История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Начало военных действий на Черном море 1914 год


Начало военных действий на Черном море 1914 год

Автор: russiaflot от 2 июля 2017


27 октября 1914 г. основные силы русского Черноморского флота вышли в море и находились в районе Севастополя. В 20 час. 35 мин. поступило сообщение по радио от русского парохода, совершавшего рейс в Константинополь, о встрече им в 17 час. 30 мин. в 5 милях от схода в Босфор крейсеров «Гебен», «Бреслау», «Гамидие» и миноносцев. Примерно в это же -время командующий флотом получил еще одно приказание Верховного Главнокомандующего, запрещавшее искать встречи с турецким флотом. В бой с ним разрешалось вступать только в случае крайней необходимости. Адмирал Эбергард принял решение вернуться в Севастополь '. Это решение не было изменено и на следующее утро, когда русский пароход донес о нахождении «Гебена» и двух миноносцев в районе Амасра.
В ночь на 29 октября в Севастополе находились все 7 линейных кораблей, 3 крейсера, 4 подводные лодки, 5 эскадренных миноносцев, 4 минных заградителя, канонерская лодка, 2 посыльных судна и 2 транспорта; в Евпатории: 9 эскадренных миноносцев и 4 миноносца; в Одессе: канонерские лодки «Донец» и «Кубанец», минный заградитель «Бештау»; в Очакове: минный заградитель «Дунай»; в Батуме: минный заградитель «Дыхтау» и транспорт «Березань»2.
В море находились минный заградитель «Прут», возвращавшийся в Севастополь из Ялты, и 3 эскадренных миноносца в дозоре в районе Севастополь — Евпатория *.
27 октября командование германо-турецкого флота приняло решение нанести внезапно и по возможности одновременно удары по базам .и портам русского флота. Линейный крейсер «Гебен», минный заградитель «Нилуфер» и 2 миноносца должны были действовать в районе Севастополя, легкий крейсер «Бреслау» и минный крейсер «Берк>~ в районе Керченского пролива и у Новороссийска, легкий крейсер «Га- мидие» — в районе Феодосии, минный заградитель «Самсун» и 2 миноносца—в районе Одессы. Первыми предусматривались действия против Одессы.
Опасаясь высадки крупного десанта на побережье северо-западной части Черного моря, русское командование еще в середине октября создало специальный отряд кораблей обороны северо-западного района для защиты Одессы. В него вошли канонерские лодки «Донец» и «Кубанец», минные заградители «Бештау» и «Дунай». Начальнику морской обороны района, командовавшему и отрядом кораблей, был подчинен Одесский район наблюдения и связи. Для обеспечения защиты входа в Днепро-Бугский лиман намечалось выставить с минного заградителя «Дунай» специальное минное заграждение, прикрываемое огнем артиллерии Очаковской крепости. Практически действенных мер по обороне принято не было, бдительность наблюдения за морем и готовность к отражению внезапных ударов противника продолжали оставаться н еудовл етвор ител ьны м и.
Диспозиция кораблей в Одесской гавани в ночь на 29 октября показана на схеме 20. Канонерская лодка «Донец» выставила специальный пост наблюдения за подходами к порту непосредственно на корабле и дозорный пост на оконечности брекватера. Кроме того, канонерская лодка имела прямую телефонную связь с постами наблюдения, расположенными в районе- Большого Фонтана и Днестровского лимана, и с портовой лоцманской вахтой. Маячные и входные огни порта на ночь обычно гасились, но на волноломе, молах и набережных горели фонари. Ночной вход и выход судов разрешались. Служба охраны рейда отсутствовала. Боевая готовность на кораблях не обеспечивала быстрого "открытия артиллерийского огня для отражения внезапной атаки противника.
Около 2 час. 30 мин. 29 октября сигнальщики берегового поста наблюдения у Большого Фонтана обнаружили -в море огонь, о чем сообщили в порт, откуда им ответили, что это, вероятно, огонь на одном из двух пароходов, недавно вышедших из Одессы. Спустя час из-за Воронцовского маяка в порт вошли два корабля, несшие все ходовые огни. Только когда они пришли на траверз «Донца», в них опознала турецкие миноносцы «Гайрет» и «Муавенет». Первый выстрелил торпедой по канонерской лодке, которая быстро затонула. Миноносцы, выключив свои огни, продолжали идти внутрь гавани. «Муавенет» обстрелял канонерскую лодку «Кубанец», после чего прошел в Нефтяную гавань, где подверг обстрелу суда и береговые портовые сооружения.
«Гайрет», дойдя до Военного мола, включил прожектор, пытаясь обнаружить минный заградитель «Бештау». Почти на траверзе «Кубанца». он развернулся и, подойдя к «Бештау», но не опознав его как заградитель, произвел по нему 10—12 -выстрелов, которыми на корабле было убито 2 и ранено 3 человека. «Бештау» огня не открывал, стараясь не обнаружить себя, а также из опасения взрыва находившихся на борту мин. Утопив после этого баржу с углем, «Гайрет» вышел из гавани и, сделав несколько выстрелов по порту, ушел, обстреливаемый «Кубанцем». Попал под огонь этой канонерской лодки и «Муавенет», возвращавшийся в 4 час. 10 мин. из Нефтяной гавани. Однако он еще некоторое время вел огонь по порту, а затем ушел в море. Кроме «Кубанца» и «Бештау» снарядами противника были повреждены . 4 парохода, трамвайная станция и сахарный завод в городе, а в порту пробит один из нефтяных резервуаров, который, к счастью, не загорелся .
Пока турецкие миноносцы атаковали русские корабли, минный заградитель «Самсун» выставил на подходах к Одессе линию из 28 мин с интервалами в 300—400 м.
В 4 час. 15 мин. дежурный пароход торгового флота передал в Севастополь следующее сообщение: «Турецкий миноносец взорвал «Донец», ходит в Одесском порту и взрывает суда».
Получив его. командующий Черноморским флотом объявил пс флоту о начале войны с Турцией. Никаких приказаний об усиленнн готовности флота и о принятии экстренных мер на случай появления вражеских кораблей у Севастополя отдано не было. Начальник охраны рейдов в Севастополе по собственной инициативе известил начальника артиллерии крепости о возможности появления кораблей противника и попросил у начальника штаба флота разрешения оставить замкнутыми инженерные минные заграждения на подходах к базе. Однако во время набега турецких миноносцев на Одессу был потоплен торпедой не толю «Донец*, но и «Кубанеи». Вместе с тем он утверждает, будто турецкие мнноносим уничтожили нисколько русских пароходов и подожгли нефтяной резервуар, заре» пожара которого было якобы видно в течение длительного времени.
ему это было запрещено, так как ожидалось возвращение из Ялты минного заградителя «Прут».
Около 5 час. 30 мни. поступило сообщение с наблюдательного поста на м. Сарыч об обнаружении в море юго-западнее поста луча прожектора. Так как из русских судов в этом районе мог находиться «Прут»,никто этих сведений не проверил и значения им не придал. Однако обстановка быстро прояснилась. Через 28 минут наблюдательный пост на м. Лукулл донес об обнаружении в море двухтрубного двухмачтового судна, идущего к Севастополю. Нашедший туман мешал наблюдению, но уже в 6 час! 12 мин. тот же пост сообщил, что видит большой военный корабль и 2 миноносца.. Еще через 3 минуты начальникпартии траления, осуществлявший контрольное траление южного фарватера, донес, что в 35 каб. видит «Гебен». Не ожидая приказания, тралящие корабли на траверзе Херсонесского монастыря повернули на обратный курс в базу.
В это время «Гебен», следуя за тралами миноносцев «Ташос» и «Самсун», приближался к Севастополю с задачей обстрелять с дистанции 75 каб. русские корабли и береговые объекты базы. Из-за ошибок в счислении «Гебен» вышел несколько севернее Севастополя и приближался к нему вдоль берега с севера. В 6 час. 33 мин. «Гебен» открыл огонь из орудий главного и противоминного калибра, находясь всего в 40 каб. от входа в Северную бухту Севастополя. Ответный огонь береговых батарей и брандвахтенного линейного корабля «Георгий Победоносец», в результате которого линейный крейсер получил три попадания в районе задней дымовой трубы (осколками снарядов был выведен из строя один котел), заставил «Гебен» быстро отвернуть, приказать миноносцам убрать тралы, увеличить ход до 22 узлов н на зигзаге выйти из-под обстрела. Уже к б час. 50 мин. он прекратил стрельбу.
В течение 17 минут «Гебен», стрелявший залпами, выпустил по Севастополю 47 280-мм и 12 152-мм снарядов, большая часть которых упала в районе госпиталя, где было убито и ранено несколько больных, а также в районе угольных складов, полотна железной дороги и Корабельной слободы. Два снаряда попали в береговые батареи, остальные упали на рейде. По «Гебену» вели огонь 8 береговых батарей (№ 16, 2, 1, 4, 5 и 6 Северного отдела береговой обороны, № 9 я Л85 10 Южного отдела), имевших в своем составе 24 280-мм и 254-мм, 20 243-мм и 252-мм орудий. Огонь батареями был открыт с дистанции 45—50 каб. и велся до предельных дальностей стрельбы. Всего было израсходовано 360 снарядов1. «Георгий Победоносец» из-за плохой видимости в тумане успел сделать всего три выстрела.
Следует отметить, что с 6 час. 35 мин. до 6 час. 40 мин. «Гебен» маневрировал на крепостном минном заграждении, но последнее, как отмечалось, не было включено. Когда в б час. 23 мин. линейный крейсер и сопровождавшие его миноносцы были опознаны, поступил приказ о включении заграждений, но на передачу этого приказа и исполнение его ушло 20 минут. В результате крепостное минное заграждение было приведено в опасное положение, после того как «Гебен» сошел с него.
Так как о появлении «Гебена» у Севастополя не было дано оповещения по флоту, в море произошло несколько встреч с ним русских кораблей, неожиданно для последних. В районе м. Херсонес, например, с «Гебеном» встретились дозорные эскадренные миноносцы «Лейтенант Пущин», «Жаркий» и «Живучий». Командовавший ими командир дивизиона знал о наличии в море вражеских кораблей и имел приказание, в случае необходимости оказать поддержку минному заградителю «Прут» при его возвращении в Севастополь.
С линейным крейсером эскадренные миноносцы встретились на рассвете, когда они соединились с минным заградителем. «Гебен» и 2 турецких миноносца показались в это время из полосы тумана. Решив атаковать противника, командир дивизиона приказал своим кораблям идти на сближение с ним, увеличив ход до 25 узлов. «Гебен» открыл по русским эсминцам огонь из 150-мм орудий и четвертым залпом накрыл «Лейтенанта Пущина». На корабле вспыхнул пожар, вышла из строя вся прислуга носовой подачи. Следующим залпом смело с мостика всех сигнальщиков, разбило штурманскую рубку и привод штурвала. «Лейтенант Пущин» оказался вынужденным выйти из боя и начать отход в Севастополь.
«Живучий» и «Жаркий» не смогли прикрыть «Прут» и обеспечить его прорыв в Севастополь. В 7 час. 35 мин. «Гебен» открыл по минному заградителю артиллерийский огонь, ставший причиной пожара, который грозил тяжелыми последствиями, так как на «Пруте» находилось 710 мин. Тогда экипаж русского корабля открыл кингстоны и подорвал днище. Часть команды отошла на двух шлюпках под берег и позже была подобрана подводной лодкой «Судак». В 8 час. 40 мин. «Прут» скрылся под водой. Подошедшие к месту его гибели турецкие миноносцы подняли из воды 75 человек вместе с командиром корабля. После этого противник начал отход к Босфору.
Турецкий минный заградитель «Нилуфер» незадолго перед рассветом того же 29 октября скрытно вышел в район Севастополя и выставил заграждение из 70 мин.
В 6 час. легкий крейсер «Бреслау» выставил у входа в Керченский пролив заграждение из 60 мин, на котором в тот же день подорвались и затонули русские пароходы «Ялта» и «Казбек». После постановки мин «Бреслау» отправился к Новороссийску, где находился турецкий минный крейсер «Берк». Обстреляв этот русский порт, корабли отошли к Босфору.
В 6 час. 30 мин. легкий крейсер «Гамндие» обстрелял Феодосию, выпустив по городу 150 снарядов. В результате обстрела возникли пожары в железнодорожном депо и в портовых складах.
Командование Черноморского флота, захваченное врасплох внезапным набегом противника, плохо ориентировалось в обстановке. Поступавшие в течение дня донесения о действиях германо-турецких сил на различных участках русского побережья Черного моря сбивали его с толку. Днем 29 октября командующий флотом вывел основные силы флота (5 линейных кораблей, 3 крейсера и несколько миноносцев) в море для поиска германо-турецких кораблей, прежде всего «Гебена». Выход из базы осуществлялся за тралами кораблей базовой тральной партии и прошел благополучно. После длительного крейсерства в юго- западной части моря основные силы флота I ноября вернулись в Севастополь, не обнаружив неприятельских кораблей, в большинстве своем уже ушедших в Босфор.
Таким образом, набег германо-турецкого флота на русские порты и базы прошел для него безнаказанно. Однако, распылив усилия для действии одновременно против многих далеко отстоявших один от другого объектов, командование германо-турецкого флота не смогло существенно ослабить русский флот, который потерял канонерскую лодку «Донец» и минный заградитель «Прут»; кроме того, получил! повреждения канонерская лодка «Кубанец», минный заградитель «Бештау» и эскадренный миноносец «Лейтенант Пущин» и на немецких минах погибло несколько пароходов
Вместе с тем набег германо-турецкого флота имел чрезвычайно важные последствия. Он, по сути дела, явился началом боевых действий на Черном море, после которых вступление Турции в войну стало неизбежным. В новых условиях Ставка верховного главнокомандования предоставила Черноморскому флоту полную свободу действий86, приказав при этом выполнять задачи, сформулированные Морским генеральным штабом еще в 1912 г. Главной задачей флота оставалась оборона своих берегов, прежде всего северо-западного района моря. Идея блокады пролива Босфор, вынашивавшаяся несколько лет, с началом войны выпала из задач флота.
31 октября Россия, а 5 ноября Англия объявили Турции войну. 12 ноября Турция заявила, что находится в состоянии войны со всеми странами Антанты.
Закрытие Турцией черноморских проливов затруднило связь России с ее союзниками. Создание нового фронта заставило русское командование увеличить свою армию на Кавказе, для этого пришлось оттянуть часть сил с германского фронта.
Следует отметить, что военно-политическая обстановка к началу боевых действий складывалась неблагоприятно и для Турции, ибо она оказалась втянутой немцами в войну в условиях, когда ее собственные военно-экономические ресурсы были весьма ограниченными, а помощь со стороны Германии недостаточной. Военно-морские силы Англии н Франции блокировали Дарданеллы, и Турция полностью лишилась возможности получать подкрепления и помощь через Средиземное морс. У Германии оставался для снабжения Турции один путь: через терри торию Румынии и Болгарии, правительства которых, хотя формально и объявили о своем нейтралитете, заняв выжидательную позицию, тем не менее с первых дней войны фактически разрешили провоз через свою территорию важнейших военных грузов из стран Центральной Европы в Турцию. В этих условиях командованию Черноморского флота приходилось предусматривать в планах боевых действий борьбу с военной контрабандой из портов Румынии и Болгарии в Босфор.
К началу войны Турции удалось несколько увеличить свои силы на границе с Россией, однако главные ее армии продолжали оставаться в районе Мраморного моря. Дальнейшее увеличение численности турецких войск на Кавказском фронте в прямой степени зависело от перевозки их Черным морем, ибо крупные, войсковые перевозки по имевшимся тогда железным и шоссейным дорогам требовали весьма значительного времени и были сопряжены с большими трудностями. Естественно, что в этих условиях для обеспечения действий русских войск на Кавказе необходимы были активные действия по нарушению морских сообщений противника. Кроме того, русская армия на Кавказе сама готовилась к наступлению, и в связи с этим флот должен был обеспечивать питание приморских флангов своих войск.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика