Сделать домашней|Добавить в избранное
 

История Русского флота

История Русского флота.

 

Бой в Ирбенском проливе

Автор: russiaflot от 5 февраля 2012


Журнал "Морской сборник" № 6 2009 г. опубликовал статью Д. Чернышева "Бой в Ирбенском проливе 6 июля 1941 года. Правда и вымыслы". Привожу краткое изложение этой статьи.

6 июля 1941 года в Ирбенском проливе произошел первый и единственный за всю Великую Отечественную войну на Балтике бой, в котором приняли участие советские эсминцы. К 29 июня корабли КБФ оставили Прибалтийскую базу и сосредоточились в Моонзунде. Большие потери резко снизили темпы наступления фашистских армий. Уже в начале июля немцы начали испытывать недостаток в войсках и технике. В этих условиях немецкое командование решило использовать порты Рижского залива для снабжения своей группы войск "Север". КБФ была поставлена задача - нарушать морские сообщения противника, чтобы воспрепятствовать усилению немецких войск под Ленинградом.

В связи с этим командующий флотом решил поставить несколько минных заграждений на сообщениях противника вдоль южного берега Ирбенского пролива. Для очередной постановки минного заграждения, был выделен отряд кораблей в составе эскадренных миноносцев "Сильный", "Сердитый", "Энгельс" и сторожевых кораблей "Снег" и "Туча". Командиром отряда был назначен командир охраны водного района (ОВРа) главной базы капитан 1 ранга Б. В. Хорошхин, который поднял свой флаг на СКР "Туча". Отряд имел задачу - поставить минное заграждение в трех местах западной части Ирбенского пролива. Эсминец "Сильный" должен был поставить 70 мин ближе к южному берегу пролива, "Энгельс" и сторожевые корабли - в средней его части. "Сердитый" должен был прикрывать их с веста.

В 23.30 5 июля корабли снялись с якоря и вышли на выполнение задания. В 2.45 6 июля отряд прибыл на рейд Куйвасту и стал на якорь. Утром в 9 часов 6 июля корабли вышли на постановку мин. Сразу после съемки с якоря отряд был обнаружен самолетом-разведчиком противника. Около полудня СКР "Снег" из-за неисправности машин был отправлен обратно в Моонзунд. В 12.29 в расстоянии 250 каб. "Сердитый" обнаружил мачты транспорта. В 12.47 на "Сердитом" уточнили, что идет большой транспорт в охранении двух малых военных кораблей. В 13.00 на СКР "Туча" с "Сердитого" прожектором передан сигнал: "Миноносец противника".

 

В 13.09 противник открыл огонь по "Сердитому" с дистанции 112 каб. Снаряды ложились с большими недолетами. В 13.12, сблизившись с противником до 103 каб., эсминец "Сердитый" открыл огонь из носовых орудий. "Сильный" подтянулся на дистанцию 3 каб. и тоже открыл огонь из носовых орудий с дистанции 98 каб. Вести бой с минами на палубе было чрезвычайно рискованно, и командир "Сильного" в 13.17 приказал сбрасывать мины за борт. Ввиду того, что цепные стопора заблаговременно отданы не были, постановка происходила крайне медленно.

Во время пристрелки с "Сердитого" в 13.18 замечено попадание в кормовую часть транспорта, на котором возник большой пожар. Охранявшие его корабли поставили дымовую завесу. 13.20 один залп, вынесенный влево, дал накрытие и попадание в носовую часть миноносца, находившегося в голове транспорта. По рапорту командира "Сердитого": "Через минуту получивший попадание миноносец прекратил огонь и обволокся клубами дыма. Попадание вызвало на нем пожар, корабль противника в дальнейшем бое не участвовал, не обнаруживался и по всей вероятности затонул".

В 13.19 "Сердитый" и "Сильный" развернулись, чтобы ввести в действие кормовые орудия. Во время поворота эсминец "Сильный" получил попадание снаряда в корму. Осколками убило четырех и ранило семь краснофлотцев. При этом было повреждено кормовое орудие, пробита верхняя палуба и загорелась обшивка подволока. От сотрясения вылетели предохранители рулевой машины. Осколок снаряда пробил корпус одной из мин и она загорелась. Опасность взрыва мин и гибели корабля была предотвращена краснофлотцами В. С. Александровым, В. В. Карповым и раненым краснофлотцем И. П. Уложенко, которые сбросили мину за борт. Через неделю все трое были награждены орденами "Красного Знамени".

Во время боя немецкий транспорт стрелял по "Сердитому", а оставшийся малый корабль - по "Сильному". Кроме того, наши корабли были обстреляны с южного берега Ирбенского пролива батареей противника.

В 13.23 командир отряда приказал: "Миноносцам уклониться". По этому сигналу эскадренный миноносец "Сердитый" лег на курс отхода, продолжая вести огонь из кормовых орудий и периодически закрываясь дымовыми завесами, а "Сильный" пошел зигзагом, продолжая ставить дымовую завесу и сбрасывать мины. В 13.27 на "Сильном" от собственной стрельбы вышло из строя рулевое управление.

В 13.28 "Сильный" прекратил ставить дымзавесу, а в 13.45 закончил постановку всех мин. Конечно, постановкой минного заграждения это было назвать нельзя, мины сбрасывались при изменениях курса, место постановки не было точно определено. В 13.38 "Сердитый" прекратил огонь и окончил постановку дымзавесы. Противник продолжал вести огонь на больших недолетах. Затем скрылся по пеленгу 208° на дистанции 140 каб. Всего за время боя эсминец "Сердитый" израсходовал 115, а "Сильный" - 33 130-мм фугасных снарядов.

Эсминец "Энгельс" и сторожевой корабль "Туча", не дойдя до назначенного для постановки мин места, в 13.30 начали постановку 60 мин к югу от полуострова Сырве. В это время "Сердитый" поставил дымзавесу, чтобы прикрыть "Энгельс" и "Тучу". Затем "Туча" и "Энгельс" пошли на сближение с отрядом противника. В 14.40 с дистанции 76 каб. "Туча" открыла огонь. На "Энгельс" был дан семафор: "Открыть огонь по транспорту". Спустя 8 минут стрельба была завершена (эсминец сделал всего три залпа), и корабли повернули в базу.

В 14.45, когда "Туча" и "Энгельс" вели огонь по уходящему транспорту, командир отряда приказал эскадренным миноносцам "Сильный" и "Сердитый" преследовать и уничтожить противника. После часа преследования наши корабли, не обнаружив транспорт, возвратились в Моонзунд. При этом необходимо отметить, что командиры эсминцев из-за незнания точных границ ранее постановленных минных заграждений, опасались попасть на свои же мины. В 23 часа корабли прибыли в Рогокюль. На "Сердитом" и "Сильном" имелись повреждения от стрельбы своей артиллерии.

Анализируя этот первый для наших кораблей бой с надводными кораблями противника, можно сделать некоторые выводы.

Операция на минную постановку, проводимая командованием Прибалтийской ВМБ, была плохо разработана. Не было организовано воздушной разведки и дозора. Внезапная встреча с противником привела к тому, что минные заграждения были поставлены не по плану, а бой не привел к полному уничтожению всего отряда немецких кораблей. Истинное расположение минных заграждений хранилось в секрете не только от противника, но и от своих командиров. Такое положение не только мешало выполнению боевых задач, но и приводило к гибели своих же кораблей и судов. Так, на Черном море на своих минах погибли три эсминца и большое количество катеров и гражданских судов.

Даже в официальном отчете штаба флота огневое маневрирование оценивалось как исключительно безграмотное. Эскадренные миноносцы во время боя маневрировали так, что могли стрелять лишь два носовых орудия. Только в течение 6 минут за все время боя корабли могли стрелять из всех орудий. Не было распределения целей между эсминцами. В результате оба стреляли по одной цели, мешая друг другу.

Командир отряда кораблей действовал нерешительно. Вместо того, чтобы развить достигнутые успехи, принял решение уклониться от ведения боя, что дало возможность отряду противника прорваться в Ригу.

Действия личного состава кораблей были бесстрашные, четкие и личный состав оказался хорошо подготовлен.

В отчетах командиров кораблей и отрядов было расхождение. Так, командир эсминца "Сердитый" в своем рапорте написал, что сначала был обнаружен транспорт в сопровождении двух малых военных кораблей. После того как транспорт открыл огонь, он определил его как вспомогательный крейсер с артиллерией 4-5 дюймов.

На самом деле это были плавбаза MRS-11 и тральщики М-23 и М-31. Собственно, вспомогательный крейсер - это транспорт, вооруженный пушками. А тральщики типа М по водоизмещению и вооружению близки к миноносцам типа "Ягуар".Но вспомогательный крейсер и миноносец в отчете звучат куда солиднее. Долгое время результат боя выдавался как - один миноносец потоплен, а крейсер и второй миноносец - повреждены. Этот бой как победа советских эсминцев вошел почти во все труды по истории флота советского периода. Было написано несколько картин, запечатлевших этот бой, на них неизменно изображался тонущий немецкий миноносец.

В действительности немецкие корабли, даже если и получили повреждения, без потерь прибыли в Ригу.

Обратите внимание: во всех материалах сайта даты, названия географических пунктов и организаций приводятся так, как это было принято во время описываемых событий



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика