям на более обширной позиции, охватывавшей значительный район от Босфора до о. Кефкен и далее на восток. Таким образом, в мае в известной мере наметился переход от позиционного использования лодок к крейсерству их в ограниченном районе.
Эскадренные миноносцы действовали у берегов противника методом последовательного обследования назначенного района побережья группами по 2—4 корабля. Так, 17—19 мая «Беспокойный» и «Дерзкий» осмотрели прибрежные воды от Констанцы до Босфора, 20—22 мая «Пронзительный», «Дерзкий», «Беспокойный» и «Гневный» — от Констанцы до Босфора, а затем от Босфора до Зунгулдака; 27—29 мая «Беспокойный» и «Гневный» и 29—31 мая «Пронзительный» и «Беспокойный» действовали в Угольном районе. Непосредственно в район Босфора эскадренные миноносцы не высылались, так как хотя вероятность встречи с торговыми судами противника там увеличивалась, но и в еще большей степени возрастала опасность встречи с германо-турец- кнын крейсерами.
Русское правительство и верховное командование продолжали ждать результатов действии англичан и французов у Дарданелл, но время шло, и войска 5-го Кавказского корпуса, предназначавшиеся ранее для десанта в район Босфора, постепенно начали заменять ополченческими частями. К лету высадка этого десанта стала маловероятной. Именно в это время начальник штаба верховного главнокомандующего сообщил командующему 7-й армией в Одессе, что задача форсирования Босфора и высадки в его районе десанта вообще не ставится. Состоявший теперь из 2, 12 и 38-й ополченческих бригад десантный отряд предназначался только для оккупации районов в случае открытия союзниками Дарданелл и Босфора или для совместных действии с Болгарией 121.
Таким образом, русское командование полностью отказалось от всякого десанта в район Босфора, оставив на всякий случай второочередные части для расквартирования их в районе Босфора, если он будет занят союзниками или если турки под ударами англичан и французов капитулируют.
В июне 1915 г. обстановка на Черноморском театре снова резко изменилась под влиянием усиления турецкого флота германскими подводными лодками, создавшими реальную угрозу русскому флоту.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика