История Русского флота

История Русского флота.

 


Оборона Виндавы. 1915 г.

Автор: russiaflot от 12 июня 2017


Неудачи русских войск в Галицин и Поль», острый недостаток в живой силе и вооружении создали неблагоприятную обстановку для обороны как Виндавы с прилегающим к ней к- бережьем, так и всего Риго-Шавельского района. 8 июня войска, оборонявшие этот район, были объединены в 5-ю армию, которой был оперативно подчинены морские силы Рижского залива. Силы 5-й армии, разбросанные на большой территории, не могли выдержан серьезного удара противника, и Ставка разрешила оставить Внндаяу В конце июня германские войска начали наступать, н командование 5-й армии приступило к эвакуации из города различных запасов и к разрушению порта. Командование Балтийского флота ожидая® одновременно удара по Виндаве и с моря, поэтому еще 19 июня полу- дивизион особого назначения (эскадренные миноносцы «Сибирский
стрелок», «Генерал Кондратенко», «Охотник» и «Пограничник») поставил 160 мин у маяка Бакгофен, мимо которого германские корабли могли следовать из Лнбавы к Виндаве. 26 июня началось развертывание подводных лодок у Курляндского побережья: к Виндаве вышла «Макрель», к м. Стейнорту — «Минога», к Богшеру — «Крокодил». На следующий день к Виндаве вышла еще одна подводная лодка — «Окунь».
Действия немецких кораблей против Виндавы начались в конце нюня. Утром 28 нюня из Либавы для обстрела вокзала и железнодорожных путей Виндавы вышли броненосец «Беовульф», крейсер. «Аугсбург», 2 миноносца и 6 тральщиков. Крейсер «Любек» и один миноносец были высланы для прикрытия этого отряда на параллель о. Эзель. Штаб Балтийского флота в тот же день принял ряд ответных мер: выслал к Стейнорту подводную лодку «Е-9», к о. Готланд —эскадренный миноносец «Новик», к Виндаве —6-й дивизион эскадренных миноносцев и для поддержки его к Люзерорту — 5-й дивизион; остальные силы минной дивизии были сосредоточены у Ирбенского пролива.
Противник в 7 час. пытался высадить у Бакгофена тактический десант (250 человек). Личный состав расположенного здесь русского наблюдательного поста не отступил перед численно превосходящим противником. Стреляя по шлюпкам, он не дал десантникам высадиться на берег. Когда миноносцы начали обстреливать пост, русские связисты отступили в глубь побережья, но, едва обстрел был прекращен, они немедленно возвратились на пост и возобновили работу. Шлюпки с десантом были вынуждены вернуться под огнем к кораблям, которые около 9 час. направились к Виндаве.
Пройдя Бакгофен, германские корабли попали на выставленное 19 нюня минное заграждение, на котором в 15 час. 30 мин. подорвался и затонул один тральщик. Пока отряд маневрировал на минном пате, он был обнаружен русским 6-м дивизионом, корабли которого с большой дистанции открыли огонь и легли на обратный курс. «Беовульф» и «Аугсбург» повернули на север, чтобы обойти минное заграждение и атаковать русские эскадренные миноносцы, одновременно «Любеку» было приказано идти к Ирбенскому проливу и отрезать путь отступления русским кораблям. Вскоре «Любек» начал преследовать обнаруженный нм «Новик», но последний, пользуясь преимуществом в скорости хода, ушел в Ирбенский пролив.
В 20 час. 5-й и 6-й дивизионы, находившиеся на траверзе Люзе- рорта, обнаружили к северу от себя «Любек». Завязалась артиллерийская перестрелка. Дистанция между противниками, шедшими параллельными курсами, была порядка 100—115 каб., но снаряды эсминцев ложились очень близко от крейсера, огонь которого никакого вреда русским кораблям не причинил.
К «Любеку» приблизился «Аугсбург». Отстреливаясь от двух Крей- серов, эскадренные миноносцы отходили к Ирбенскому проливу.
Подводная лодка «Окунь», в районе позиции которой проходи бой, обнаружила крейсер «Аугсбург» и в 20 час. 50 мин. безрезультатно атаковала его с дистанции 5 каб. При этом она была обнаружен и подверглась преследованию вражескими миноносцами. «Аугсбург), добившийся перед этим накрытия, уклоняясь от атаки, прекрати стрельбу. Когда он снова лег на боевой курс, русские эсминцы войт в Ирбенскнй пролив. «Русские миноносцы с каждой встречей все более убеждали нас в том, что они являются достойным внимания арш- лерийским противником: рассеивание залпов было очень незначительным, централизованное управление огнем нескольких миноносце!, работало хорошо» \ — писал после этого боя немецкий исторм Г. Ролльман. •.
Действия русских эскадренных миноносцев и подводных лодм 28 июня сорвали обстрел Виндавы. «Беовульф» успел выпустить по городу всего 13 снарядов.
В ночь на 29 июня полудивизион особого назначения поставил заграждение из 160 мин на южных подходах к Виндаве, где 28 июня м- неврировали германские корабли.
1— 2 июля 1-я бригада крейсеров с. приданным ей отрядом эскадренных миноносцев предприняла неудачный набег на Мемель, м время которого у о. Готланд произошел бой с германскими крейсерами После этого боя по настоянию Генриха Прусского в состав морсш сил Балтийского моря были временно переданы: 4-я эскадра линейки кораблей («Виттельсбах», «Веттин», «Мекленбург», «Швабен», «Церия- ген», «Эльзас», «Брауншвейг»), 8-я флотилия миноносцев («\М81», «V-182», «У-183», «V-184», «У-185», «S-175», «S-176», «S-177», «S-179> и «S-180») и две подводные лодки.
На 14 июля германское сухопутное командование назначило наступление двух армий с целью захвата Курляндии. Чтобы обеспечк* артиллерийским кораблям возможность поддержать приморский фла^ войск, германские морские силы приступили к систематическому тралению прибрежных вод между Бакгофеном и Виндавой. .Действа* тральщиков прикрывали крейсера и миноносцы, им противодействовав русские эскадренные миноносцы и подводные лодки.
Под давлением противника русские войска оказались вынужд^ ными отходить на Виндаву, Ригу, Якобштадт и Двинск. 18 июля неыии овладели Виндавой, а к концу месяца вышли на побережье Рижского залива западнее Риги. 21 июля русские эскадренные миноносцы снМ* последние наблюдательные • посты с м. Люзерорт и Михайловского маяка. Теперь весь южный берег Ирбенского пролива оказался в руках противника, что, безусловно, ослабило оборону его и усложнило задачу русских морских сил в Рижском заливе.
Учитывая серьезность положения, русская Ставка срочно перебросила в район Риги 12-ю армию, которая совместно с 5-й армией, при поддержке кораблей Балтийского флота остановила в конце июля наступление немецких войск на рубеже р. Западная Двина.
Исход борьбы за Курляндское побережье был неблагоприятным для русских. На приморском направлении, как и на других, германские войска обладали превосходством в силах, тогда как русские своими наличными силами могли оказывать сопротивление противнику только у опорных пунктов — Мемеля, Либавы, Виндавы.
Наступление германских войск поддерживал флот, значительным силам которого русский флот мог противодействовать лишь подводными лодками и легкими силами. Но эффективность их действий была невысока, так как экипажи подводных лодок не имели достаточной подготовки к торпедным атакам, а легкие силы ставили мины в очень ограниченном количестве.
Набег русских крейсеров на Мемель и бой 2 июля у о. Готланд.
В конце июня — начале июля активные действия развертывались только у курляндского побережья. Обе стороны в своих операционных зонах несли дозорную службу и систематически вели разведку с помощью радиотехнических средств и самолетов.
. 30 июня русское командование из перехваченной радиограммы узнало о предстоящем возвращении всех германских кораблей в базы и о замене дозорных миноносцев вспомогательными тральщиками. Из других источников стало известно, что 31 нюня в Киле должен состояться императорский смотр германских сил Балтийского моря. Зная о том, что среди немецкого населения растет недовольство затяжкой войны и возникшими в связи с этим затруднениями с продовольствием, а также о распространении германской пропагандой слухов о победах на Балтийском море и о блокаде русского флота в Финском заливе, русское командование решило осуществить набег на Мемель*.
В созданный для этой цели отряд вошли: броненосный крейсер «Рюрик», крейсера «Олег» и «Богатырь», эскадренный миноносец «Новик» и 6-й дивизион эскадренных миноносцев («Туркменец-Ставрополь- ский», «Казанец», «Страшный», «Стерегущий», «Забайкалец». «Украина» и «Войсковой»). Прикрытие возлагалось на устаревшие линейные корабли «Слава» и «Цесаревич», крейсера «Адмирал Макаров», 43 «Баян» и 7-й дивизион эскадренных миноносцев. Командиром отряда был назначен начальник 1-й бригады крейсеров контр-адмирал М. К. Бахирев.
План предусматривал также развертывание всех боеспособны! подводных лодок на путях движения германских сил на случай их вы хода в море.
Выход назначался на 1 июля, а обстрел предусматривался на рассвете 2 июля. В связи с этим крейсерам и эскадренным миноносца», развертывавшимся из Ревеля, Эре и Моонзунда, предписывалось около 5 час. I июля соединиться у банки Винкова, а затем идти по большим глубинам вдоль восточного берега о. Готланд. Встретив на переходе германские корабли, крейсера при выгодном соотношении сил должки были вступить в бой, причем если противник мог быть уничтожен частью сил, то остальным кораблям надлежало идти к Мемелю для выполнения задачи. Курсы и скорости хода на участке пути от Готланда должен был выбирать командир отряда с расчетом до рассвета подойти к Мемелю, обстрел которого мыслился .в виде короткого огневой налета.
Первыми начали развертывание подводные лодки. «Е-9» заняла позицию у Риксгефта, «Макрель» —у Люзерорта, «Окунь»—у Стей- норта. В 2 час. I июля с рейда Пипшер вышла 1-я бригада крейсеров: «Адмирал Макаров» (флагм.), «Баян», «Богатырь» и «Олег»1 в сопровождении 7-го дивизиона эскадренных миноносцев. После присоединения в 5 час. к бригаде вышедшего из Ревеля «Рюрика» 7-й дивизион был отпущен в базу. Выход из Моонзунда «Новика» и 6-го дивизиона эскадренных миноносцев из-за тумана задержался; по этой причине выход дивизиона был отменен, а «Новик» присоединился к «Рюрику» только через восемь часов.
С присоединением «Новика» командир отряда, решивший осуше ствить обстрел вечером того же дня, повел корабли к Мемелю. Однако в густом тумане «Рюрик» и «Новик» оторвались от отряда и в дальнейшем шли самостоятельно. Это заставило Бахирева отложить выполнение задачи до рассвета 2 июля и маневрировать с отрядом между о. Готланд и Мемелем.
Разведывательные данные русского командования оказались недостаточно полными. В период подготовки набега на Мемель командование германским флотом готовилось к постановке минного заграждены* у маяка Богшер. Вечером 30 июня из Нейфарвассера вышли броненосный крейсер «Роон», минный заградитель «Альбатрос» и 5 миноносцев, а на следующее утро из Либавы для присоединения к ним — крей- 44 сера «Аугсбург», «Любек» и 2 миноносца. Днем 1 июля русские и немецкие корабли прошли в непосредственной близости, не обнаружив в тумане друг друга.
В ночь на 2 июля «Альбатрос» под прикрытием крейсеров и миноносцев поставил 160 мин, после чего германские корабли соединились н направились в свои базы, а их флагман дал радио о выполнении задачи и сообщил свое место. Это позволило русскому командованию установить местонахождение противника. Набег на Мемель был отменен, и 1-я бригада крейсеров направилась навстречу германским крейсерам. Их курсы корректировал штаб флота, следивший за дальнейшим радиообменом противника. Это был первый в истории случай использования радиосредств для наведения своих сил на неприятеля.
В 7 час. 30 мин. 2 июля русские крейсера обнаружили впереди по курсу в расстоянии около 50 каб. идущие в кильватер «Аугсбург» и «Альбатрос» в охранении 3 миноносцев. «Роон» и «Любек» с 4 миноносцами в 6 час. отделились и самостоятельно пошли в Либаву. Каждый из четырех русских крейсеров был сильнее обоих немецких кораблей. О подавляющем превосходстве русской артиллерии в данном случае свидетельствуют следующие данные:
Русские крейсера Немецкие корабли
- „Аугсбург* и „Альбатрос*
203-мм орудий 4 105-мм орудий 12
152-ым орудий 40 88-мм орудий 8
«Аугсбург» превосходил русские крейсера в скорости хода на 4— 6 узлов, а «Альбатрос» уступал им. Таким образом, обстановка складывалась исключительно выгодно для русских крейсеров.
В 7 час. 33 мин. шедшие кильватерной колонной «Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь» последовательно повернули влево с целью охвата головы противника и правым бортом один за другим открыли огонь с дистанции около 44 каб. Снаряды ложились весьма кучно, но стрельбе мешал туман. В 7 час. 35 мин. поворотом вправо немцы легко вышли из охвата и, идя протнвоартнллерийскнм зигзагом, направились к о. Готланд.
Оценив обстановку, командир немецкого отряда коммодор Карф приказал «Альбатросу» идти в шведские территориальные воды у о. Готланд, а сам с миноносцами, прикрывавшими дымовыми завесами отход «Аугсбурга», повернул влево и, пользуясь преимуществом в скорости хода, прорвался Б южном направлении. Бахнреву следовало разделить отряд и организовать преследование германских кораблей, выделив для уничтожения «Альбатроса» один крейсер. Но Бахнрев разрешил «Богатырю» и «Олегу» действовать самостоятельно, и они занялись преследованием «Альбатроса», что позволило «Аугсбургу» к миноносцам скрыться в тумане.
Ведя огонь по «Альбатросу» с большой дистанции, крейсера ыь шали один другому корректировать стрельбу. В 9 час. объятый пламенем немецкий минный заградитель выбросился на берег у Эстергар- на. Таким образом, на уничтожение его четырем русским крейсерам потребовалось около полутора часов, тогда как при правильной организации боя им для этой цели нужно было бы не более 10—15 минут.
Покончив с «Альбатросом», русские крейсера направились в Финский залив. Около 10 час. ими был обнаружен «Роон», «Любек» н 4 эскадренных миноносца, вызванные крейсером «Аугсбург». Через пять минут ближайший к противнику «Баян» с дистанции 62—64 каб. открыл огонь по «Роону». Последний открыл ответный огонь по «Баянр, а «Любек» — по «Олегу». «Адмирал Макаров» и «Богатырь» находились за пределами дальнебойности своей артиллерии. Контр-адмирал Бахирев немедленно вызвал в район боя броненосный крейсер «Рюрик», а несколько позже, после того как было перехвачено радио о сосредоточении в районе Готска-Санде эскадры германских линейных кораблей, —и линейные корабли «Слава» и «Цесаревич».
«Баян» быстро добился попадания в «Роом» трех 203-мм снарядов. «Роон» достиг лишь одного попадания в «Баян». Артиллерийская дуэль «Олега» и «Любека» ввиду большой дистанции не дала результатов.
Из-за недостатка снарядов, которые были израсходованы при стрельбе по «Альбатросу», русские крейсера вели бой на отходе. Однако противник расценил этот маневр как попытку навести его яа значительные русские силы и в 10 час. 22 мин. вышел из боя. Следуя в юго- западном направлении, германские крейсера соединились с «Аугсбургом». В 10 час. 34 мин. они были обнаружены «Рюриком», который добился попадания в. «Роон» из орудий главного калибра. В 11 час. корабли противника стали выходить из боя. «Рюрик» повернул за ними, но в это время из его кормовой боевой рубки доложили об обнаружении немецкой подводной лодки, которой фактически не было. Уклоняясь от мнимой лодки, броненосный крейсер потерял противника и, вместо того чтобы начать поиск, пошел на соединение с остальными крейсерами. -
Вызванные для поддержки германские броненосные крейсера «Принц Адельберт» и «Принц Генрих» в 6 милях от Риксгефта были атакованы подводной лодкой «Е-9». «Принц Адельберт» получил большую пробоину и с трудом добрался до базы, «Принц Генрих» также вернулся в базу. • - -
Оценивая ход этого боя и достигнутые результаты, можно прийти к следующему заключению.
1. Обстановка в бою у о, Готланд была благоприятной для русских крейсеров. При умелом использовании ее русские крейсера могли нанести чувствительный удар по германским легким силам, уничтожнз несколько кораблей. Но командир отряда допустил ряд грубых тактических ошибок. Вместо сближения на короткую дистанцию для решительного боя он занялся сложными маневрами — «охват головы противника» и «охват противника двумя отрядами», не соответствовавшими обстановке. В результате этого германские корабля были упущены.
2. Одновременно и неорганизованное ведение огня четырьмя крейсерами по «Альбатросу» мешало управлять стрельбой. Безрезультатно израсходовав почти все снаряды главного калибра, крейсера оказались вынужденными уклониться от боя с крейсерами «Роон* к «Любек».
3. Не проявил должной настойчивости в бою с крейсером «Роон» и не развил первоначального успеха командир «Рюрика*.
4. Одним из основных недостатков в действиях русского отряда являлась боязнь потерь, вызвавшая не только бесцельный «охват головы» и стрельбу с дистанций, на которых противник был-плохо виден, но и необоснованный вызов «Цесаревича» и «Славы». Отсутствовали и четкие указания 1-й бригаде крейсеров на случай встречного боя, возможность которого не исключалась. Не сделал определенных выводов из обстановки на театре и командир отряда, что в конечном счете и привело к тактически необоснованному решению на бой.
5. Германское командование не организовало обеспечение возвращения своего отряда после постановки мин «Альбатросом», в частности тактическую разведку. Кроме того, оно проявило особое пристрастие к радиопереговорам.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика