История Русского флота

История Русского флота.

 
» » Действия подводных лодок тип "С" на Черном море


Действия подводных лодок тип "С" на Черном море

Автор: russiaflot от 8 апреля 2017


К началу войны четыре черноморские «эски» входили в состав 2-го дивизиона (капитан 3 ранга А.В. Бук) 1-й бригады. Дивизион базировался на Севастополь, а с первых чисел ноября 1941 года — на Поти. В связи с реорганизацией подводных сил ЧФ в августе — сентябре 1942 года, с этого времени до конца войны «эски» входили в состав 1-го дивизиона (капитан 2 ранга Н.Д. Новиков).

Следует отметить, что результативность наших подлодок на Черном море была ниже, чем на Балтике и, тем более, на Севере. На первом этапе войны это объяснялось, в частности, ограниченным объемом судоходства противника, на втором — усилением неприятельской ПЛО и слабостью ремонтной базы кавказских портов, куда вынуждены были уйти черноморские субмарины. К сожалению, свою роль сыграл и уровень боевой подготовки экипажей, в ряде случаев оказавшийся явно недостаточным.

С-31

Первые два выхода для субмарины (командир—капитан-лейтенант И.Ф. Фартушный) — несение дозорной службы в ста милях южнее Феодосии (15.7— 3.8.1941) и у мыса Шаблер (21.8— 7.9.1941) закончились безрезультатно. Противника удалось обнаружить лишь в третьем походе. Им оказался румынский миноносец «Налука», но атака сорвалась из-за позднего обнаружения и большой скорости цели. Крейсерство также прошло безрезультатно, хотя именно в этот период через позицию С-31 следовали главные силы румынского флота, обеспечивавшие минные постановки у побережья Болгарии. Дело в том, что субмарина большую часть времени держалась вдали от берега. По этой же причине она не встретила ни одной цели и в двух последующих походах к мысу Эмине (29.10- 12.11.1941 и 28.1 - 14.2.1942). К числу операций, имевших хоть какой-то результат, следует отнести обстрел в ночь на 27 октября объектов на побережье Каркинитского залива (выпущено 77 100-мм снарядов).

В марте 1942 года лодка прошла текущий ремонт, после чего совершила еще один безрезультатный поход в район Ахтебол (между Сизополем и болгаро-турецкой границей). Вскоре Фартушный был переведен на минзаг Л-23, а «эской» стал командовать ст. лейтенант Н.П. Белорукое. Первым заданием для нового командира стали транспортные перевозки в осажденный Севастополь. Всего с 30 мая по 21 июня лодка совершила пять рейсов, доставив в город 204,5 т боеприпасов, 20,1 т продовольствия, 45 т бензина; в обратном направлении С-31 вывезла 59 человек. В конце июня — первой половине июля последовал очередной ремонт, а с 6 по 26 августа лодка выходила на позицию к Констанце (обнаружений не было). 12 сентября она впервые направилась к берегам Крыма. Здесь С-31 производила разведку, обеспечивала действия торпедных катеров, в ночь на 27 сентября обстреляла Ялту (выпустила 22 100-мм снаряда и была вынуждена погрузиться под огнем береговой батареи). Днем 21-го «эска» неудачно выпустила две торпеды по одиночному судну у Ялты. Через несколько часов лодку обнаружил итальянский торпедный катер MAS-572 и сбросил 14 глубинных бомб. Ночью Белоруков перевел С-31 в район Судака и днем напал на конвой, состоявший из тральщика с баржей на буксире и трех катеров. Через минуту после залпа послышался взрыв, в связи с чем баржу посчитали уничтоженной. Немцы отрицают как свои потери в этот день, так и сам факт атаки, хотя на «эске» слышали, по меньшей мере, шесть взрывов глубинных бомб. 30 сентября лодка вернулась в Поти, причем незадолго до входа в порт чуть было не стала жертвой наших же гидросамолетов МБР. 25 ноября С-31 вышла на позицию к Тарханкуту, но спустя двое суток вернулась из-за неисправности материальной части. Поход в указанный район состоялся чуть позже (4 — 24.12.1942), но закончился безрезультатно.

В январе 1943 года лодка встала на капитальный ремонт. Он продолжался более шести месяцев. 21 июня «эска» вышла в поход на позицию у мыса Тарханкут. 28-го Белоруков выпустил две торпеды с дальней дистанции по быстроходной десантной барже (БДБ), но промахнулся. 15 августа субмарина вернулась в базу. Следующее крейсерство проходило с 29 сентября по 27 октября. Утром 17-го выдался шанс атаковать уже несколько таких же барж юго-западнее Евпатории. Хотя четырехторпедный залп был дан всего с 4 кбт, попадания достичь не удалось. Скорее всего, торпеды, установленные на углубление 1,5 м, прошли под баржей, имевшей меньшую осадку. В течение дня немецкий конвой дважды подвергался ударам наших торпедоносцев. БДБ F-418 получила попадания трех торпед и была брошена немцами возле Ак-Мечети. Этот факт дал некоторым историкам основание считать, что С-31 была причастна к гибели вражеского корабля. Поздно вечером 18-го Белоруков вновь предпринял атаку. На этот раз две торпеды были выпущены с расстояния всего 3 кбт по «крупному транспорту, шедшему в охранении эсминцев и моторных тральщиков». Несмотря на победный доклад, до сих пор не ясно, кого же атаковала С-31, так как ни немцами, ни румынами это нападение зафиксировано не было.

Реально открыть боевой счет удалось лишь в 19-м походе (28.11 — 28.12.1943). 9 декабря от торпеды, выпущенной с дистанции менее 500 м, на дно пошла БДБ F-580. 17 марта 1944 года лодка вновь направилась к Тарханкуту, но никаких результатов не добилась. После начала операции по освобождению Крыма С-31 перешла на юго-западные подходы к мысу Херсонес. 13 апреля четырехторпедным залпом с дистанции 4,5 кбт Белоруков пытался потопить румынский транспорт «Ардял», но попасть в него не удалось. Вечером 18-го «эске» представилась возможность добить поврежденный нашей авиацией пароход «Альба Юлия» (5708 брт), однако при выходе в атаку подлодка была обнаружена и контратакована. 21 апреля С-31 вернулась в Поти. Последний — 21-й — поход субмарина совершила с 16 августа по 15 сентября на позицию у Бургаса. Противник опять-таки обнаружен не был, поскольку лодка держалась восточнее линии минных заграждений. Указом от 5 ноября 1944 года С-31 была награждена орденом Красного Знамени.

С-32

В своем первом боевом походе С-32 (командир — капитан-лейтенант С.К. Павленко) несла дозорную службу в районе мыса Сарыч (15.7 — 5.8.1941). Вскоре после возвращения она была направлена к мысу Эмине (25.8 — 8.9.1941), где с нее на вражескую территорию была высажена группа болгарских коммунистов. Днем 31 -го «эска» попыталась выйти в атаку на небольшой конвой, но ее обнаружил и атаковал гидросамолет. В ночь на 6 сентября она едва не столкнулась с эскортом танкеров «Тампико» и «Суперга». Обнаружив дым, Павленко объявил боевую тревогу, решив стрелять из надводного положения. Старшина, несший вахту в центральном посту, не понял команду и открыл кингстоны и вентиляцию цистерн главного балласта. Командир поздно заметил погружение лодки и приказал всплывать, когда вода уже подступила к рубочному люку. В последний момент Павленко успел спрыгнуть вниз и задраить люк, оставив на мостике четырех человек верхней вахты. Через полторы минуты С-32 вновь всплыла, но вахтенных на поверхности не оказалось.

В третьем походе (10—19.10.1941) Павленко наблюдал, как румынские корабли ставили мины у мыса Эмине (впоследствии на них погибла С-34), но не смог выйти в атаку из-за невыгодного курсового угла. Затем С-32 привлекалась к обстрелу крымского побережья, а после ремонта совершила один безрезультатный поход в район Ахтебол (7 — 25.3.1942). В апреле субмарина опять ремонтировалась, и с конца мая вошла в состав сил, выделенных для снабжения Севастополя. Начав свои транспортные рейсы одновременно с лодкой Белорукова, С-32 до 20 июня успела совершить на один поход больше. Секрет заключался в следующем: «зека» выходила из баз в темное время суток и благодаря высокой скорости хода успевала до рассвета отойти далеко от берега. Днем она также продолжала следовать в надводном положении, в связи с чем затрачивала на рейс от 17 до 22 часов — в среднем на треть меньше, чем другие субмарины. Всего С-32 доставила в осажденный город 320 т боеприпасов, 160 т продовольствия и бензина, а также вывезла 140 человек.

В свой последний поход лодка отправилась из Новороссийска 26 июня в 9.18. В Севастополь она не пришла. В большинстве наших исследований причиной гибели «эски» называют торпеды, выпущенные итальянской сверхмалой лодкой СВ-3. Эта версия не выдерживает критики хотя бы потому, что СВ-3 стреляла по неизвестной советской подлодке (возможно, ею действительно была С-32). 15 июня, а единственная находившаяся в море 26-го СВ-4 атак не производила. В то же время, по данным противника, успешную атаку нашей субмарины провели 26 июня бомбардировщики люфтваффе. Можно предположить, что корабль Павленко стал жертвой внезапного авианалета, а перевозимый «эской» груз (40 т боеприпасов и 30 т бензина) способствовал ее быстрой гибели. На борту С-32 находилось 55 человек.

С-33

Лодка (командир — капитан-лейтенант Б.А. Алексеев) вышла в первый боевой поход 6 июля на позицию в районе Мангалии. Главной ее задачей стала, фактически, не борьба на коммуникациях, а наблюдение за портом Констанца, в котором, по данным нашей разведки, готовился вражеский десант. Поэтому не удивительно, что за весь поход лодка имела единственный контакт — в ночь на 10 июля с румынской субмариной «Дельфинул». Обнаружив друг друга, обе подлодки погрузились, но атаковать не пытались. 23 июля «эска» вернулась в Севастополь. Во втором походе (27.8 — 11.9.1941) С-33 занимала позицию у побережья Болгарии (район юго-восточнее Сизополя). 4 сентября она выходила в атаку на одиночное судно, но обе выпущенные торпеды прошли мимо. Третье крейсерство (11 — 23.10.1941) проходило у мыса Шаблер. Вечером 15 октября наша субмарина была обнаружена и атакована румынским эсминцем. Вскоре в поле зрения перископов «эски» появились еще три корабля — минный заградитель «Мурждеску», эсминцы «Р. Фердинанд» и «Марашешти», но выйти в атаку на них не удалось из-за невыгодного курсового угла. На следующее утро Алексеев обнаружил этот же отряд. Румыны ставили мины в течение нескольких часов, но командир на атаку не решился — отпугивали внезапные повороты кораблей охранения и отдаленные взрывы глубинных бомб (их сбрасывали немецкие гидросамолеты, которые несколько раз обнаруживали субмарину на перископной глубине).

С-33 занимала позицию у мыса Шаблер в четвертом (4— 18.11.1941) и пятом (8 — 27.12.1941) походах. Утром и днем 6 ноября С-33 дважды атаковала эсминцы «Р. Мария», «Р. Фердинанд» и «Марашешти», выходившие из Констанцы на поиски потопленного («щукой» Щ-214) итальянского танкера «Торчелло». Оба двухторпедных залпа прошли мимо цели. По итогам года лодка числилась среди отстающих. Хотя она имела 12 контактов с кораблями и судами противника (абсолютный рекорд среди субмарин ЧФ в 1941 году), ни один из четырех выходов в атаку не завершился успехом. В середине января 1942 года субмарина перешла из Поти в Туапсе для ремонта. Он уже подходил к концу, когда 23 марта порт в очередной раз подвергся налету вражеских бомбардировщиков. «Юнкерсы» 51-й боевой эскадры избрали своей целью район стоянки лодок. Всего сюда упало 32 авиабомбы, причем одна из них, 250-кг — в 8 м от кормы С-33. Сильнейший гидравлический удар сорвал с фундаментов кормовые торпедные аппараты, сдвинул многие приборы и механизмы, в прочном корпусе появились многочисленные трещины. Аварийный ремонт «эски» продлился до августа.

14 октября С-33 вышла в очередной поход на позицию севернее Босфора. 24 октября она атаковала турецкий пароход «Туркан», но в условиях 6-балльного шторма торпеды изменили направление и прошли мимо цели. Второй поход в этот же район (19.11 —9.12.1942) завершился двумя встречами с турецкими судами, нападать на них Алексеев не стал. Новый, 1943 год «эска» встретила на позиции у мыса Шаблер (поход 27.12.1942-16.1.1943). С небольшими перерывами субмарина продолжала действовать на протяжении всего 1943 года. С 9 по 28 февраля она находилась у Феодосии. 12-го Алексееву чуть было не удалось торпедировать итальянскую подлодку, но этому помешала ошибка рулевого-горизонтальщика. С 11 по 30 апреля «эска» приняла участие в первой комбинированной операции, где действия субмарин должны были обеспечиваться разведывательными самолетами (правда, ни одной рекомендацией штаба воспользоваться не удалось). Зато в ночь на 20 апреля сигнальщики С-33 заметили вражеский конвой. Единственным судном в нем был румынский транспорт «Сучава» (6876 брт), перевозивший из Севастополя в Констанцу пустые бочки из-под горючего, в охранении шли эсминец «Р. Мария» и три моторных тральщика. Заняв выгодную позицию в надводном положении, командир выпустил с дистанции 12 кбт три торпеды. Две из них поразили пароход, мгновенно отправив его на дно. Тральщики пытались преследовать погрузившуюся лодку, но, сбросив 18 глубинных бомб, нанесли ей лишь незначительные повреждения.

Следующий, 11-й боевой поход (29.6 — 20.7.1943) был совершен в мелководный район северо-западнее Тарханкута. Здесь лодка находилась до 10 июля, обнаружив за все это время лишь один конвой из парусных шаланд, на которые решили не тратить торпеды. Далее она перешла к Босфору, но и там противник встречен не был. Аналогично протекал и следующий выход (9.9 — 9.10.1943). Сначала лодка находилась у Босфора, затем на сутки (21.9) перешла к Констанце, а далее направилась к Тарханкуту. На переходе рано утром 22-го она обнаружила встречный вражеский конвой (танкер «Продромос», минзаг «Мурджеску», три тральщика), выпустила по нему три торпеды, но промахнулась (хотя командир доложил о потоплении транспорта). 7 декабря С-33 вышла в район Тарханкут—Евпатория. 14-го Алексееву не удалось совершить нападение на крупный конвой — его лодку засекли морские охотники еще до выхода в точку залпа. Через неделю лодка опять встретила пару охотников типа «КТ» (Перестроенные из корпусов военных транспортов типа «КТ» (тоннаж 830 брт) охотники первоначально принимались нашими подводниками за транспорты, а затем, когда выяснилось их назначение, за «суда-ловушки»), но вновь была обнаружена и подверглась длительному преследованию, в ходе которого противник сбросил 117 глубинных бомб. 27-го «эска» сумела подкрасться к «транспортам» на дистанцию 1,5 кбт и выпустить 4 торпеды. Одна из них поразила Uj-101, но, поскольку ударник не успел прийти в боевое положение, не взорвалась. Две другие не попали в корабли, но взорвались рядом с ними. Охотник серьезно пострадал, а уцелевший Uj-106 подверг лодку длительному преследованию и сумел нанести ей небольшие повреждения. Их удалось устранить на позиции, и днем 6 января 1944 года Алексеев еще раз неудачно атаковал небольшой конвой. 9-го лодка вернулась в Поти.

Последовавший ремонт удалось завершить лишь к началу мая. 9-го лодка вышла для участия в операции по освобождению Крыма. Поскольку ее позиция (юго-западнее мыса Херсонес) находилась в стороне от конвойных маршрутов противника, единственной удачей стало потопление артиллерийским огнем брошенной сдрейфовавшей БДБ (очевидно, F-130) утром 12 мая. С учетом последнего результата по итогам боевой деятельности лодка была удостоена гвардейского звания, Алексееву присвоили звание Героя Советского Союза и повысили в должности до командира 1-го дивизиона. Последний поход к берегам Болгарии (16.8 - 15.9.1944) С-33 совершила под командованием капитан-лейтенанта В.И. Матвеева, ранее командовавшего отличившейся в крымской операции субмариной А-5.

С-34

С 15 июля по 5 августа 1941 года лодка (капитан 3 ранга Я.М. Хмельницкий) выходила на дозорную позицию на полпути между Евпаторией и Констанцей. Следующий поход был (6— 19.9.1941) к мысу Шаблер. 7-го лодке представился шанс выйти в атаку на румынские корабли — через ее позицию проходили эсминцы «Р. Фердинанд», «Марашти» и отряд траления (канлодки «Гикулеску», «Думитреску» и буксир «Бессарабия» в охранении трех миноносцев). За три часа маневрирования Хмельницкий упустил эсминцы, но в 14.41 выпустил одиночную торпеду по «Думитреску». Торпеда прошла мимо, а миноносцы «Налука» и «Сборул» сбросили глубинные бомбы — к счастью для С-34, с некоторых из них румыны впопыхах забыли снять предохранители. Других встреч с противником ни в этом, ни в следующем (17 — 28.10.1941 она занимала позицию у мыса Эмине, которую незадолго до ее прихода заминировали румыны) походах лодка не имела. Очередное крейсерство стало для «эски» последним. 8 ноября она вышла из Поти, а уже 14-го на берегу в районе Сизополя были обнаружены тела двух членов экипажа С-34. Очевидно, лодка подорвалась на мине, а моряки утонули, пытаясь доплыть до берега после выхода из затонувшей на мелководье субмарины. На борту лодки погиб 51 человек.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий


 
Яндекс.Метрика