Сделать домашней|Добавить в избранное
 

История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Обстановка на Балтийском море. Планы сторон. 1916 год


Обстановка на Балтийском море. Планы сторон. 1916 год

Автор: russiaflot от 12 июня 2017


Германское верховное командование не планировало на кампанию 1916 г. наступательных операций на приморском стратегическом направлении Восточного фронта. Здесь, как и на других участках этого фронта, оно намечало позиционную оборону, чтобы высвободить часть сил для наступления под Верденом. В связи с этим германское морское командование также решило сосредоточить основные силы против английского флота и поэтому отозвало с Балтики соединения Флота открытого моря. Под влиянием поражений в кампанию 1915 г., а также в связи с изменением стратегических планов оно совершенно отказалось от активных действий на Балтике и'ограничило задачи своего флота несением дозорной службы и защитой морских сообщений.
Русский Балтийский флот по сравнению с кампанией 1915 г. усилился. Новые линейные корабли, вступившие в строй в конце 1914 — начале 1915 г., прошли курс боевой подготовки и были вполне боеспособны. В ходе кампании 1916 г. Балтийский флот пополнился десятью новыми эскадренными миноносцами («Азард», «Гавриил», «Гром», «Громоносец», «Десна», «Капитан Изыльметьев», «Лейтенант Ильин», «Летун», «Орфеи», «Самсон») н десятью подводными лодками («Волк», «Львица», «Пантера», «Рысь», «Тигр», «АГ-П», «АГ-12», «АГ-13», «АГ-14» и «АГ-15»).
1 марта 1916 г. Ставка утвердила новое боевое расписание Балтий* кого флотаЭскадра была упразднена, а бригады линейных кораблей и крейсеров непосредственно подчинены командующему флотом. Ему же были подчинены выведенные из состава минной обороны минная дивизия и дивизия подводных лодок, так как этими соединениями в кампанию 1915 г. фактически руководил командующий флотом.
В состав минной дивизии были включены все новые эскадренные миноносцы, образовавшие 1-й дивизион, а также те эскадренные миноносцы, которые должны были вступить в строй в 1916 г. и образовать
2- й и 3-й дивизионы. 4-й дивизион состоял из 4 эскадренных миноносцев типа «Охотник», 5, 6 и 9-й дивизионы оставались в старом составе. 7-й дивизион передавался в состав отряда судов або-оландской позиции, а в 8-й —в дивизию сторожевых судов.
В дивизии подводных лодок в связи со вступлением в строй новых лодок также произошли изменения. В 1-й дивизион вошли «Барс», «Вепрь», «Гепард», «Волк», «Единорог», «Земля», во 2-й дивизион — «Тигр», «Львица», «Пантера», «Ягуар», в 3-й и 4-й дивизионы должны были войти лодки, находящиеся в постройке 5-й и 6-й дивизионы и дивизион особого назначения состояли из старых лодок.
Для борьбы с подводными лодками противника была сформирована дивизия сторожевых судов. Последняя комплектовалась за счет мобилизованных волжских пароходов и строившихся мелких кораблей. Кроме того, ей передавался 8-й дивизион миноносцев из 8 старых миноносцев типа «Молодецкий».
По боевому расписанию 1916 г. был создан отряд кораблей або- оландской позиции.
Остальные изменения в боевой организации флота, вносимые боевым расписанием 1916 г., существенного значения не имели.
Большое влияние на оперативную обстановку на Балтийском театре оказало создание в 1915 г. або-оландской и моонзундской фланговых позиций и оборудование в этих районах передовых баз и опорных ПУНКТОВ Рогокюль, Куйваст (Куйвасту), Аренсбург, Мариехамн и др. Опираясь на фланговые позиции, Балтийский флот не только усилил оборону входов в Финский, Рижский и Ботнический заливы, но и закрепил свое господство в северной части Балтийского моря.
Оперативная обстановка, складывавшаяся на Балтийском море к началу 1916 г., позволяла русскому флоту широко развернуть самостоя
тельные действия на морских направлениях. Командование и штаб Балтийского флота, считавшие невероятной в данных условиях попытку прорыва германских морских сил в Финский залив, поставило перед Ставкой вопрос о выводе флота из подчинения сухопутному командованию и об изменении главной задачи флоту. В начале 1916 г. Балтийский флот был подчинен непосредственно Ставке, при которой был создан Морской штаб. Командующий флотом получил большую самостоятельность, в частности он имел право использовать по своему усмотрению корабли всех классов.
Однако главную задачу Балтийскому флоту Ставка директивой от 16 марта 1916 г. оставила без изменения: «Не допускать проникновения противника к востоку от главной морской наргеи-порккалауддской позиции в Финском заливе»1. В развитие этой задачи Ставка предписывала: прочно удерживать або-оландскую и моонзундскую позиции, препятствуя вместе с тем проникновению противника в Ботнический залив и к юго-западному побережью Финляндии; выполнять активные действия, не идущие в ущерб главной задаче, поставленной флоту, и наносить возможный вред противнику; оказывать содействие армии.
В приводимой выше директиве, равно как и в предыдущих подобных документах Ставки, наступательные задачи флоту были сформулированы весьма неопределенно. Одна из важнейших задач —нарушение морских сообщений —в директиве отсутствовала. Таким образом, и в этом отношении опыт 1915 г. не был принят в расчет.
На основании директивы штаб флота разработал оперативный план на кампанию 1916 г., который существенно отличался от планов 1914 г. и 1915 г. широкой трактовкой главной задачи флота. План состоял из двух частей: плана обороны и плана активных операций. Первый из них предусматривал защиту передовой минно-артиллерийской позиции Эре—Гангэ — Лапвик, которая должна была служить первым рубежом для боя с флотом противника при попытке его прорыва в Финский залив. Предусматривалось два варианта использования на этой позиции всех боеспособных сил флота в данных обстоятельствах: при видимости не менее 30 каб. и ниже 30 каб.
В первом случае при обнаружении противника авиацией с ближайших аэродромов, дозорными миноносцами и береговыми наблюдательными постами (место, состав сил, действия) главные силы флота развертываются в тылу позиции. При этом линейные корабли, маневрируя за минными заграждениями, наносят совместно с береговыми батареями крупного калибра удар огнем 305-мм орудий по линейным кораблям и крейсерам противника, удерживая их на выгодном курсовом угле и дистанции 80—60 каб.; крейсера, миноносцы, противоминная артиллерия линейных кораблей и береговые батареи калибром до 152 мм ведут огонь по тральщикам противника; подводные лодки (типа «Барс»), развернутые перед позицией, наносят предварительные удары по силам противника, а за позицией атакуют прорвавшиеся корабли; авиация помимо выполнения разведывательных задач наносит бомбовые удары по кораблям противника на минном заграждении.
В условиях малой видимости (меньше 30 каб.) нанесение главного удара возлагается на миноносцы, прикрываемые крейсерами и береговой артиллерией, и подводные лодки, действующие, как и в первом варианте. Линейные корабли в этом случае не развертываются.
Минные заградители при обоих вариантах усиливают минные заграждения.
Силы Балтийского флота при отражении прорыва должны были действовать в одной или нескольких группах в зависимости от того, на скольких направлениях одновременно будет осуществлять прорыв противник.
До обнаружения противника предполагалось держать в районе пе- • редовон позиции дивизию сторожевых судов и все свободные силы, в том числе линейные корабли и крейсера, за исключением сил в Моон- зунде и Або-Оландском районе.
План предусматривал выполнение ряда предварительных мероприятий по получении сведений о подготовке противника к прорыву в Финский залив. К ним ртносились: усиление разведки и дозорной службы, сосредоточение в районах ожидания сил, выделенных для боя на передовой позиции, и повышение их боевой готовности (корабли переходят на четырехчасовую готовность, береговые батареи — на двухчасовую, дежурные минные заградители — на получасовую готовность), выход на позиции к западу от минных заграждений подводных лодок, возвращение с моря находящихся там сил. Оперативная разведка теперь уже почти целиком возлагалась на авиацию, которая должна была установить в светлое время суток непрерывное наблюдение за районом до линии Кильконд—Готска-Санде. Для этой цели необходимо было держать в воздухе одновременно не менее четырех самолетов.
План не исключал возможности форсирования противником передовой позиции. В этом случае русские силы должны были отойти за центральную минно-артиллерийскую позицию и действовать там в соответствии с приказанием от 29 апреля 1915 г.
План активных операций был разработан штабом флота в общих чертах: определены задачи и идея их решения. Его замысел сводился к следующему: затруднив постановкой минных заграждений и действиями подводных лодок выход противника из баз, стремиться к уничтожению открытой силой всякой более, слабой части.германского флота.
К числу второстепенных задач в плане были отнесены: действия на коммуникациях противника, постановка активных минных заграждений, обстрел неприятельского побережья, высадка десантов и борьба с подводными лодками противника. Решение их (за исключением высадки десантов) связывалось с обеспечением успешной встречи флота с частью сил противника.
Конкретные мероприятия по решению главной и вспомогательных задач планом кампании не предусматривались. Их должны были разрабатывать командиры и штабы соединений.
Мероприятия Балтийского флота по дальнейшему усилению обороны
В соответствии с оперативным планом 1916 г. на Балтике основное внимание было уделено созданию передовой минно-артиллерийской позиции и усилению обороны Або-Оландского и Моонзундского районов.
Передовая позиция должна была служить передовым рубежом для боя с противником при его попытке прорваться в Финский залив, исключить возможность внезапной атаки противником центральной минно-артиллерийской позиции, являться опорой для обороны подступов к Ревелю, побережью Финляндии и флангов Або-Оландского и Моонзундского районов, а также прикрыть сообщения этих районов как между собой, так и с главной базой флота в Финском заливе; кроме того, позиция должна была придать больше устойчивости корабельному дозору в устье Финского залива.
В первой половине года обстановка на театре способствовала выполнению оборонительных работ. Германский флот держался пассивно, ограничиваясь ведением разведки, несением дозорной службы, охраной транспортов и ударами одиночных самолетов и мелких групп кораблей по нашим объектам в Моонзундском районе.
Как уже отмечалось, в кампанию 1915 г. у о. Руссаре и южнее Бенгтшера, т. е. на северном фланге будущей передовой позиции, было поставлено в общей сложности 745 мин. В центральной части этой позиции находилось минное заграждение, поставленное еще 17 августа 1914 г немецким минным заградителем «Дейчланд».
Передовая позиция из нескольких линий минных заграждений глубиной около 10 миль была' намечена между маяками Бенгтшер и Руссаре на северном берегу, банкой Винкова и маяком Тахкона — на южном берегу Финского залива. Восточную границу огромного минного помя предполагалось обвеховать. Северный фланг позиции должны были прикрывать шесть батарей (IV —305-мм, VI-235-мм, VIII — 152-мм, VI —75-мм, орудий и IV —зенитных орудия) на о-вах Руссаре и Эре, а южный фланг — две батареи (IV — 305-мм и IV—152-мм орудий) на м. Тахкона. Из этих батарей три были готовы: две на о. Рус- cape (IV — 235-мм и IV — 75-мм орудии) и одна на м. Тахкона (IV— 152-мм орудия), а остальные надлежало срочно построить.
18 марта 1916 г. Ставка утвердила план создания передовой мннно- артиллерийской позиции, и сразу же началась работа по ее созданию. В марте и апреле была начата подготовка площадок на о-вах Даго, Эре и Руссаре. Во второй половине марта, едва вход в Финский залив освободился ото льда, развернулись тральные работы. В ночь на 9 апреля производились первые минные постановки на южном участке позиции эскадренными миноносцами 4-го дивизиона, а в следующую ночь — минными заградителями «Амур», «Волга»,. «Свирь», «Лена» под прикрытием эскадренных миноносцев. К 18 апреля здесь было выставлено 1070 мин.
27, 28 и 30 мая на центральном участке позиции были поставлены шесть линий мин протяженностью 23 мили каждая к востоку от заграждения «Дейчланда» и несколько линий длиной по 5—8 миль к западу от него. Всего было выставлено 993 мины. В постановке участвовали минные заградители «Нарова», «Лена», «Волга», «Шексна», «Мологах, и тральщики «Фугас», «Запал», «Минреп», «Взрыв», *№ 14», «Ns 15», «№ 16» и «№ 17». В результате взрыва мины на палубе затонул тральщик «Взрыв». Постановку мин прикрывали эскадренные миноносцы «Искусный», «Ловкий» и «Молодецкий».
Этой постановкой было закончено создание передовой позиции, и в дальнейшем производилось лишь усиление ее. Всего в 1916 г. на позиции было выставлено 3963 мины и, кроме того. 140 мин в шхерах между Руссаре и Гангэ и 136 мин для прикрытия входа в Лапвик. В мае началось обвехование восточной кромки позиции и постановка противолодочных сетей.
С созданием передовой минно-артиллерийской позиции и с разработкой способов использования на ней маневренных сил обороны для боя с германским флотом окончательно определилась русская концепция оборонительного позиционного боя разнородных сил флота в прибрежном районе.
Большое минное поле, выставленное в начале войны на центральной минно-артиллерийской позиции, до мая 1916 г. не подновлялось, так как минные заградители и запас мин нужны были для постановки заграждений в Моонзундском и Або-Оландском районах, а также в водах противника. За 20 с лишним месяцев, истекших после постановки мин, плотность основного минного заграждения по естественным причинам могла уменьшиться до 50 — 75%. Поэтому возник вопрос о необходимости подновления и усиления минного поля между о. Наргек и п-овом Порккала-Удд.
С 6 по 10 мая согласно плану, разработанному штабом минной обороны, на центральной позиции было поставлено 11 линий мин длиной
4,5—5,5 мили каждая (всего 1115 мин). Эти линии, располагавшиеся с внешней стороны старого минного поля, в ноябре были подновлены сетевыми заградителями, тральщиками и катерами, которые выставили пять линий мин длиною по 14 миль (всего 1050 мин). Одновременно было усилено артиллерийское вооружение центральной позиции. В течение 1916 г. вошли в строй четыре новые береговые батареи: одна на Кагомяги (111 — 75-мм) и три на о. Нарген (IV — 305-мм, IV — 203-мм и IV —75-мм).
'В кампанию 1916 г. командование 6-й армии, исходя из предположения о возможности наступления германской армии в направлении Петрограда с одновременным выступлением шведских войск через Финляндию в том же направлении, приступило к созданию нового рубежа обороны, фланги которого выходили на побережье Финского залива н районе Сакиярви и устья р. Наровы. В связи с этим сухопутное командование потребовало от флота создания минно-артиллерийской позиции, соединяющей и прикрывающей фланги нового рубежа обороны 6-й армии.
Не возражая против этого, командующий Балтийским флотом предложил оборудовать тыловую минно-артиллерийскую позицию, выставив шесть групп минных заграждений из 2668 мин на линии Нарвская губа. о. Лавенсари, о Соммерс, камни Мея-Карти (глубина минных заграждений 5—6 миль на запад от указанной линии), прикрыв их семью береговыми батареями, установленными на о-вах Лавенсари, Соммерс, Кильпсари, Торсари, Пейсари, м. Стирсудден и у Хмелевского залива, и оборудовав в Бьерке-зунде временную базу для флота. Главнокомандующий Северного фронта, которому тогда подчинялся флот, утвердил эти предложения. Однако ввиду больших работ, осуществлявшихся в других районах театра, батареи строились медленно и ни одна из них не была готова в 1916 г. По тем же причинам, а также вследствие недостатка мин не выставлялись и минные заграждения.
Предполагая, что в кампании 1916 г. германский флот, а также вооруженные силы Швеции, если бы она вступила в войну на стороне Германии, развернут действия против Лбо-Оландских островов, командующий Балтийским флотом считал необходимым усилить оборону этого района. Созданная в 1915 г. оборона Або-Оландского архипелага была недостаточной для отражения серьезной попытки противника овладеть им. Разбросанный по всему архипелагу гарнизон из одного морского батальона мог обеспечить только наблюдение за противником. Выделенный Северным фронтом по просьбе командующего флотом1 полк офицерской стрелковой школы в феврале 1916 г. прибыл на о. Оланд. Несколько позже полк был усилен 2 батареями полевой артиллерии из состава морской крепости Петра Великого, 20 пулеметами и саперно-минной командой из Свеаборгской крепости. .Личный состав расформированного морского батальона был использован для обслуживания связи и 2 батарей, созданных из 10 152-мм орудий, оставшихся после перевооружения крейсера «Россия». Дополнительно к 5 береговым батареям, установленным в 1915 г., на Або-Оландских островах в 1916 г. были установлены 11 береговых батарей, которые полностью прикрывали о. Оланд с севера, запада и юга, все другие значительные острова со стороны моря и важнейшие фарватеры. К осени 1916 г. были оборудованы посадочные площадки для самолетов на островах Оланд, Эккерэ, Юрмо и Ким и то.
В связи с усилением противодесантной, противоминной и противовоздушной обороны або-оланлской шхерной позиции в конце 1916 г. она была переименована в або-оландскую укрепленную позицию.
С наступлением зимы 1915/16 г.1 особенно остро встал вопрос об обороне важных в оперативном и стратегическом отношении Або-Оланд- ского и Моонзундского районов2, которые замерзают неравномерно и неодновременно с Финским заливом. Сначала замерзает Финский залив. затем Або-Оландскнй район и в последнюю очередь — Рижский залив, причем Ирбенский пролив покрывается льдом на месяц позже Моонзунда, а в некоторые годы не замерзает вообще. Вскрытие льда происходит в обратном порядке. В связи с тем что в обоих архипелагах отсутствовали базы, обеспечивающие стоянку и ремонт кораблей в зимних условиях, морские силы приходилось уводить на зиму в Финский залив. Поэтому осенью и весной противник имел возможность действовать в этих районах почти безнаказанно.
Наиболее радикально задача обороны Рижского залива в осенний и весенний периоды могла быть решена освобождением от противника Курляндского побережья до Внндавы включительно. Но так как в силу сложившейся на сухопутном фронте обстановки на это рассчитывать не приходилось, штаб Балтийского флота осенью 1915 г. провел ряд мероприятий по обороне Моонзундского района. Прежде всего корабли не отзывались из Моонзунда до последней возможности. На зиму здесь были оставлены линейный корабль «Слава» и канонерская лодка «Храбрый». В начале января 1916 г. из Ревеля в Моонзунд прибыли средние ледоколы «Геркулес», «Владимир», «Либавский № 2», на которых были поставлены 105-мм и зенитные орудия, а также сделаны рельсы для постановки мин. На ледоколы возлагались задачи поддерживать сообщение между «Славой», стоявшей у Вердера, н базой Ро- гокюль, подновить минные заграждения в Ирбснском проливе, как
только последний освободится ото льда. Однако зимой 1915/16 г. образование льда в Моонзунде и Рижском заливе было настолько сильным, что все три ледокола получили серьезные повреждения и в январе были возвращены в Ревель.
Разработанные в январе и феврале 1916 г. штабами флота, минной обороны и моонзукдской позиции планы усиления обороны Моонзундского района и Рижского залива предусматривали увеличение гарнизона островов, постройку новых береговых батарей, постановку мин в Ирбенском проливе. Рижском заливе и на подходах к десантнодоступным участкам побережья о. Эзель, а также увеличения состава морских сил Рижского залива.
В середине марта 1916 г. началось освобождение ото льда Балтийского моря и его заливов. К концу марта очистились входы в Финский и Рижский заливы. В этот период русское командование так же, как и германское, усилило воздушную разведку в Рижском заливе.
• 28 марта из Ревеля в Моонзунд под командованием начальника минной дивизии вышли ледоколы «Геркулес», «Владимир» и «Либав- ский № 2». Первую половину пути обеспечивал более сильный ледокол «Петр Великий», который из-за большой осадки был вынужден затем возвратиться. 1 апреля из Ревеля в Моонзунд вышел минный заградитель «Урал»; на границе льда его встретили ледоколы и благополучно довели до Вердера.
. К 28 апреля закончилось развертывание морских сил Рижского залива (минная дивизия, выделенные подводные лодки, канонерские лодки и транспорты). Перед ними стояли задачи обороны Ирбенского пролива и поддержки фланга 12-й армии под Ригой.
Оборона Ирбенского пролива осуществлялась несением дозора (он был выставлен сразу по приходе миноносцев в Моонзунд) и усилением минных заграждений, к чему приступили 23 апреля. В течение кампании в Ирбенском проливе было произведено 50 отдельных минных постановок. В общей сложности там было выставлено 5940 мин. Особенно много их было выставлено в южной части Ирбена у Курляндского берега, где немцы производили траление, прикрываясь огнем установленных на побережье полевых батарей. Постановка мин в этой части пролива встречала противодействие германской береговой артиллерии и самолетов. В этих сложных условиях наиболее подходящими кораблями для подновления минных заграждений оказались сетевые заградители, тральщики и катера. Так как при наличии в руках противника Курляндского побережья минные заграждения не могут служить надежной защитой входа в Рижский залив, то кроме постановок мин производилось затопление у южного берега барж и лайб.
В кампанию 1916 г. русский флот усилил также минные заграждения под Ригой, где было выставлено 300 мин.
В ходе кампании 1910 г. была усовершенствована береговая и противодесантная оборона Моонзундского архипелага. Увеличенной с 4. до 8 батальонов оборонявшей острова морской бригаде был придан отдельный артиллерийский дивизион (шесть 152-мм батарей и 40 пулеметов) из крепости Петра Великого. Кроме того, на островах было построено 6 береговых батарей и начато строительство еще двух 305-мм батарей четырехорудинного состава (одна на м. Тахкона для прикрытия южного фланга передовой позиции, другая на м. Церель для прикрытия минного заграждения в Ирбенском проливе). Осенью 1916 г. моонзундская позиция была переименована в моонзундскую укрепленную позицию.
В 1916 г. в основном закончилось создание оборонительных сооружений русских укрепленных районов и позиций на Балтийском море. Все они составляли мощную оборонительную систему, состоявшую из Красногорско-Кронштадтского, Ревельского и Свеаборгского, Моонзундского и Або-Оландского укрепленных районов, центральной, шхерной и передовой минно-артиллерийских позиций.
Большая глубина, эшелонирование оборонительных рубежей, широкое использование минно-артиллерийских позиций и тесная связь морских оборонительных рубежей с сухопутными рубежами являлись характерными особенностями русской системы позиционной обороны на Балтийском море.
Последнему обстоятельству способствовала совместная разработка вопросов обороны морским и сухопутным командованием.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика