История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Действия подводных лодок тип "С" на Севере


Действия подводных лодок тип "С" на Севере

Автор: russiaflot от 8 апреля 2017


К началу Великой Отечественной войны подводных лодок типа «С» в составе Северного флота не было. В сентябре 1941 года на театр прибыли С-101 и С-102; первоначально их включили в состав 3-го дивизиона (вместе со «щуками»), но с 28 декабря перевели в специально созданный 2-й дивизион (командир — ст. лейтенант М.Ф. Хомяков). Эти «эски» были единственными на Северном ТВД вплоть до начала 1943 года. 24 января в Полярный прибыла С-51, совершившая переход с Тихого океана. Она покинула Владивосток 6 октября 1942 года и за 64 ходовых дня преодолела 16 205-мильный путь, с заходом в Датч-Харбор, Сан-Франциско, Коко-Соло (Панамский канал), Гуантанамо (Куба), Галифакс и Рейкьявик. 8 марта тем же путем прибыли С-55 и С-56. С-54 пришлось задержаться для ремонта в Портсмуте, где она получила на вооружение новую гидроакустическую станцию «Дракон-129». Все лодки вошли в состав 2-го дивизиона, командиром которого назначили руководившего переходом Трипольского.

В апреле — мае 1943 года по Волге и Северо-Двинской системе из Баку в Архангельск были переведены новейшие С-14, С-15, С-103 и С-104. Восстановительный ремонт «эсок» занял четыре месяца. 1 июля из прибывших лодок сформировали 5-й дивизион (капитан 3 ранга П.И. Егоров).

В 1943 году подлодки типа «С» совершили 28 походов и 27 торпедных атак. Действия наших подводников на этом этапе войны были уже вполне грамотными, но и противник значительно нарастил свои противолодочные силы, выставил дополнительные минные заграждения (3726 мин). Нашим лодкам пришлось перейти к стрельбе с больших дистанций из-за линии охранения.

В 1944 году ситуация еще более осложнилась. С января по октябрь лодки IX-бис серии смогли потопить только три и повредить одно судно противника. И это несмотря на введение метода «нависающей завесы» (Суть метода заключалась в одновременном развертывании вдоль норвежского побережья на позициях ожидания нескольких лодок и последовательным наведением их на конвой, обнаруженный воздушной разведкой), новых способов стрельбы, применение бесследных электроторпед ЭТ-80 и многого другого.

Объяснить этот парадокс можно тремя причинами: во-первых, противник еще более укрупнил свои караваны и довел число кораблей охранения до двух-трех на одно судно. Поэтому подавляющее большинство атак в 1944 году совершалось с дистанции не менее 10 — 14 кбт. Стрельба с такого расстояния требовала весьма точных расчетов, да и шансы противника уклониться от торпед резко возрастали. Во-вторых, новая тактика действия лодок вдали от берега снизила число их контактов с противником. В-третьих, снизился общий уровень подготовки подводников, в первую очередь—командиров лодок. Одни погибли, другие ушли на повышение или поступили в академию. Старые лодки с опытными командами ввиду изношенного состояния долго простаивали в ремонте, а наибольшее число походов совершали новые корабли с недостаточно обученными экипажами. Примечательно, что все три потопленных в 1944 году судна — на счету ветеранов Г.И. Щедрина и В.А. Тураева, в то время как «новичкам» удалось повредить лишь один транспорт.

Боевая деятельность подводных сил на Северном театре закончилась в октябре 1944 года, когда конечной точкой вражеских коммуникаций стал порт Тромсё, находившийся в британской операционной зоне. С ноября выходы лодок на позиции прекратились.

С-14 (с 18.6. 1943 — «Героический Севастополь»)

Лодка (командир — капитан-лейтенант В.П. Каланин) прибыла в Полярное 28 сентября 1943 года, однако ее боевая подготовка затянулась, и до конца года она в походы не выходила. В первых четырех походах (7-15.1.1944, 22- 24.1.1944, 20.2-6.3.1944 и 12- 29.4.1944) из-за чрезмерной осторожности командира лодка ни разу не обнаружила противника. Субмарина держалась вдали от берега, пережидая то шторм, то северное сияние. После текущего ремонта С-14 вновь выходила в море между 10 и 25 июня. 12-го Каланин попытался перехватить конвой у мыса Маккаур, но обнаружил лишь «одиночный транспорт, стоявший на якоре». Безрезультатно произведя по нему два двухторпедных залпа, командир решил, что судно защищено сетями. На самом же деле целью являлся остов выброшенного штормом еще в январе немецкого парохода «Наталь». Атака «эски» была уже четвертой, произведенной нашими подводниками по останкам парохода в 1944 году.

11 июля лодка вновь вышла в море. Спустя двое суток Каланин с дистанции 24 кбт произвел четырехторпедный залп в транспорт «Рейнхард Л.М. Русс», следовавший в охранении пары охотников. Командир слышал взрыв; подняв перископ через 10 минут после залпа, он не обнаружил одного из охотников. Это дало повод считать боевой счет открытым. Но впоследствии предположение о гибели немецкого корабля, увы, не подтвердилось. 28 июля С-14 вернулась в базу. Участие ее в сентябрьской операции (17.9 — 4.10.1944) свелось к безрезультатному пребыванию на позиции севернее Танафьорда.

13 октября «эска» вновь покинула базу и 16-го заняла позицию в районе мыса Нордкап. В связи с проводимой немцами эвакуацией количество целей в море резко возросло. В первый же день Каланин атаковал группу охотников, осуществлявших поиск впереди по курсу конвоя. Всплески от преждевременных взрывов торпед наложились на силуэты целей, из-за чего командир посчитал два корабля уничтоженными. «Утопленники» преследовали «эску» на протяжении трех часов, сбросили на нее около трех десятков глубинок, но С-14 удалось уйти. Вторая встреча с противником произошла спустя четверо суток. На этот раз лодка выпустила четыре торпеды по одиночному 3000-тонному транспорту. Через восемь минут после взрыва судно в перископ обнаружено не было. В данном случае установить объект атаки, опираясь на зарубежные материалы, не удалось. Поскольку контратаки не последовало, можно предположить, что это был норвежский каботажный пароход или траулер. После израсходования торпед в носовых аппаратах «эска» получила разрешение вернуться в базу. На этом участие подлодки в боевых действиях завершилось.

С-15

15 октября 1943 года субмарина (командир—капитан-лейтенант А.И. Мадиссон) перешла в Полярное и уже 18 ноября отправилась в первый боевой поход на позицию в район Тана-фьорда. 23 ноября С-15 выпустила две торпеды по норвежским каботажным судам; других встреч с неприятелем не было. 4 декабря лодка вернулась в базу. С 21 по 24 января следующего года субмарина выходила для атаки конвоя в районе Варде, но безрезультатно. 20 февраля она опять вышла в море, однако почти сразу ее командир А.И. Мадиссон сообщил о своей болезни и получил разрешение вернуться в базу. 24-го, на следующий день после прибытия он застрелился. Новым командиром «эски» стал капитан-лейтенант Г.К. Васильев.

Первый поход с новым командиром (28.3 — 11.4.1944) на позицию между Нордкапом и Нордкином результатов не принес. В майской операции (17 — 27.5.1944) лодке, наконец-то, удалось выйти в атаку. Используя данные воздушной разведки, С-15 сблизилась с крупным конвоем до дистанции 14 кбт и дала торпедный залп (Хотя командир утверждал, что слышал взрывы всех четырех торпед, в действительности попаданий не было).

Желая убедиться в успехе, Васильев дал команду всплыть под перископ, но сильная волна выбросила нос «эски» на поверхность. Со стороны немцев немедленно последовала контратака. За несколько часов охотники Uj-1209, Uj-1219 и Uj-1220 сбросили на С-15 около 80 глубинных бомб. От взрывов нарушилась герметичность балластной цистерны, вышли из строя помпа охлаждения дизелей, подъемное устройство зенитного перископа, разбилось восемь аккумуляторных баков. В момент форсирования минного заграждения на лодке загорелся электролит. Пожар удалось ликвидировать, но дальнейшее нахождение на позиции стало невозможным.

После окончания аварийного ремонта С-15 приняла участие в августовской операции (17.8— 1.9.1944). Первый караван 18 августа был упущен из-за плохой видимости, но утром 24-го лодка метко выпустила четыре ЭТ-80 по «западному» конвою. После торпедного попадания транспорт «Дессау» (5933 брт) потерял ход. Немцы отбуксировали судно в порт, однако восстановить его до конца войны не успели. 29-го погода помешала перехватить другой караван. К тому времени топливо было израсходовано, и пришлось возвращаться в базу. Последний свой боевой поход «эска» совершила в октябре (24.9 21.10.1944) для борьбы с подводными лодками у мыса Желания.

С-16 (с 24. 4. 1944 — «Герой Советского Союза Нурсеитов»)

Лодка (командир—капитан 2 ранга В.К. Векке; с июня 1944 года капитан 3 ранга А.В. Лепешкин) прибыла в Архангельск 18 мая 1944 года и до перебазирования в Полярное (19 октября) осуществляла ремонт и подготовку экипажа. 7 ноября она вышла для поиска противника в районе между Тана-фьордом и Нордкапом и, не обнаружив врага, 21-го числа вернулась в базу.

С-17 (с 22.11.1944 — «Советская Сванетия»)

Субмарина (командир —капитан-лейтенант Н.В. Фирсов; с июня 1944 года — капитан-лейтенант Е.Н. Трофимов; с февраля 1945 года — Герой Советского Союза капитан 3 ранга Я.К. Иосселиани) прибыла в Архангельск 21 мая 1944 года. Ее ремонт затянулся, и прибытие в главную базу СФ состоялось лишь 12 декабря. В боевые походы С-17 не выходила.

С-19

«Эска» (командир — капитан 3 ранга А.А. Косенко; с июня 1944 года — капитан 3 ранга Г.Ф. Макаренков) прибыла в Архангельск из Баку одновременно с С-16, и 18 октября перешла в Полярное. С 13 по 28 ноября лодка выходила в боевой поход в Лопское море. Обнаружить противника не удалось. Неоднократно субмарина подвергалась риску подрыва на минах заграждений, о которых не было известно нашей разведке; выручил гидролокатор «Дракон» — с его помощью С-19 33 раза форсировала минные поля, даже ни разу не задев за минреп.

С-51

Хотя лодка (командир — капитан 3 ранга И.Ф. Кучеренко) прибыла в Полярное еще в январе 1943 года, из-за необходимости ремонта в свой первый боевой поход она вышла лишь 9 мая. 13-го в районе мыса Слетнес С-51 напала на крупный вражеский конвой, однако добиться успеха помешало техническое несовершенство нашей субмарины — она не имела системы БТС, и пуск торпед с малой глубины был сопряжен с риском «выскакивания» носа лодки на поверхность. Командир был вынужден атаковать по данным шумопеленгатора «Марс» с глубины 20 м. Торпеды вышли с трудом — возможно, с повреждениями рулей. Одна из них взорвалась преждевременно, еще две прошли рядом с транспортом «Африкана». Немцы преследовали лодку, но безуспешно. 22 мая «эска» вернулась в базу. Не удалось добиться результатов и во втором походе (16 — 30.6.1943). Субмарина дважды атаковала (23 и 27 июня) небольшие группы судов, однако отсутствие сведений об этих нападениях в германских журналах боевых действий, как и фактов преследования С-51 немецкими кораблями, заставляют сделать предположение, что в обоих случаях целями оказывались норвежские каботажные суда. 25 июня С-51 задела за минную антенну, но произошедший взрыв практически не нанес ей повреждений. Израсходовав торпеды в носовых аппаратах, подлодка вернулась в Полярное. В начале июля она прошла небольшой ремонт, в ходе которого получила гидролокатор «Дракон». Впервые использовать этот прибор Кучеренко довелось в походе (27.7 — 2.8.1943) по поиску подлодок противника на подступах к Кольскому заливу. Результатов он не принес.

30 августа С-51 вышла для действий в районе Тана-фьорда. В ночь на 3 сентября Кучеренко атаковал небольшой конвой и потопил из его состава немецкий охотник Uj-1202 («Франц Данкворт»), Спустя двое суток лодка попыталась торпедировать пару норвежских траулеров, но неудачно. 8-го вновь произвела нападение на конвой. Командир решил прибегнуть к «бесперископной» тактике. Увы, из четырех торпед, выпущенных с глубины 19 м, три самопроизвольно взорвались, а последняя прошла мимо судна. В ответ эскорт загнал лодку на глубину. После всплытия Кучеренко получил разрешение возвращаться в базу, куда и прибыл 10 сентября. До февраля 1944 года С-51 простояла в ремонте. 16 марта она вышла в очередной поход. Боевая задача оказалась необычной — «эска» должна была перехватить линкор «Тирпиц», который, по данным нашей разведки, завершил ремонт повреждений, полученных в результате атаки британских сверхмалых подлодок, и собирался вернуться в Германию. Но линейный корабль в море не вышел, и С-51 3 апреля вернулась в Полярное. Лодка прошла внеплановый ремонт. Тогда же на ней сменился командир — им стал капитан 3 ранга К.М. Колосов (бывший командир М-119), Кучеренко был назначен на должность комдива-2 (Указом от 8 июля 1945 года И.Ф. Кучеренко было присвоено звание Героя Советского Союза). Следующее крейсерство прошло в ходе августовской операции (17.8 — 2.9.1944). Новому командиру явно не везло: в трех случаях С-51 не успела своевременно занять позицию для перехвата, а 28-го в северной части Порсангер-фьорда атака сорвалась из-за невыгодного курсового угла. 24 сентября «эска» вышла в свой последний и самый продолжительный боевой поход. 5 октября Колосов получил приказание растянуть топливо и запасы до 13-го числа — лодка должна была принять участие в операции «Вест». Дважды удавалось заметить сторожевики противника, но командир поджидал конвой и в атаку не выходил. Наконец, 10 октября был обнаружен небольшой караван, шедший на восток. Субмарина выпустила по нему четыре ЭТ-80, после чего донеслось три взрыва. Не увидев характерных следов торпед, немцы, очевидно, решили, что взорвались плавающие мины. Преследования лодки они не вели и атаку, произведенную «эской», в своих документах не зафиксировали. 13 октября С-51 вернулась в базу, доложив о потоплении миноносца и повреждении транспорта. Указом от 15 ноября 1944 года она была награждена орденом Красного Знамени.

С-54

Едва прибыв в Полярное 7.6.1943, лодка (капитан-лейтенант Д.К. Братишко) вышла в боевой поход. 28 июня С-54 произвела безрезультатную торпедную атаку на одиночный транспорт, оказавшийся на поверку вражеским охотником. Других неприятельских судов обнаружить не удалось, и 11 июля субмарина вернулась в Полярное. 27-го она заняла позицию на северных подступах к главной базе флота. Ожидалось, что там удастся обнаружить вражеские подводные лодки, которые, по мнению командования СФ, потопили наши субмарины М-106 и Щ-422. Предположение оказалось неверным, и 5 августа С-54 была отозвана в базу, но спустя три дня вновь отправлена с аналогичным заданием к мысу Желания. Повторить успех С-101 (об этом — см. ниже) не удалось, хотя 23-го Братишко обнаружил вражеский «у-бот». 29 августа «эска» вернулась в базу и до конца года в море не выходила из-за начавшегося ремонта.

С 6 по 18 февраля 1944 года С-54 осуществляла свободный поиск между Вар-дё и мысом Нордкап. Однажды противник был обнаружен, но выходу в атаку помешала штормовая погода. В свой последний — пятый — поход лодка отправилась 5 марта. После этого на связь она ни разу не вышла и в базу не вернулась. Поскольку в районе Конгс-фьорда атак лодок с немецкой стороны не было, резонно предположить, что С-54 подорвалась и погибла на вражеском минном заграждении NW-31, поставленном минзагом «Остмарк» в июле 1943 года. В отличие от большинства минных полей, выставленных не ближе 5 миль от берега, банки NW-31 располагались на удалении от 3,2 до 7,5 мили. Можно предположить, что подрыв произошел 7 или 8 марта, когда лодка подходила к берегу на перископной глубине. Экипаж погибшей «эски» состоял из 50 человек.

С-55

20 суток понадобилось командиру лодки капитану 3 ранга Л.М. Сушкину для подготовки к первому боевому выходу. 28 марта 1943 года субмарина покинула Полярное, чтобы занять позицию близ Вардё. Утром следующего дня она вышла в атаку по направлявшемуся на запад конвою. Командир пытался применить метод «дуплета» — поражения одним залпом двух частично перекрывающих друг друга (створящихся) целей. Однако, не имея специальных вычислительных приборов, выполнить точный расчет в короткий промежуток времени было крайне затруднительно. Сушкин допустил неточность, и все четыре выпущенные по транспортам торпеды прошли мимо. Корабли эскорта за шесть с половиной часов преследования обрушили на «эску» около сотни глубинных бомб, но та, к счастью, не пострадала.

2 апреля при очередном глубоководном форсировании вражеского минного заграждения лодка коснулась минрепа. В нарушение инструкции командир не остановил электромотор, что привело к наматыванию 85-метрового отрезка минрепа на левый вал. Двигатель сгорел, и на следующий день лодка вернулась в базу.

22 апреля «эска» вышла в район между Нордкапом и Нордкином. Вечером 29-го был обнаружен конвой, состоявший из двух транспортов и шести кораблей охранения. Лодка атаковала, выпустив четыре торпеды с дистанции 5 — 6 кбт. Услышав три взрыва, Сушкин решил, что торпедировал оба транспорта. На самом деле две торпеды выскочили на поверхность (одна из них взорвалась, не дойдя до цели), одна прошла сквозь строй и взорвалась перед транспортом «Клаус Ховальдт», и только четвертая отправила на дно угольщик «Штурцзее» (708 брт). Корабли охранения преследовали лодку более трех часов, сбросив на нее 90 глубинных бомб. С-55 получила серьезные повреждения: носовая часть легкого корпуса была полностью разрушена, а крышки носовых аппаратов заклинены. Субмарина возвратилась в базу в аварийном состоянии.

В ходе длившегося все лето ремонта на лодке смонтировали гидролокатор «Дракон». Этот прибор произвел настолько большое впечатление на командира, что в очередном походе (30.9— 16.10.1943) он счел возможным форсировать минные поля в надводном положении и на перископной глубине, что категорически запрещалось инструкциями (за поход лодка форсировала заграждения на опасной глубине 14 раз). Утром 12 октября, зайдя на позицию лодки С-102, Сушкин обнаружил и атаковал конвой противника. На погибшем транспорте «Аммерланд» (5381 брт) немцы потеряли почти 2500 т продовольствия, перевозившегося для лапландской группировки. Противник безуспешно преследовал С-55, сбросив на нее около 70 бомб.

В следующий поход лодка вышла 4 декабря и пропала без вести. На многочисленные вызовы она не отвечала. Не исключено, что «эска» стала жертвой бомбежки немецких охотников, зафиксировавших атаку советской субмарины на конвой в районе Гамвика 8 декабря. Весьма возможна и гибель на минных заграждениях, которые Сушкин привык форсировать в весьма рискованных положениях. На С-55 погибли 52 человека.

С-56

31 марта 1943 года лодка (командир — капитан-лейтенант Г.И. Щедрин) вышла в первый боевой поход в район Тана-фьорда и 10 апреля атаковала конвой. К сожалению, еще в момент сближения находившуюся на перископной глубине субмарину обнаружил вражеский гидросамолет. После предупреждения транспортам не составило труда уклониться от торпеды, выпущенной с дистанции 15 кбт. Другая взорвалась, не дойдя до цели. Противник сбросил 28 глубинных бомб и продолжил путь. Четверо суток спустя «эска» вновь вышла в атаку, но опять неудачно. Из-за несработавшей системы БТС на поверхности моря показался пузырь. Одна из торпед взорвалась самопроизвольно, другая прошла в 10 м от парохода «Детлеф». Немцы ответили короткой контратакой, сбросив 11 глубинных бомб. 19 апреля С-56 вернулась в Полярное.

14 мая «эска» вновь покинула базу, чтобы занять позицию у Тана-фьорда. Утром 17-го Щедрин обнаружил конвой, шедший в восточном направлении. На этот раз был дан четырехторпедный залп по створившимся судам каравана с небольшой дистанции. Это принесло реальные результаты — танкер «Ойрштадт» (1118 брт; перевозил нефтепродукты) после попадания загорелся и спустя несколько часов затонул. К сожалению, две другие торпеды взорвались до контакта с целью, а третья, попав в борт транспорта «Вартеланд» (3678 брт), наоборот, не взорвалась. Залп с С-56 стал единственной за всю войну торпедной атакой советской подводной лодки, когда реально были поражены два судна. Немцы преследовали нашу субмарину, сбросив на нее в течение шести часов 70 бомб, но «эска» благополучно ушла и 29 мая вернулась в базу.

Еще более успешным для С-56 оказался ее третий поход (11 — 21.7.1943). На этот раз лодка заняла позицию между мысами Нордкап и Омганг. В ночь на 17 июля Щедрину удалось перехватить возвращавшийся с минной постановки отряд немецких кораблей. Две из четырех выпущенных торпед разнесли в клочья тральщик М-346, но минный заградитель «Остмарк» сумел увернуться. Вечером 19-го «эска» обнаружила конвой, идущий на запад. Две атаки из кормовых и носовых аппаратов принесли очередную победу — на дно отправился сторожевик NKi-09 («Алане»). Так С-56 и ее командир вошли в число наиболее результативных на Северном флоте. До конца года «эска» стояла в ремонте и в боевых действиях не участвовала. Первым в 1944 году стал поход в рамках операции «нависающей завесы» РВ-1. Щедрин действовал умело и напористо. 18 января подлодка покинула базу и уже вечером 20-го вышла в атаку на конвой в районе мыса Слетнес. К сожалению, из-за помехи со стороны эскорта («эска» находилась в надводном положении) пришлось стрелять кормовыми аппаратами. Взрывов не последовало, новой атаке мешало близкое присутствие С-102 (она выпустила торпеды спустя 35 минут после С-56). 22 января другой караван был упущен из-за ухудшившейся погоды. На следующий день С-56 сама подверглась нападению немецких кораблей ПЛО, но ей удалось уйти. Зато 28 января Щедрин добился еще одного успеха, потопив двумя торпедами транспорт «Хайнрих Шульте» (5056 брт), следовавший в составе «западного» конвоя. 4 февраля «эска» вернулась в базу, и 31 марта ее наградили орденом Красного Знамени.

С 20 февраля по 7 марта С-56 принимала участие в операции РВ-2. Почти две недели ей не удавалось выйти на перехват конвоев из-за штормовой погоды, но 4 марта в районе Слетнеса цель все-таки была обнаружена. Опасаясь попасть под таранный удар кораблей охранения, Щедрин предпринял бесперископную атаку со слишком большой — 25-метровой — глубины. Ничего хорошего из этого не вышло: стопор одной из двух торпед зажало, и она осталась в аппарате. Другая взорвалась, не дойдя до цели, и этим лишь привлекла внимание противника. Эскорт сбросил на «эску» четыре бомбы, высланная в район зарядки группа охотников — еще 165, но лодка осталась невредимой. Вскоре ее отозвали в базу.

Шестой боевой поход (16 - 31.5.1944) стал единственным, в котором подлодка ни разу не атаковала — сказались плохая погода и неполадки с техникой: сначала вышел из строя зенитный перископ, затем стала барахлить аккумуляторная батарея. На ее ремонт ушел весь июнь, тогда же на «эске» установили гидролокатор «Дракон». 11 июля С-56 — вновь на коммуникациях противника. Спустя четыре дня ей удалось атаковать конвой, обнаруженный нашей авиаразведкой. Щедрин выпустил с дистанции 7 кбт четыре торпеды по транспорту и миноносцу, после чего услышал три взрыва. Через шесть минут подняли перископ: транспорта на поверхности не было видно, а миноносец, как тогда показалось, «тонул». Вопреки этим наблюдениям, данные германской стороны свидетельствуют, что следы двух торпед прошли за кормой транспорта, а третья выскочила на поверхность. Корабли охранения вяло контратаковали, сбросив наугад 19 глубинных бомб. 22 июля лодка вернулась в базу. Последний поход «эски» начался 16 сентября 1944 года. Вечером 24-го ей удалось обнаружить конвой. Щедрин выпустил четыре парогазовые торпеды с 19 кбт. Транспорт «Готия» успел уклониться от залпа. Немцы преследовали лодку, но безрезультатно. Другая атака с дальней дистанции, произведенная спустя два дня, также оказалась неудачной. Одна из четырех торпед взорвалась, не дойдя до тральщиков М-31 и М-251, после чего те обрушили на лодку три десятка глубинных бомб. С-56 увернулась и вечером того же дня легла на обратный курс. За боевые заслуги указом от 5 ноября 1944 года Щедрину было присвоено звание Героя Советского Союза, а С-56 23 февраля 1945 года стала гвардейской.

С-101

Субмарина (командир — капитан 3 ранга В.К.Векке) прибыла в Беломорск 8 сентября 1941 года. 7 октября, после восстановительного ремонта она направилась в Полярный. На рассвете вахтенный обнаружил впереди по курсу два неизвестных самолета (ими оказались наши МБР). Хотя они дали правильные опознавательные, на субмарине на всякий случай объявили срочное погружение. В этот момент ведущий МБР сбросил на С-101 четыре бомбы ПЛАБ-100. Правда, взорвалась лишь одна из них. Корпус корабля сильно подбросило, ряд механизмов сдвинулся с фундаментов. Лодка потеряла ход и упала на дно на глубину 45 м. Через 45 минут, после приведения механизмов в действие лодка-«бомбоуловитель» всплыла и ушла для ремонта в Архангельск. Ее докование закончилось 17 ноября, и 13 декабря она прибыла в главную базу СФ.

В свой второй боевой поход, ставший первым на новом театре, С-101 вышла 31 января 1942 года. Ни одного конвоя противника обнаружить не удалось. 6 февраля Векке предпринял атаку остова сидевшего на камнях норвежского транспорта «Мимона» (1147 брт), выброшенного штормом еще 11 января. 27 февраля «эска» вернулась в Полярное. В третьем походе (10 — 22.4.1942) лодка должна была защищать союзные караваны QP-10 и PQ-14, заняв позицию в 150 милях севернее Альта-фьорда. Из-за ошибки, допущенной при подготовке карты операторами штаба СФ, район патрулирования оказался прямо по курсу QP-10. За день 12 и утро 13 апреля с британских кораблей на лодку сбросили несколько десяток глубинных бомб — к счастью, без последствий. Обнаружить противника на позиции также не удалось, если не считать многочисленных «юнкерсов», от которых постоянно приходилось уклоняться погружением. Четвертый поход (17 — 27.5.1942) для С-101 чуть было не стал последним. Утром 25 мая лодка вышла в атаку на вражеский конвой в районе мыса Нордкин. Ее торпеды прошли рядом с госпитальным судном «Метеор». Конвой проследовал дальше, а командование противника выслало в район группу охотников. Обнаружив их, Векке решил атаковать. Немцы засекли лодку и устроили на нее 22-часовую охоту, в ходе которой UJ-1102, Uj-1105, Uj-1108 и Uj-1109 сбросили около двух сотен глубинных бомб и нанесли субмарине тяжелейшие повреждения: вышел из строя один перископ, нарушилась герметичность топливной цистерны № 2, разбилась часть банок с электролитом. До вечера «эска» отлеживалась на дне, но затем подвсплыла и попыталась оторваться в подводном положении. С 4 часов утра 26-го экипаж стал ощущать острую нехватку кислорода. Спустя два часа командир решил всплыть и принять бой в надводном положении, на всякий случай подготовив лодку к взрыву. К счастью, преследователи отстали, и субмарина смогла вернуться в базу. В начале июня С-101 получила дополнительные повреждения от вражеской авиации в Мурманске, что задержало ее ремонт до середины следующего месяца. С 21 июля по 6 августа она действовала на позиции у Варде. Теперь Векке был гораздо осторожнее, и субмарина встреч с противником не имела. В ноябре (2— 15.11.1942) в северной части Баренцева моря лодка обеспечивала переход одиночных транспортов с Новой Земли в Исландию. После возвращения С-101 поставили на капитальный ремонт. 2 декабря в должность командира лодки вступил капитан 3 ранга П.И. Егоров, а Векке перевели на строящуюся С-16.

20 марта 1943 года «эска» отправилась в свой седьмой поход и, прибыв на позицию между Нордкином и Маккёуром утром 22-го, сразу вышла в атаку. Несмотря на то, что субмарине удалось прорвать линию охранения и выстрелить с малой дистанции, пароход «Драу» успел уклониться от четырехторпедного залпа. Оставшиеся в носовых аппаратах торпеды были выпущены 29 марта при встрече с другим конвоем. На этот раз жертвой стал пароход «Аякс» (2297 брт), перевозивший солому. Судно затонуло, а немецкие охотники на протяжении восьми часов преследовали «эску», однако ни одна из сброшенных ими 60 глубинных бомб не нанесла лодке повреждений. 31 марта С-101 вернулась в базу. Еще одну атаку Егоров совершил 25 апреля в следующем походе (20.4— 2.5.1943). К сожалению, торпеды прошли за кормой транспорта «Нойкурен», хотя две из них, оснащенные неконтактными взрывателями, взорвались, что дало основание считать залп успешным. Эскорт обрушил на лодку 46 глубинных бомб, также не достигших цели. В июньском походе (11 — 25.6.1943) «сто первая» выходила в атаку на конвои четыре раза: 13-го, 14-го, 19-го и 23-го. Выстрелив все ^торпед с дистанций от 8 до 12 кбт, Егоров ни разу не попал, но, по донесениям, потопил и повредил 4 транспорта и сторожевик. Противник контратаковал вяло, а одного нападения даже не заметил.

В июле Егорова назначили командиром 5-го дивизиона, но на С-101, находившейся теперь под началом капитан-лейтенанта Е.Н. Трофимова, он сходил еще в один боевой поход. 7 августа лодка вышла к мысу Желания. Через три недели ожидания шумопеленгатор обнаружил движущийся объект. При сближении выяснилось, что это — подводная лодка. Атакой руководил Егоров. В 20.50 он произвел трехторпедный залп, ставший гибельным для немецкой U-639 — это был самый значительный успех североморских «эсок». 2 сентября наша субмарина вернулась в Полярное.

Последний в 1943 году поход С-101 совершила с 18 по 29 октября. Лодка патрулировала на позиции близ Нордкапа и лишь единожды (26 октября) неудачно вышла в атаку на пару «тральщиков», которыми, вероятно, в действительности являлись норвежские мотоботы. По возвращению из похода «эска» стала на капитальный ремонт, продлившийся без малого год. За это время на ней успел поменяться командир. С августа 1944-го им стал капитан-лейтенант Н.Т. Зиновьев, бывший ранее старпомом на С-15. В свой единственный поход он вышел 26 октября, «под занавес» операции «Вест». Утром 28-го лодка заняла позицию у Нордкапа, но 30-го из-за волнения не смогла выйти в атаку на пару эсминцев 4-й германской флотилии. Когда утром следующего дня эсминцы появились вновь, Зиновьев дал по ним трехторпедный залп. Увы, две ЭТ-80 застряли в аппаратах, а третья прошла в стороне от кораблей. Спустя семь часов лодка попыталась торпедировать охотники Uj-1207 и Uj-1222. Поскольку неисправные ЭТ-80 вытолкнуть не успели, пришлось дать двухторпедный залп. Одна из торпед взорвалась при ударе о скалы, встревоженные охотники засекли «эску» и атаковали ее глубинными бомбами. От близких разрывов нарушилась герметичность топливной цистерны, вышли из строя вал лебедки перископа и гидролокатор «Дракон». Зиновьеву удалось устранить повреждения в море, но дальнейшее крейсерство оказалось безрезультатным, и 11 ноября лодка вернулась в Полярное. По итогам похода ей засчитали потопление тральщика и повреждение эсминца. 24 мая 1945 года С-101 была награждена орденом Красного Знамени.

С-102

Лодка (командир — капитан 3 ранга Л.И.Городничий) прибыла в Беломорск 12 сентября 1941 года и уже с 10 октября находилась в Полярном. Спустя 11 дней «эска» вышла на позицию в районе Тана-фьорда. 23 октября начался недельный шторм. На второй день похода, когда лодка находилась в надводном положении, волной смыло за борт находившегося на мостике дивизионного штурмана. Поскольку в этот момент на мостике больше никого не было, около часа субмарина шла без верхней вахты. 29-го произошел другой случай, хорошо свидетельствовавший об уровне подготовки наших подводников в 1941 году. В 9.24 в перископ были обнаружены два транспорта. Лодка стала сближаться с ними, но атака сорвалась из-за невыгодного курсового угла. В 10.55 «эска» случайно вынырнула на поверхность, и командир приказал принять полтонны воды. Вместо этого, по недосмотру, приняли 6 т, и лодка камнем пошла вниз. На глубине 110 м погружение удалось остановить, но затем началось стремительное всплытие с дифферентом на нос в 40°. С-102 вторично выбросило на поверхность; и в этот момент из-за неправильного расчета по приему воды она вновь приобрела отрицательную плавучесть и начала погружаться. В конце концов лодка всплыла и в надводном положении ушла в район зарядки. 13 ноября после безрезультатного трехнедельного патрулирования субмарина вернулась в базу.

В третьем походе (3 — 20.1.1942) командир действовал увереннее. Лодка заняла позицию в районе Варде. Днем 10 января она выпустила две торпеды по одиночному транспорту (очевидно, норвежскому траулеру), а спустя четверо суток атаковала немецкий конвой. На дно пошел транспорт «Тюркхайм» (1904 брт), однако контратака охотников Uj-1205, Uj-1403 и сторожевика V-5903 чуть было не оказалась для С-102 роковой. Уже вторая серия глубинных бомб накрыла «эску». Сначала ее выбросило на поверхность, а затем швырнуло на дно, на глубину 88 м. Бомбежка длилась шесть часов, немцы израсходовали 198 бомб. Вышло из строя все навигационное и электрооборудование; нарушилась герметичность топливных цистерн, исправность клапанов вентиляции кормовых балластных цистерн. Лодку спас отход к побережью полуострова Рыбачий, куда немцы сунуться не решились. Из-за тяжелых повреждений Городничий получил разрешение возвращаться в базу. Весь февраль ушел на ремонт. В четвертом походе (3 - 27.3.1942) С-102 вновь крейсерствовала у Варде, а в период с 8 по 14 марта прикрывала союзный караван PQ-12. Ее действиям сильно мешали штормовая погода и снежные заряды, а единственная возможность выйти в атаку 4 марта оказалась упущенной из-за того, что рулевой-горизонталыцик «утопил» (то есть заглубил) лодку. Пятый поход продолжался с 18 мая по 1 июня. На этот раз район патрулирования лежал в западном шхерном участке немецкой коммуникации, у острова Рольвсё. Действовать там в период полярного дня оказалось крайне рискованно, и Городничий старался держаться подальше от берега. Следующий поход (24.9 — 17.10.1942) был совершен к северной оконечности Новой Земли — мысу Желания — для перехвата вражеских надводных и подводных рейдеров, действовавших в Карском море. Ни одной встречи с ними не произошло. С 5 по 16 ноября лодка находилась в северной части Баренцева моря, пытаясь обеспечить переход одиночных союзных транспортов с Новой Земли в Исландию. К крейсерству на вражеских коммуникациях С-102 вернулась лишь в восьмом боевом походе (15.12.1942-1.1.1943). За две недели, проведенные на позиции в районе мыса Нордкап, встречи с противником не произошло. Начавшийся после возвращения капитальный ремонт занял четыре месяца.

На позицию в районе Нордкапа лодка совершила три похода (31.5-16.6, 7 — 25.8 и 1 — 17.10.1943). 3 июня она задела за нижнюю часть антенны противолодочной мины, но последовавший взрыв нанес ей незначительные повреждения. 18 августа субмарина неудачно выпустила две торпеды по транспорту, шедшему в составе небольшого конвоя. Вечером 26 декабря С-102 была послана для перехвата германского линкора «Шарнхорст», но не успела она прибыть на позицию, как стало известно, что линейный корабль потоплен англичанами. Лодку отправили на позицию к Тана-фьорду. Добиться успеха и на этот раз не удалось — из-за течи в трюме приходилось часто отходить в море для откачки воды. 3 января С-102 вернулась в базу.

В 1944 году старейшая северная «эска» совершила всего три боевых похода. Первый, с 17 по 30 января, проходил в рамках операции РВ-1. Заняв позицию в районе мыса Нордкин, 20-го лодка вышла в атаку на «западный» конвой. Четырехторпедный залп произвели с дистанции 12 кбт из надводного положения. Городничий утверждал, что слышал один взрыв (ему было засчитано потопление 6000-тонного транспорта), однако немцы, осуществлявшие профилактическое бомбометание, даже не заметили нападения. С 3 по 20 марта С-102 вновь находилась в море, в районе Порсангер-фьорда. За это время командир неоднократно обнаруживал тральщики и сторожевики, но в атаки не выходил. По возвращении субмарина стала в ремонт, окончившийся только в начале октября. 10-го «эска» покинула базу. Она удостоилась сомнительной чести стать единственной подлодкой СФ, участвовавшей в операции «Вест» и ни разу не выпустившей торпеды. За это время через ее позицию прошло, по меньшей мере, семь вражеских конвоев, но лишь единожды, 24 октября Городничий обнаружил противника. Выход в атаку сорвали вражеские охотники, сумевшие засечь С-102 до залпа. В тот же день лодка получила приказ вернуться.

С-103

Лодка (командир — капитан-лейтенант Н.П. Нечаев) перешла в Полярное 20 сентября 1943 года и 19 октября отправилась в первый боевой поход. Патрулирование в районе острова Рольвсё продолжалось до 3 ноября. В ходе него штаб флота предпринял три попытки навести лодку на идущие из Варангер-фьорда конвои, но все они из-за отсутствия сведений об используемых противником маршрутах провалились. Второй (16 — 31.1.1944) и третий (12 — 28.4.1944) походы «эски» закончились безрезультатно, несмотря на стремление командира атаковать врага. В майской операции (16 — 31.5.1944) Нечаев, очевидно, раздосадованный тем, что и на этот раз не удалось выйти наперехват конвоев, 29 мая атаковал четырехторпедным залпом «тральщики» (охотники Uj-1209, Uj-1211 и Uj-1219). На лодке слышали три взрыва и сочли все корабли уничтоженными, даже несмотря на то, что стреляли залпом с временным интервалом с дистанции 18 кбт, находясь на кормовых курсовых углах. Охотники атаки не заметили и пошли дальше, а лодка вернулась в базу. После текущего ремонта «эска» совершила пятый боевой поход (16 — 29.8.1944) в район Конгс-фьорда. Утром 23-го она выстрелила двумя торпедами по одиночной десантной барже, но не попала, а спустя час атаковала шедший в западном направлении конвой. Из носовых аппаратов с дистанции 5 кбт были выпущены три ЭТ-80 (четвертая не вышла из-за неисправности), две из которых, по наблюдению Нечаева, поразили 3000-тонный танкер. Через минуту в перископ увидели кренящееся судно, а затем шум его винтов прекратился. По данным противника, атаке подвергся танкер «Гретхен» (255 брт), но все торпеды прошли мимо и взорвались при ударе о скалы. Днем 28-го лодка вышла наперехват другого конвоя. На этот раз пришлось стрелять парогазовыми торпедами из носовых аппаратов с дистанции 12 кбт. Нечаев слышал два взрыва, но в действительности торпеды прошли мимо, поскольку немецкие корабли шли со скоростью 14 узлов, а не 8 — 9, как рассчитывал командир С-103. Канонерская лодка К-3 пыталась преследовать субмарину, сбросив около 80 глубинных бомб, но бесполезно. Израсходовав торпеды в носовых аппаратах, «эска» вернулась в базу, заявив об уничтожении 4000-тонного транспорта и сторожевика. Необходимость нового ремонта не позволила ей выйти в море ни в сентябре, ни в октябре.

С-104

С 30 сентября 1943 году субмарина (командир—капитан-лейтенант М.И. Никифоров) находилась в Полярном и готовилась к боевому выходу. Но утром 12 октября она подверглась налету звена истребителей Fw-190. Близкий разрыв 500-кг бомбы повредил балластную цистерну лодки, сдвинул с мест ряд приборов и механизмов. Она отправилась в ремонт.

Первый боевой поход (18.1 — 5.2.1944) закончился неудачно. Несмотря на сравнительно длительное пребывание в море субмарина ни разу не обнаружила противника. 24 февраля командир лодки был снят, но нового, постоянного -т капитана 3 ранга В.А. Тураева (ранее командовал М-200, а до этого — С-12 КБФ) — назначили лишь в середине марта. В море «эска» вышла только 13 апреля. До позиции дойти не удалось — выявилась неисправность гироскопа. Лодка вернулась в Полярное. 21-го апреля С-104 вновь направилась к вражескому побережью. Неудачи преследовали Тураева и дальше. 22 апреля «эска» чуть было не стала жертвой торпед, выпущенных немецкой субмариной, а попытки перехвата двух конвоев сорвались. 7 мая лодка вернулась в базу.

Успех был достигнут лишь в третьем походе (11 — 26.6.1944). Два первых конвоя атаковать не удалось, но 20 июня Тураев дал меткий четырехторпедный залп по судам каравана, шедшего на запад. Две торпеды поразили крупный охотник Uj-1209, мгновенно скрывшийся под водой, остальные взорвались в конце дистанции (Тураев считал, что им потоплены 8000-тонный транспорт и тральщик). Немцы контратаковали «эску» четырьмя десятками бомб и причинили ей некоторые повреждения. В июле лодка прошла текущий ремонт. С 15 августа по 13 сентября С-104 безрезультатно выходила на позицию к мысу Желания. Новая победа была одержана в ходе операции «Вест» (поход 8 — 24.10.1944). 12 октября Тураев атаковал крупный конвой, направлявшийся на запад. Залп осуществлялся после прорыва линии охранения с дистанции 7 кбт. От одной из четырех выпущенных торпед на дно пошел транспорт «Лумме» (1730 брт), перевозивший разобранные бараки. В ночь на 15-е, когда лодка патрулировала в надводном положении у Берлевога, был обнаружен еще один караван. Залп из кормовых аппаратов не достиг цели из-за неправильного пользования ночным прицелом. Развернувшись носом, «зека» повторила атаку. Не успел командир дать команду «товсь», как из аппарата вышла одна торпеда. Несмотря на то, что выстрел произошел случайно, транспорт водоизмещением 5000 т посчитали потопленным. В действительности противник не заметил атаки, и уж, тем более, не понес потерь. Других контактов с неприятелем за время похода не было. Указом от 24 мая 1945 года С-104 была награждена орденом Красного Знамени.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика